Хорватская бомба под миром в Боснии

Хрупкий мир в Боснии и Герцеговине (БиГ), установленный 15 лет назад после самой кровавой бойни в послевоенной Европе, может оказаться под угрозой. Президент Хорватии Иво Йосипович фактически выразил недовольство положением своих соплеменников в Боснии и намекнул на необходимость пересмотра Дейтонских соглашений, положивших конец войне.

На днях Йосипович побывал в США, где участвовал в конференции, приуроченной к 15-летию подписания Дейтонских соглашений. Отметив их историческую роль, он, однако, выразил недовольство положением боснийских хорватов. "Дейтонское соглашение выполнило самую важную функцию — остановило войну и дало Боснии новый путь. Но оно не решило всех вопросов. Сегодня все осознают, что Боснии и Герцеговине нужны некоторые перемены, в первую очередь в плане равенства всех наций", — заявил Йосипович.

Отвечая на вопросы журналистов, хорватский лидер подчеркнул, что по прошествии полутора десятков лет с момента окончания войны пора снять табу на обсуждение вопроса о положении боснийских хорватов. Йосипович отметил, что наличие этой проблемы признают и представители мусульманской и сербской общин. Он выразил уверенность в том, что в итоге будет найдено компромиссное решение, которое бы позволило хорватам в большей мере влиять на политику Боснии и Герцеговины.

Слова Йосиповича можно считать если не бомбой, то уж точно констатацией того факта, что положение дел в Боснии, фактически являющейся протекторатом Запада, далеко от идеала. Особо примечательно то, что с подобными заявлениями выступили не сербы, которых в США и Европе давно назначили виновными за все конфликты в бывшей Югославии. Католики-хорваты — плоть от плоти западного мира, им всегда благоволили и в Брюсселе, и в Вашингтоне, и в Берлине. И вдруг такое…

Читайте также: Американский умиротворитель Балкан

Сегодня в Боснии насчитывается порядка 600 тысяч хорватов (порядка 14 процентов населения страны). Вместе с мусульманами, согласно упомянутым Йосиповичем Дейтонским соглашениям, они являются государствообразующей нацией Федерации Боснии и Герцеговины, где доля хорватского населения составляет чуть более 20 процентов. В свою очередь, Федерация БиГ является наряду с Республикой Сербской составной частью "большой" признанной мировым сообществом Боснии и Герцеговины.

Формально у хорватов поводов для недовольства вроде бы быть не должно. Их представитель занимает должность президента Федерации БиГ, периодически они (по принципу ротации) возглавляют президиум "большой" Боснии. Местные хорваты имеют свои партии. В отличие от сербов, на голову которых в 1994-1995 годах неоднократно сыпались натовские бомбы и территорию которых Запад стремился урезать, хорваты были у него в фаворе. Однако не все так просто и однозначно.

До 1878 года территория Боснии была частью Османской империи и хорваты (как и сербы) находились в роли угнетаемого меньшинства. Затем этот край стал частью Австро-Венгрии, и в рядах хорватов не было единства. Часть вместе с сербами боролась за создание единого Югославянского государства, часть, напротив, была настроена антисербски. После 1918 года Босния вошла в состав будущей Югославии, управляемой сербским королем. Здесь уже хорваты вместе с мусульманами высказывали свое недовольство.

В годы Второй мировой войны Босния стала частью союзного нацистам Независимого государства Хорватия (НГХ). Хорватские усташи вместе с мусульманами устраивали карательные набеги на сербов, те также отвечали насилием. Впрочем, среди мусульман тоже были недовольные хорватским засильем — они помнили, что когда-то господствующей нацией были они. Так что считать хорватов и мусульман "единокровными братьями в борьбе против сербов" было бы преувеличением.

Когда в 1991 году начался распад Югославии, боснийские хорваты вместе с мусульманами выступили за отделение Боснии от СФРЮ. Поскольку местные сербы придерживались иной точки зрения, снова можно было говорить о мусульманско-хорватском союзе, который на сей раз был поддержан США и Евросоюзом. В первой половине 1992 года хорваты сражались с мусульманами против сербов бок о бок. Однако дальше между ними пробежала черная кошка.

Для хорватов было неприемлемым желание лидера мусульман Алии Изетбеговича создать "единую и неделимую исламскую Боснию". Потому весной 1992 года на западе Боснии была создана Республика Херцег-Босна, пошедшая на перемирие с сербами. Сторонники "единого фронта против сербов" потерпели поражение, а в руководстве боснийских хорватов все ярче прослеживалась линия на присоединение западных районов Боснии к Хорватии.

В итоге, вспыхнув во второй половине 1992 года, весь 1993 год между мусульманами и хорватами шла кровопролитная война в Центральной Боснии, причем на стороне боснийских хорватов воевала армия Хорватии, а на стороне мусульман — исламские боевики и лично Усама бен Ладен. В то же время стычки между хорватами и сербами в Боснии носили более локальный характер, что резко контрастировало с ожесточенностью хорватско-сербского конфликта в самой Хорватии.

Союз мусульман и хорватов против сербов был возрожден по указке США в начале 1994 года. Лично Билл Клинтон заставил президента Хорватии Франьо Туджмана пойти на союз с мусульманами, угрожая в противном случае Загребу санкциями. В итоге этот союз просуществовал вплоть до подписания Дейтонских мирных соглашений в декабре 1995 года. Когда же решался вопрос о статусе Боснии, то хорватов по воле США и ЕС объединили с мусульманами в Федерацию Босния и Герцеговина во многом против их воли.

И будучи по численности всего лишь третьим народом Боснии, влиять на политику страны хорваты в полной мере не могут. Поэтому нынешний президент Хорватии Йосипович и заговорил о том, что принятое в конце 1995 года положение вещей пора исправлять. И принципиально важно то, что эти слова произнес не кто-то из сербов, а президент страны, входящей в НАТО и без пяти минут члена Евросоюза. То есть фактически "свой для Запада парень" указал, что дела в патронируемой США и ЕС Боснии идут неважно.

Будут ли хорваты добиваться выделения своей национальной единицы, чему наверняка воспротивятся мусульмане? Неужели БиГ близка к новой войне? Слова президента Хорватии, положение боснийских хорватов и общую ситуацию в нынешней Боснии и Герцеговине прокомментировал "Правде.Ру" историк-югославист доцент исторического факультета МГУ Вадим Прозоров.

— Дейтонские соглашения закрепили в Боснии и Герцеговине ненормальную ситуацию, которая не изменилась и изменить которую может только чудо. Собственно говоря, именно на это и обратил внимание президент Йосипович. Впрочем, реального ущемления хорватов в БиГ нет. Дейтонские соглашения учли их интересы, насколько вообще можно учесть их интересы в этом довольно уродливом государственном образовании.

В то же время хорваты могут посетовать на многие вещи. Не в их пользу говорит более высокая рождаемость среди мусульман, с которыми они сосуществуют в рамках Федерации БиГ. Экономически Босния и Герцеговина в нынешнем виде нежизнеспособна, уровень жизни в ней куда ниже, чем в Хорватии. И пока Дейтонские соглашения остаются в силе, изменить такое положение вещей невозможно.

В то же время нельзя говорить о том, что сегодня среди боснийских хорватов сильны сепаратистские настроения и что страна стоит на грани войны. И у властей Хорватии нет оснований играть с этим. Обе страны хотят в Евросоюз, а потому должны играть по установленным им правилам. Эти правила включают в себя и соблюдение Дейтонских соглашений. Изменить картину может только изменение Дейтонских соглашений, но это находится не в компетенции Боснии, Хорватии или Сербии, а в компетенции великих держав.

О главных международных событиях читайте в разделе "Мир"

Комментарии
Комментарии


Комментарии
Oleg Kostritsa Китай превратил в жестянки два мощнейших эсминца США и Британии
Oleg Kostritsa Китай превратил в жестянки два мощнейших эсминца США и Британии
Di Dark Пожилая должница из Перми довела коллектора до самоубийства
Виктор Гольдмахер МИД: Крым - не проблема, а Россия. Навсегда
Виктор Гольдмахер МИД: Крым - не проблема, а Россия. Навсегда
vkontakte_73365283 На Украине готовят ответ песенному флешмобу "зомбированных кацапов"
Костя Осипов(Facebook) "Как на войне": Украинские военные жалуются на российский фрегат, отогнавший их от буровой установки
Владимир Мамкин На Украине готовят ответ песенному флешмобу "зомбированных кацапов"
алек камалиев Опасен ли американский "Бешеный пес"
Golda Meir Россия заставит считаться с собой — эксперт