Украинский уран для Франции: экономика обороны

На оси тайной дипломатии между Францией и Украиной наметился очередной перспективный тренд — расширение урановых транзакций.

АЭС
АЭС

Вот уже не один месяц аналитики от энергетики крупных структур, секретных и официальных, безрезультатно ломают себе голову: как Франция намерена выйти из грядущего кризиса в области производства электричества и своего стратегического сектора обороны. Ведь ни для кого не секрет, что Париж попал в энергетическую зависимость от Вашингтона, продав ему транснационального гиганта и гордость французской промышленности Alstom, производившего турбины для французских АЭС. Теперь необходимые механизмы могут быть поставлены во французские теплоцентрали только новым владельцем — американским General Electric.

А потом новые бедствия обрушились на "головы беспечных парижан": теперь Францию вежливо просят уйти из некоторых африканских стран — в частности, Мали, где надменные галлы привыкли себя чувствовать, как дома. И в данном случае вопрос не в национальной гордости, а в уране, то есть том сырье, которое этот постоянный член Совбеза ООН привык щедрой рукой черпать из закромов Чёрного континента. Причём уйти просят не только африканцы — на помощь себе жители Африканского континента призвали российские ЧВК.

До этого французы уже протестовали, а министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан в Нью-Йорке в сентябре текущего года едва ли не хватался за лацканы пиджака главы внешнеполитического ведомства России Сергея Лаврова, темпераментно требуя вывести из Мали и 4 стран региона Сахель ЧВК "Вагнер" и угрожая России "тяжёлыми последствиями". Но россияне… не вняли. Поэтому, похоже, им и назначили рандеву в Париже, чтобы всё понятийно и жёстко обсудить. Ведь за месяц до прибытия нашей делегации, то есть в октябре, Ле Дриан в интервью для канала France 5 заявил, что Москва, мол, делает "попытки дестабилизации наших (западных) обществ, ценностей, демократий". То есть, скорее всего, россияне ударили по самому что ни на есть французскому подбрюшью — по урану, сиречь энергетической безопасности Пятой республики.

Справка:

Более 85% энергетических потребностей Франции обеспечивает именно атомная энергия. Кроме того, ресурса ныне действующих 19 АЭС постоянно не хватает — приходится закладывать новые. Но откуда взять сырьё, если вдруг привычный африканский ресурс перестанет быть доступным? Ведь последний урановый рудник во Франции в Жуак-ле-Бернардэн (Jouac-le-Bernardin) был закрыт в мае 2001 г. Тогда было добыто всего 195 тонн ценной руды. В следующем году было выдано на-гора ничтожных по меркам экономики 18-20 тонн.

Как выяснилось теперь, после возможной утраты Африки в качестве альтернативного поставщика рассматривается даже… Украина.

Париж стоит африканского и украинского урана

АЭС
АЭС

Если посмотреть на запасы урана в мире, то неожиданно выясняется, что у Незалежной они значительно больше, чем у той же Франции: у Парижа 12500 тонн, а у Украины, между прочим, 42700 тонн (для сравнения: у России 138 тысяч тонн, а у Казахстана — вообще 432 тысячи 800). При этом экономика (в том числе и оборона) Франции не может обойтись без радиоактивного сырья. Эти данные взяты из французского источника: Le Monde et l'Energie. Enjeux géopolitiques, автор Самюэле Фэрфари (Samuele Furfari).

Похоже, французы всё-таки предприняли попытку договориться с россиянами по разделу сфер влияния на Африканском континенте. Конечно, прежде всего их интересуют Мали, Нигер, Габон и ЦАР. В некоторых из этих стран уже отметились доблестные российские ЧВК, а другие (Нигер, Намибия и Габон) больше не сотрудничают с Францией в сфере добычи полезных ископаемых. Как иначе, чем жизненно важной для Пятой республики проблемой, объяснить совсем не попавшую в прессу деловую встречу министров обороны и иностранных дел России, которые побывали с визитом в Париже (формат "2+2", 12 ноября) в конце осени? Скорее всего, речь шла о "консультациях" и глубоком зондаже. Как бы то ни было, о результатах переговоров французские СМИ молчат, как немые. Но неожиданно во Франции прорезался резкий интерес к событиям на Украине, а в речах Эммануэля Макрона появилась воинственная риторика.

Справка:

Украина обладает урановыми месторождениями и горно-обогатительным комбинатом в Жёлтых Водах. Всего у неё 21 месторождение (крупнейшие — Первомайское и Желтореченское) — в том числе прямо под городом Кировоград. В 2017 году Киев разрешил частный оборот урановых рудников, а с 2019-го, по некоторым сведениям, владельцем ООО "Атомные энергетические системы Украины" стал бизнесмен, близкий к Арсену Авакову.

Иными словами, как сказал в далёком 1593 году тогда ещё будущий французский король-протестант Генрих Наваррский (будущий Генрих IV), когда ему, в обмен на корону, предложили стать католиком: "Париж стоит мессы". Перефразируя, спасение французской энергетики стоит даже контакта с таким нерукопожатным для западных чистоплюев персонажем, как главный покровитель запрещённого в Евросоюзе "Айдара".

Впрочем, в Африке французские колонизаторы тоже привыкли общаться отнюдь не с мальчиками из хора. Касаемо Украины французская специализированная в атомном бизнесе корпорация Orano (в прошлом Areva) уже делала заход на цель в 2014 году. Тогда речь шла о Сафоновском месторождении (разведанные запасы — порядка 3 тысяч тонн руды). Но что-то не срослось. Теперь призрак энергетического краха громко стучится в дверь Елисейского дворца.

Между тем, предварительные контакты с Киевом уже были установлены в 2015 и, в дальнейшем, в 2018 году. Шесть лет назад украинский "Энергоатом" подписал соглашение с Orano на поставку урана для своих реакторов, а тремя годами позже — на переработку отработанного топлива на заводе в Гааге. Неудачные тепловыделяющие элементы (ТВЭЛы не соответствовали типу реакторов) от американского Westinghouse, должно быть, только укрепили "сердечное согласие" на французском направлении.

"Ничего личного — как в Чикаго"

Донбасс, блокпост
Донбасс, блокпост

К сожалению, для бесконтрольной промышленной разработки украинских недр ничто не может быть лучше, чем небольшая война — например, в Донбассе. Вооружённый конфликт создаёт хаос, а под шумок можно начать операцию по добыче в привычном для Парижа формате, где под охраной штыков Иностранного легиона дело было налажено достаточно хорошо. Может быть, как знать, и легионеры в скором времени появятся в восточных весях нашей славянской соседки…

Как бы то ни было, доступ к австралийскому урану для французов после дела AUKUS надолго, если не навсегда, закрыт. До этого кризиса Австралия занимала третье место среди привилегированных французских поставщиков урана — сразу после Нигера и Казахстана. Выбирать, как говорится, Парижу не приходится. Тем более, что, по оценкам специалистов, ежегодно местным АЭС требуется до 8 тысяч тонн урановой руды для получения тысячи двухсот тонн необходимого топлива. По некоторым данным, в настоящее время потребность уже возросла до рекордных 12 тысяч тонн руды в год.

Конечно, Казахстан гораздо важнее для Франции, чем Украина. Однако в обстановке развала и вседозволенности, в стране, передавшей торговлю урановыми рудниками в частные руки, вполне естественно ожидать авантюрных ходов сильных зарубежных игроков. Россию же это не может не беспокоить, так как строить шахты и добывать опасное сырьё будут в непосредственной близости от наших границ.

Присоединяйтесь к телеграм-каналу Правды.Ру с возможностью высказать ваше собственное мнение)

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google,.

Вся правда об Иностранном Легионе
Автор Александр Артамонов
Александр Артамонов — военный обозреватель, редактор французской версии, ведущий обзоров «Контрольный выстрел» — на канале медиахолдинга «Правда.Ру» *
Редактор Людмила Черткова
Людмила Черткова — журналист, обозреватель, редактор, корреспондент новостной службы Правды.Ру.