Анатолий Баранов: получрезвычайное положение сегодня – дежавю 1993 г.

Об упущениях в голосовании по Конституции в коронавирусный период размышляет главный редактор "Форум.мск" Анатолий Баранов. Беседу ведет Вадим Горшенин, председатель совета директоров медиахолдинга "Правда.Ру".

Конституция, деньги и катастрофы

— Президент завил, что самое выгодное время голосовать за поправки в Конституцию — день 1 июля. Как вы вообще к этим поправкам относитесь, что там есть положительное и что отрицательное?

— Надо, наверное, начать с Конституции 1993 года. Вообще это немного фиктивный документ, потому что мы прекрасно знаем, что ряд положений данного основного закона почти или фактически не работают. Особенно это касается второй главы, где речь о гражданских правах. Уже Лимонов успел умереть, а все равно 31-я статья действует крайне избирательно.

Вот недавно опять арестовали журналиста и депутата Илью Азара, ему дали 15 суток за одиночный пикет. При том, что дополнили Конституцию Законом о митингах, где ясно сказано, что одиночный пикет точно не является массовым мероприятием. Но привлекли его именно за несанкционированное массовое мероприятие в период коронавируса, что смотрится как-то анекдотично. Хорошо, что срок не уголовный, но 15 суток человек будет сидеть.

— Я связывался с полицией, и в принципе у них достаточно аргументированная позиция. Согласно ей, одиночный пикет — да, не массовое, но публичное мероприятие, согласно закону. А в указе мэра — другой вопрос, насколько он конституционен — написано то, что публичные выступления запрещаются.

— Публичность одиночного пикета, когда там нет никого, кроме пикирующего и сотрудников полиции — это тоже вопрос. А в Конституции, которую мы будем сейчас поправлять, четко указано, что указы президента и законы РФ не могут противоречить ее положениям. Про указы мэра Москвы или там Урюпинска вообще ничего не сказано. И до последнего времени я считал, что указы издает только президент, а главы регионов — распоряжения, постановления. А в Москве теперь указы Собянина. Я не могу сказать, что они незаконны, просто интересно: а если бы он стал издавать энциклики, как Папа Римский?

Конституции нынешней 27 лет. Мы уже успели изучить по ней правоприменительную практику, прекрасно поняв, что "закон, что дышло — куда повернул, туда и вышло". Мы понимаем, что принималась она на фоне чрезвычайного положения и никакого публичного обсуждения не было и быть не могло. Тогда войска и ОМОН из столицы еще не вывели. Как чертика из табакерки Конституцию достали и вроде как полюбили.

— Она была еще подменена, потому что на всенародное обсуждение в начале 1993 года выносили один текст, и вдруг в декабре он оказался совсем другим.

— Ее делал временный творческий коллектив под началом Шахрая. Небольшая группа вполне приличных специалистов, которые создали на коленке документ, более четверти века он существует, и каких-то выпирающих из него углов просто нет.

Если говорить о сегодняшних поправках в Конституцию, то сейчас их вносит парламент, а президент подписывает, и для этого народ собирать не нужно. Есть только несменяемые главы, их нельзя как-то переделывать. Но существующий массив поправок в них ничего и не вносит. Всенародного голосования-то уже и не требуется. Но для легитимности процесса решили вынести это все на общенародное голосование. И проводиться оно будет не по закону "О референдуме", а по каким-то иным правилам, принятым на указном уровне.

А вдобавок это получрезвычайное положение — опять же, дежавю 1993 года. Захочешь задать вопросы — а кому? Пескову в больнице по Skype? Уже, честно говоря, общественность подзабыла, про что мы говорили. И вдруг так неожиданно. И не просто 1 числа, а с предподготовкой. У нас вот 24 июня будет парад, а с 25 числа — вроде как можно дистанционно голосовать. И какие там нормы, какие наблюдатели? Их по понятным причинам не будет. Механизмы контроля — по понятным причинам сомнительные.

Нет даже уверенности, что у Избиркома корректны списки избирателей — у нас эпидемия. Кто-то умер или еще помрет, кто-то лежит больной — сколько заболевших в больницах! У него трубка из носа торчит, в него воздух качают — он будет дистанционно голосовать?

— "За"!

— Это понятно, это короче. Такие вот фельетонные вопросы, но увы, других не возникает. И вопрос "ходить — не ходить" даже не стоит — совершенно непонятно, куда ходить, зачем, как голосовать. Так что для оппозиции лучше всего настаивать на том, чтобы процесс перенесли на мирное время какое-то, когда можно будет все обсудить. В законе "О референдуме" требуются еще и альтернативные проекты. Может, все-таки надо, чтобы кто-то вынес и альтернативный проект на голосование?

Неуверенное время

— Я смотрел последнее исследование "Левада-Центра", и если не ошибаюсь в цифрах, то порядка 70% готовы как-то проголосовать, из них 45% — "за". Но если 45 из 70%, то в любом случае за Конституцию проголосует меньше 50% имеющих на это право. Хотя и за действующую голосовали порядка 35%.

— В то время было очень легко натягивать любой результат. Военное положение, хозяин-барин. Сейчас все-таки не война. Мне кажется, что наше общество достойно намного большего уважения, сделать надо все как-то попрозрачнее. Я сегодня заходил в Сбербанк — в варежках, в наморднике. Там мне говорят: "Вы не можете на секунду снять маску?" То есть надо снимать маску, чтобы идентифицировать человека по паспорту. Как мы это будем наблюдать на избирательном участке? В неразвитых странах на руку чего-то мажут. Можно чип куда-нибудь…

— Нет, Анатолий, придем — нам скажут: "Раздевайтесь".

— Я в свое время в фельетоне смешнее приводил. Чип надо вживлять прямо в задницу. Подошел к тебе милиционер, ты ему задницу показал — вcе в порядке, проходи. А что еще?

— Понятно, что одними из мест, где будет голосование, станут те же школы, в которые мы приходим на выборы. А третьего июля уже назначено начало ЕГЭ. Его будут сдавать люди с самым разным социальным положением — не у всех есть деньги на смену масок — и разной степенью заболеваемости. И притом освободили тех, кто не поступает. То есть придут лучшие, которые надеются на свои силы, что они пойдут в вузы и станут специалистами.

— Я думаю, что таких технологических противоречий будет "всплывать" еще много, так как все готовится впопыхах. И неплохо бы убедить руководство этот вопрос все-таки перенести. Как — не могу сказать. Окончательный выход из эпидемии по программе правительства планируется в начале июля будущего года. То есть некоторые ограничения будут оставаться

  • и осенью,
  • и зимой,
  • и весной еще.

И зачем в таких условиях нужно, прямо скажем, не обязательное и не сверхсрочное голосование? Держава не рушится, Белый дом не горит. Система работает, несмотря на болеющих министров. Я уже не говорю, что мы подвергаем людей риску заражения.

Если есть вопросы в отношении основного закона, эти вопросы будут существовать всегда. В учебниках истории напишут: вот тогда-то приняли не так.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...