"Роковые женщины" губят мужчин веками

Роковых женщин на большинстве европейских языков принято называть Femme fatale. Понятно, это не наше «изобретение», но и совсем не европейское. В некоторых ранних апокрифах христианства, которые не вошли в канонический текст Библии, первой женщиной на Земле была вовсе не Ева, а злой дух женского пола Лилит. В Библии упоминается один раз, в книге пророка Исаии (34,14): «И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и лешие будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать ночное привидение (Лилит) и находить себе покой». В еврейской традиции Лилит насильно овладевает мужчинами, чтобы родить детей. Хотя в иудейском быту она чайлдфри (childfree - свободный от детей) - противница деторождения.

Количество сирен - полуженщин-полуптиц греческие авторы так и подсчитали. Собственно, эти демонические существа неизвестно от кого произошли. По одним мифам - от реки Ахелой и одной из муз: либо от Мельпомены, либо от Терпсихоры. По другим - они дочери Стеропа. Обитательницы скал, усеянных костями и высохшей кожей их жертв, они заманивают их чудесным пением. Сирен отождествляли с демоническими и сулящими беды гарпиями и керами (эриниями) и воспринимали их как муз потустороннего мира, изображая на надгробиях. Мимо острова сирен проплыли и выжили Одиссей и аргонавты. Первый был привязан к мачте, пока у его товарищей уши были залеплены воском, а вторых спас заглушавший их пение Орфей.  

 

От библейских образов роковых красоток Далилы, Иезавели, Саломеи в период романтизма был сделан небольшой шажок к «коринфской невесте» Гёте, Джеральдине Кольриджа, «безжалостной красавице» (La Belle Dame sans Merci) и ламиям Китса, упырям Алексея Константиновича Толстого, цыганке Кармен Проспера Мериме. Зачастую они были не живыми женщинами, а исчадиями ада. Итак, от седой древности был переброшен «мостик» к зародившемуся кинематографу, где роль сексуальной вампирши - вамп - исполняли актрисы из плоти и крови. Таких как, Теди Бара (на фото) и Хелен Гарднер.

Наряду с мифическими, так и литературно-кинематографическими героинями были живые женщины. Прежде всего, всевластные царицы и могущественные фаворитки. В эпоху до существования рейтингов и вплоть до сегодняшнего дня наибольшей популярностью пользуется египетская царица Клеопатра, сумевшая забраться в постель к двум римским завоевателям - императору Юлию Цезарю, от которого она родила сына Цезариона, и полководцу Марку Антонию.

Среди литературных героинь классической литературы и беллетристики первого разряда, принято называть Настасью Филипповну из романа Достоевского «Идиот», Миледи из «Трех мушкетеров» Дюма-отца, Маргариту Готье из «Дамы с камелиями» Дюма-сына.

 

С расцветом в 1940-е годы на экране жанра «нуар», появилась очередная разновидность «роковой женщины». Коротко говоря, волка в овечьей шкуре. У них ангельский взгляд, миловидное личико, но они штабелями укладывают мужчин - если бы к постель (куда же без неё?), скорее - в могилу. Перечислим лишь наиболее запомнившихся: Кора из «Почтальон всегда звонит дважды», Филлис Дитрихсон из «Двойной страховки», Розали из «Леди из Шанхая».  

 

Очередной «роковой» стала уже не женщина, а девочка-отроковица, для которой Владимир Набоков измыслил слово «нимфетка», вошедшее неологизмом во все языки. Так была обозначена главная героиня романа «Лолита» и по аналогии с ней девочки-подростки в возрасте от 9 до 14 лет, осознающие силу своей сексуальности и влияния на (особенно!) великовозрастных мужчин. К слову, в Японии подобный типаж имел распространение с давних пор и вплоть до сего дня, когда стареющие и не только японцы похотливо улыбаются, глядя на шаловливые коленочки, бесстыдно обнаженные между короткими юбчонками и белыми носочками.