Шмидт: "Статус Софийского собора определит международное сообщество"

Можно ли мусульманам молиться в православном храме, сделает ли Турция Софийский собор мечетью и как может отреагировать президент России, рассказал ведущей "Правды.ру" Любови Степушовой директор Центра религиоведческих и этнокультурных исследований Института госслужбы и управления президентской академии Вильям Шмидт.

Как Путин ответит на превращение Святой Софии в мечеть?

Читайте начало интервью:

Древнейшая традиция

— Нам, православным, православная церковь запрещает молиться в мечетях, то есть в выстроенных культовых сооружениях мусульман. Почему у мусульман нет аналогичного запрета? Почему они с удовольствием молятся в Софийском соборе и считают его своим? Ведь он построен для прославления Иисуса Христа и относится к другой религии.

— Это просто древнейшая традиция. Многие храмы, в том числе православные и храм Гроба Господня, кстати, стоят на месте древних святилищ, то есть на месте капища. Капище — это святыня, которая была посвящена какому-то языческому богу. Когда идет духовное взросление, люди отвергают языческие представления и переходят на монотеизм. Они расчищают святыню прошлого этапа и иногда ее переделывают полностью. Раньше был запрет на строительство новых храмов. Можно было старый храм, то есть престол, где восславлялось имя Бога, переносить в новое место, потому что народ кочует. Воссоздается новая конструкция, но на старом престоле.

Поэтому когда Константинополь в 1453 году рухнул, пришло новое государство на эти территории, установило новые законы и что-то переделало в соответствии со своей идеологией. И вот тогда эта православная святыня превратилась в мусульманскую.

Цивилизованные последствия

— Вильям, вы меня спрашивали в начале интервью, почему меня лично волнует вопрос превращения Софийского собора в мечеть. Я могу ответить так: российское православие зародилось именно в этом соборе. Когда послы князя Владимира приехали в Константинополь и вошли в этот собор, они потом описывали Владимиру свое состояние как между землей и небом. И благодаря именно этой божественной воле, божественному вдохновению, Россия стала православной страной. Поэтому, конечно, это русская святыня, а не просто православная и не просто христианская. Наши корни оттуда. Поэтому, я думаю, это волнует любого русского православного человека и, в частности, нашего президента. Но он никак не реагирует. Почему, с вашей точки зрения?

— Я не думаю, что президент должен реагировать на эту историю. Господин Эрдоган абсолютно прав: это внутреннее дело турецкого народа. Посмотрите, он дал поручение проработать этот вопрос, чтобы было принято решение по отношению к данному памятнику. Сейчас собор является памятником, у нас в Кремле все храмы в таком же статусе. И там есть возможность служить.

Решение о статусе Софийского собора будет принимать международное сообщество. То, что Турция несет особую ответственность за него, тоже очевидно для всех.

Поэтому я бы не стал спекулировать и подогревать интерес к этой историю. Это вопрос политической торговли. Она может оказаться базарной, а может оказаться цивилизованной, продемонстрируется дух турецкого народа. Может быть, они скажут нам: "Это святыня ваша". Может быть, даже патриарху Константинопольскому Вселенскому будет предложено: переезжай и служи здесь, пусть будет, как раньше.

— Это, конечно, было бы замечательно!

— Тогда мы увидим, какая историческая ответственность у турецкого народа. По той простой причине, что все религии движутся, как параллельные поезда, и их колеи никогда не пересекаются. Все религии могут существовать в рамках гражданского законодательства, чтобы колеи, по которым они движутся и славят каждый свое, не пересекались и не было конфликта. Поэтому я надеюсь, что инициатива Эрдогана будет иметь последствия в цивилизованной форме.

Со своей стороны я бы выразил обеспокоенность тем, что турецкие власти приняли решение в день завоевания Константинополя, 29 мая. В храме была прочитана сура. Но здесь я тоже ничего не могу сказать. Когда Фатих (Завоеватель) вошел в храм, он же прочитал молитву на обновление храма. Точно так же сделал бы и российский президент. И вы, когда заходите в новый дом:

  • сначала делаете уборку,
  • затем осеняете крестным знамением,
  • потом начинаете там жить.

В прошлом году и в этом году в Софийском соборе была прочитана сура — думаю, можно было бы воздержаться от такого действия. Но, с другой стороны, есть историческое прошлое стран. Мы что, сейчас будем указывать исламскому народу, который построил такую древнюю цивилизацию, как себя вести у себя дома? Даже если в этом доме есть какие-то особенности, приобщенные к нашей культуре. Тогда мы просто откажем себе в праве быть суверенными.

Его превосходительство президент Российской Федерации — вменяемый, очень аккуратный человек, и он понимает, где эта грань.

— Конечно, Путин не будет указывать. Он, может быть, посоветует.

— Конечно. Если Турция будет настаивать на своем решении, этот вопрос будет вынесен на повестку дня в ООН. Тогда президент Российской Федерации будет иметь полное право и возможность высказаться. Думаю, что уже идут консультации на эту тему, в том числе на уровне МИД, по поводу данной ситуации и ее перспектив.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...