Углеродный налог ЕС будоражит: российские экспортеры подают SOS

В Брюсселе решили перейти от слов к делу и заявили о введении в действие с 2023 года трансграничного углеродного налога. Российские экспортёры с тревогой ждут наступления часа икс и призывают власти защитить их интересы. Переговоры с Брюсселем обещают быть напряженными.

зеленая экономика

О европейской "Зелёной сделке" (EU Green Deal) вовсю заговорили с конца 2019 года. Тогда в Еврокомиссии объявили о планах к 2030 году снизить выбросы парниковых газов на 55% к уровню 1990 года и переходе к углеродной нейтральности в 2050 году. Еще раньше, в 2035 году, в странах Евросоюза хотят отказаться от автомобилей, загрязняющих атмосферу, и пересесть на электромобили. Новая экологическая политика затронет и такие отрасли, как:

  • электроэнергетика;
  • сельское хозяйство;
  • авиация;
  • судоходство;
  • жилищный сектор.

Евросоюз идёт в авангарде борьбы с климатическими изменениями, беря на себя повышенные обязательства на основе Парижского соглашения от 2015 года. И все бы только аплодировали ударникам экологического труда, если бы не их навязчивая идея о трансграничном механизме углеродного регулирования (Carbon Border Adjustment Mechanism). Брюссель собирается в ближайшем будущем обложить импортёров "грязных" товаров специальным налогом, побуждая тем самым производителей из других стран сокращать вредные выбросы.

Среди товаров, которые подпадут под регулирование в первую очередь, названы:

  • удобрения;
  • цемент;
  • электроэнергия;
  • алюминий (включая проволоку, листы и фольгу);
  • железо и сталь (включая рельсы, трубы и цистерны).

Эксперты РБК рассчитали, исходя из объёмов импорта 2020 года, что налог затронет российские товары на сумму 7 млрд евро и составит 1,1 млрд евро в год. Это равнозначно дополнительной ввозной пошлине по ставке 16%! К тому же углеродный налог могут распространить и на другие товары, например, нефтепродукты, которые являются основной статьёй европейского импорта из России.

Потребление

Механизм углеродного регулирования при первом знакомстве выглядит довольно запутанной системой. Импортёры товаров в Европу должны будут покупать специальные сертификаты и обменивать их на право ввезти углеродоёмкую продукцию. "Авторизованный заявитель" будет подавать ежегодную декларацию с данными об объёмах эмиссии парниковых газов по импортируемому продукту. Как следует из проекта Еврокомиссии, цена тонны СО2 будет равна средней цене, определяемой на аукционах в рамках системы торговли квотами на выбросы ЕС.

В этой связи стоит заметить, что в России закон об ограничении парниковых выбросов принят лишь совсем недавно и предоставлять отчёты о выбросах он обязывает начиная с 1 января 2023 года. Отдельные российские компании, такие как "Русал" и НЛМК, добровольно и досрочно стали раскрывать информацию о своём углеродном следе, но это пока не массовое движение. В Минэкономразвития не понимают, как Брюссель будет взимать плату при отсутствии у нас систематических измерений и будут ли в ЕС готовы принимать данные российских производителей.

Вопросы к налогу от "Русской стали" и МЭР

Углеродные единицы стали в Евросоюзе ценным товаром: их цена в системе EU ETS (European Union Emissions Trading System) резко выросла с 20 евро перед пандемией до 50-60 евро в текущем году. Прогнозы западных экспертов обещают в 2030 году рост цены У. Е. (чем не новая валюта?) в диапазоне от 70 до 90 евро, что не сулит ничего хорошего российским экспортёрам углеродоёмких товаров.

В своём исследовании комиссия ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) отметила, что наибольшие потери от налога понесут Россия и Украина. Расчеты РБК привели к грустным выводам: углеродный налог в отношении российских товаров будет примерно таким, как его сумма для Турции, Украины и Великобритании вместе взятых. Поэтому глава МЭР Максим Решетников выразил опасения, что механизм углеродного налога может затормозить, а в некоторых случаях и вовсе остановить традиционную двустороннюю торговлю между Россией и странами ЕС.

Спад экономики

В ассоциации "Русская сталь", куда входят крупные металлургические компании, заявили, что планы ЕС влекут существенные риски для глобальной экономики и черной металлургии. По их мнению, представленный проект "избирательно подходит к выбору товаров в рамках отраслей, включаемых в охват нового сбора". Такая схема не проходит тест на соответствие декларируемым климатическим целям ЕС и может привести к существенному рыночному дисбалансу, порождая неравные условия конкуренции с европейскими производителями, считают в "Русской стали".

Проблема еще и в том, что детали расчета углеродного следа отнесены к подзаконным актам, которые Еврокомиссией пока не разработаны. Отечественные металлурги указывают на то, что проведение расчетов по сложной европейской методологии и обязательная внешняя верификация выбросов могут стать серьёзным административным барьером для поставок в ЕС. Из опасения потерять позиции на конкурентных рынках ассоциация "Русская сталь" призвала российские власти оперативно начать переговоры с Брюсселем.

У представителей Минэкономразвития также много вопросов к заявленному механизму углеродного налога — с точки зрения соответствия нормам ВТО и другим международным договорам. Ведь Парижское соглашение гарантирует странам право определять, какой метод борьбы с изменением климата для них наиболее эффективен. По словам Максима Решетникова, пока проект разрабатывался, коллеги из ЕС заверяли весь мир в том, что буква и дух соглашения ВТО будут полностью соблюдены, но теперь уверенности в этом нет.

"Глобальную проблему можно решить только с помощью скоординированных действий всех стран, — заявил министр Решетников. — Тем более что Рамочная конвенция ООН об изменении климата прямо говорит о том, что меры по борьбе с изменением климата не должны использоваться для ограничения международной торговли".

План, основанный на своевольных правилах

Надо сказать, что Россия не одинока в своём нежелании слепо следовать инструкциям из ЕС в вопросах углеродного регулирования. По мнению аналитиков Фонда защиты окружающей среды (Environmental Defence Fund), для корректной работы механизма цены на выбросы должны устанавливаться повсеместно, по всему миру. Рыночные силы нашли бы самые дешевые способы сократить выбросы, в результате затраты на исполнение Парижского соглашения могли бы сократиться на 79%.

В Лондоне отнеслись к новому плану ЕС критически, поскольку он применяется только к избранным отраслям и основан на весьма "своевольных" правилах. Например, в случаях, когда невозможно определить углеродоёмкость процессов иностранного производителя, уровень загрязнения будет приравнен к показателю 10% худших европейских компаний. Справедливый подход требует установления того, сколько углерода было выброшено при производстве конкретной продукции и каким налогом иностранные правительства эти выбросы уже обложили. Но Еврокомиссия залезать в такие "дебри" явно не желает.

Экология

Международный валютный фонд предложил альтернативу тарифам в виде согласованного на мировом уровне минимального налога на выбросы углерода, который варьируется в зависимости от ВВП. Экономист-эколог, удостоенный Нобелевской премии, Уильям Нордхаус выступил с идеей создания группой государств климатического клуба с установлением цен на углерод. С тех стран, которые отказываются присоединиться, он предлагает взимать фиксированные штрафные тарифы.

Весь мир согласился с тем, что предотвращение изменения климата — важная задача на десятилетия вперёд, стоящая перед всем человечеством. Хотя и тут не обходится без теорий заговора и споров об антропогенных факторах в климатических процессах. Тем более, действия серьёзных политиков и организаций должны быть хорошо продуманными и согласованными. В противном случае они спровоцируют порочный цикл разрушительного протекционизма.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Парижское соглашение. Что это? Кому выгодно? Нужно ли России?
Редактор: Ирина Гусакова