Их погубили революции

Череда революционеров, большая часть которых плохо закончила свою жизнь. Джордж Вашингтон (George Washington) - революционер, изображенный на однодолларовой купюре, сверкает своим пудреным паричком, несколько поеживаясь от соседства китайских товарищей.

Читайте: Юань заменит доллар?

Национальным героем Греции может быть, скажем, Спартак. Допустим, он - фракиец. Но героем каменистой страны стал английский поэт Байрон. Пииту было настолько скучно в не по-детски чопорной Англии, что он развлекался как мог: то соблазнил единокровную сестру, то предался внебрачным половым связям. Английскому лорду, в отличие от поручика Ржевского, говорить, точнее, писать не возбранялось. Но адреналина явно не хватало, и Байрон подался на Восток, где и сложил буйну головку, предварительно женившись на гречанке. О, бедный, бедный Байронопулос.

Читайте: Желающие стать британцами будут учить гимн и Байрона

Пьер-Огюстен Карон де Бомарше (Pierre-Augustin Caron de Beaumarchais) - безусловно, драматург и публицист, но зачем же оружием торговать? Перефразируя бессмертную фразу Гоголя про стулья и Александра Македонского. Бессмертие ему доставили «Севильский цирюльник» и «Женитьба Фигаро», но последующие творения, включая «Мемуары», не сорвали аплодисментов у современников. Во время войны за независимость американских колоний от Англии Бомарше нажил богатство на поставках оружия будущим США. «Откупори шампанского бутылку иль перечти „Женитьбу Фигаро"», - советовал Пушкин.

Читайте: Бомарше - пройдоха и гений

Поэт в Венгрии, в отличие от России, не более чем поэт, но если его зовут Шандор Петёфи (Petőfi Sándor) - он революционер. Один из руководителей революции 1848-1849 в Венгрии. Только в Англии революции могут быть «славными». Наш брат как-то чурается давать этому «бессмысленному и беспощадному бунту» вдохновленные эпитеты. Пусть англосаксы разогревают таким образом свою рыбью кровь. Точные обстоятельства гибели этого славянина, но не мадьяра неизвестны. Говорят, его кости, подобно останкам мамонта, схватила вечная мерзлота в Сибири, но может, героя, словно букашку, насадил на пику казачок царской армии Паскевича. «Раз на кухню залетел я...» - начинается одно из стихотворений поэта, ставшего народной песней.

Кемаль получил прозвище Ататюрк - «папаша всех турок». Папой всех китайцев вполне мог стать Сунь Ятсен, посмертно заслуживший титул «отца нации». Его литературный псевдоним - Сунь Вэнь. Китайцы хорошо умеют считать. Сунь Ятсен прославился учением о трех народных принципах и введением конституции пяти властей. Учитель Сунь Ятсен говорил: «Познать просто, осуществить на практике трудно».

Читайте: Сто лет одиночества и претензий Пекина

Лучший мексиканский ресторан Москвы «Панчо Вилья» (Pancho Villa) появился в российской столице лишь после того, как было покончено с СССР. Ирония истории заключалась в том, что именем этого мексиканского революционера в Стране Советов ничего не называли. Не было улиц его имени, как Сакко и Ванцетти. Их мы вспомнили неслучайно. Мирей Матьё исполняла две разные песни, в одной из которых пелось про двух итальянцев, в другой - про мексиканца. Именно лирический герой ее Ciao Bambino, sorry своими усищами и ковбойскими сапогами напоминал Панчо Вилью, а француженка кокетливо посылала его: «Пока, детка, извини!»

Лейбу Давидовича Бронштейна сызмальства называли Левушкой или Львом. Когда он вырос, он автоматически взял себе псевдоним Троцкий. Так звали надзирателя одесской тюрьмы. Чем, кроме звучной фамилии, он запомнился начинающему революционеру, не известно. Творца октябрьского переворота и теоретика перманентной революции Льва Троцкого на дензнаках не печатали, а огрели по головушке ледорубом.

Читайте: Истории любви: Троцкий и хромоножка