РФ выиграла без боя валютную войну


После падения курса рубля и фондовых индексов, на фоне разрешения Совфедом использовать войска для недопущения кровопролития на Украине, СМИ стали бить тревогу, будто это угрожает экономике страны. Экономист Эльбрус Бюджетников рассуждает в Pravda.Ru, почему правительству и Банку России повезло со скачком и курса рубля и фондовых индексов.

После резкого падения курса рубля и фондовых индексов в прошлый понедельник, 3 марта 2014 года, на фоне разрешения Советом Федерации использовать вооруженные силы для недопущения кровопролития на Украине, СМИ начали бить тревогу о том, что это якобы угрожает экономике страны. Так ли это? Есть две точки зрения — одна воспитана массовой литературой по фондовому рынку, которая у всех российских фондовиков начинается с бессмертной "Незнайки на Луне" с ее паникой на Давилонской барже.

Другая — привязана к логике глобального мирового хозяйства и строится на том, что падение рубля экономике России выгодно, а некоторые сторонники теории заговоров договорились до того, что Путин специально спровоцировал кризис на Украине только для того, чтобы под шумок снизить курс национальной валюты. ("Валютные войны или конкурентная девальвация, — пишет "Википедия", — последовательные преднамеренные действия правительств и центробанков нескольких стран по достижению относительно низкого обменного курса для своей национальной валюты, с целью увеличения собственных объемов экспорта. Увеличение объемов экспорта происходит за счет снижения в местной валюте себестоимости производства отечественных предприятий-экспортеров и возможности снизить цены на продукцию экспортеров").

Не все заметили (но рынок, как утверждал создатель индекса Доу-Джонса, "знает все"), что в начале года в экономической политике в России произошло судьбоносное событие — на январской пресс-конференции, посвященной Олимпийским играм в Сочи, президент Владимир Путин мимоходом упомянул, что достигнута договоренность с председателем правительства о концентрации и даже объединении усилий на некоторых экономических направлениях, которые президент считает "принципиальными и наиболее важными". Иными словами, президент берет экономику под личный контроль и будет координировать усилия правительства, Банка России, правоохранительных органов, администрации президента и региональных властей на решение ключевых задач развития и в экономике, и в социальной сфере, "чтобы точно и своевременно давать сигналы экономике".

В результате "черного понедельника" 2014 года кабинету Дмитрия Медведева достался "подарок небес", то, на что они даже надеяться не смели — снижение курса рубля без резко осуждаемым ВТО и большой двадцаткой "валютных войн" (а ведь всего год назад — в январе 2013 года "большая двадцатка" на совещании в Москве сделала недопущение валютных войн главной темой саммита! "Мы договорились о том, — рассказывал тогда министр финансов Антон Силуанов, — что ни о каких конкуренциях валют не может быть речи. Речь должна вестись не о валютах, а о режимах этих валют, в каких режимах они функционируют"). Но у кого теперь поднимется рука обвинять Путина и Медведева в падении курса в результате угрозы войны (которой на самом деле не будет)!

Верховный Главнокомандующий знает, что паника — это плохо всегда, и ее следует прекращать даже на биржах. Паника "черного понедельника", прежде всего, атаковала рубль. Эльвира Набиуллина комментировала: "К сожалению, вмешался политический фактор. Инвесторы довольно нервно отреагировали на рост политической напряженности на Украине, пик которой пришелся на понедельник, 3 марта. В этот день утром мы приняли два решения, которые были призваны создать условия для стабилизации ситуации… Это помогло ограничить панические настроения и поддержать устойчивость рубля.

Уже к вечеру ситуация на валютном рынке стала нормализовываться. По итогам дня рубль по отношению к основным валютам потерял примерно 1 процент. Во вторник мы уже продавали гораздо меньше (сократили объем продаж в 36 раз) — около 300 миллионов долларов США, и курс рубля за день практически отыграл падение понедельника. Кроме того, учитывая ситуацию на валютном рынке, минфин объявил о прекращении покупок валюты в Резервный фонд в связи с ростом волатильности на валютном рынке".

Не все заметили, что глава Банка России резюмировала, давая сигналы нам всем: "Однако устойчивому долгосрочному укреплению курса рубля может способствовать только положительная динамика основных показателей российской экономики: более высокие темпы экономического роста, повышение инвестиций, уменьшение оттока капитала". Иными словами, мы сейчас будем заниматься реальным сектором, а на рост рубля пока не рассчитывайте даже в условиях положительного сальдо платежного баланса, которые за два месяца в условиях украинского кризиса выросло больше, чем на 10 процентов к январю — февралю прошлого года. А ведь это уже сказывается давно идущее ослабление рубля.

Набиуллина грозится достичь к концу года заявленной цели по снижению инфляции до 5 процентов, и ей хочется верить. При всех недостатках нашей кредитно-денежной политики Эльвира Сахиповна никогда не была замечена в любви к безответственным заявлениям, она свои слова взвешивает, а валютные интервенции проводит только "в целях поддержания финансовой стабильности". А если кто не понял, то она пояснила: "Мы обладаем широким спектром инструментов и достаточной величиной международных резервов для обеспечения стабильности на финансовом рынке", а повышение ставок считает за временную меру.

Но девальвация рубля выгодна России не только в макроэкономическом смысле, но и в узкобюджетном — российские фонды исчисляются в валюте, а курсовая разница идет в бюджет и может использоваться минфином без ограничений. Утверждают, что "только падение рубля в январе практически покрыло весь годовой бюджетный дефицит" И не следует забывать, что треть золотовалютных резервов России принадлежит не ЦБ, а правительству, то есть государство прямо зарабатывает на падении рубля.

Но кроме рубля, упал и фондовый рынок. Среди романтиков от либерализма он очень популярен — разговоры о падении и росте рынка, легенды о биржевых игроках, волшебные истории о двадцатилетних юнцах, зарабатывающих миллионы и разоряющих крупнейшие мировые компании на биржах, о президентах, наносящих урон в миллиарды долларов одним своим высказыванием, и тому подобные широко распространены в СМИ и в массовом сознании в целом. Практика же фондового рынка, его реальность гораздо скучнее и прозаичнее.

Он теперь, после создания мегарегулятора, правительству не подчиняется. И это показательно — для Владимира Путина теперь фондовый рынок больше не относится к реальной экономике. Это понятно. Рынок акций мало и опосредованно связан с реальным сектором экономики. Первичное размещение акций представляет собой малозначительную долю в обороте бирж, а даже в теории вторичный рынок ценных бумаг касается только передела собственности.

В самом деле, что означает любимое аналитиками понятие "капитализация компании"? Это просто-напросто цена последней сделки с акциями компании, умноженная на число акций. Но при переходе контроля над компанией акции не покупаются на биржах — договариваются за кулисами. Что касается рынка облигаций, то в современных условиях кредиты становятся гораздо более значимым ресурсом капитала, хотя, конечно, значительная их часть представляется под залог акций.

В самом деле, Газпрому, Лукойлу или Роснефти падение их акций не наносит никакого урона, они как добывали и продавали углеводороды, так и продолжают их добывать и продавать. Реальные финансовые группы, фактически контролирующие эти компании, также будут получать средства по обслуживанию кредитов. Пострадать могут только мелкие инвесторы и спекулянты, купившие акции в период высокой конъюнктуры, которые и заплатят за падение фондового рынка. Но в среде брокеров давно популярна универсальная, проверенная уже столетиями, выработанная горьким опытом злая максима: "Мелкий инвестор всегда не прав!"

Язвительный Пелевин рассказывал: "Официальная стратегия развития оркской экономики заключается в том, чтобы догнать и перегнать Биг Биз по главным фондовым индексам. В оркской экономической мысли существуют две школы, которые предлагают диаметрально противоположные пути к этой цели. Первая школа, известная как "бизантизм", считает, что следует перенять фондовые индексы у людей, а затем путем модернизации добиться, чтобы у орков они поднялись выше. Это направление экономической мысли считается классическим. Вторая школа возникла недавно. Ее основал ученый Хазм, который доказывал, что оркские фондовые индексы в принципе не могут подняться выше бизантийских, поскольку у орков нет фондового рынка. Мало того, фондового рынка давно нет и у бизантийцев — они определяют свои индексы во время торжественного гадания в Доме Маниту, и в наше время это просто один из религиозных ритуалов Верхнего Манитуизма… Перед Священной Войной… Хазма повесили на рыночной площади, чтобы ободрить население. Впоследствии Хазм был реабилитирован. На основе его идей возникло второе направление экономической мысли, "хазмизм", призывающее орков разработать свои собственные фондовые индексы — таким образом, чтобы они сразу были какие надо. Но это учение кажется многим слишком смелым и простым, отчего реальная экономическая стратегия государства основана на своеобразной амальгаме двух подходов".

Это зло, но точно отражает подходы предшествующих кабинетов, но сам факт передачи ответственность за рынки ценных бумаг от правительства к монетарным властям показывает, что сарказм Пелевина уже успел устареть — экономическая философия президента стала иной: от рыночного либерализма — к адекватному восприятию экономических реалий.

Получив ответственность и за фондовые рынки, новый Мегарегулятор должен был "расчистить площадку". Набиуллиной нужна была "ректификация" рынка для перевода его в более равновесное состояние, когда рыночные законы должны начать действовать в большей мере. Нынешний обвал дал возможность не только ректификации, но и массовому выкупу своих акций по дешевке государственными компаниями, и ни у кого не будет оснований обвинять их в использовании инсайда — война все спишет.

Доверие инвесторов и кредиторов будет восстановлено достаточно быстро. По имеющейся информации, уже сейчас ряд западных, ближневосточных, китайских (из Гонконга и Сингапура) и японских инвестиционных институтов, учитывая низкие котировки российских акций, обсуждают возможность немедленного создания новых фондов для работы в России. А пока российский фондовый рынок выполнил свою миссию — как всегда, привлек сбережения граждан, после чего очистился от "дестабилизирующих элементов" в лице мелких инвесторов. Затем начнется новый виток этой спирали — по мере очередного накопления сбережений широких слоев общества.

Это не 2008-й год, когда агрессивная политика горе-вояки Михаила Саакашвили, пытавшегося решить экономические проблемы и недовольство населения маленькой веселой войной, наложилась на глобальный кризис. Эта аналогия очевидно неуместна. Условия не те, мировая конъюнктура не та. В 2008-ом обвал на валютном рынке привел к повышению ставок, так как до того банки активно привлекали средства из-за рубежа в валюте, которые обслуживались из рублевой выручки российских компаний, что привело к заметному падению кредита в народном хозяйстве. Но мы выучили тот урок: "большинство российских компаний отказывались от валютного кредитования, будучи научены опытом 2008 года" (кроме импортеров — но тем положено, а экономика от снижения импорта только выиграет).

Сегодня Россия в гораздо лучшем положении — денег у правительства много, валюты у ЦБ — еще больше, цена на углеводороды зашкаливают, инфляция — на уровне, безработица рекордно низка, и "российские компании гораздо менее зависимы от международных долговых рынков". А тут еще подфартило с курсом рубля — противники в валютных войнах сдались без боя.

Конечно, есть проблемы у Газпрома. Многие считают, что вообще вся суть украинской проблемы, когда 40 миллионов украинцев сделали свой выбор — на демократических выборах победил президент Янукович и получил устойчивое большинство в Раде — а 10 тысяч хорошо организованных и вооруженных бандеровцев за несколько месяцев до перевыборов, на которых у Януковича не было никаких шансов, совершили военный переворот и насилием привели к власти хунту во главе с этой злой пародией на человека Яценюком, который тут же принял программу "социального каннибализма" МВФ и назначил олигархов губернаторами, связана с борьбой за передел европейского газового рынка.

Евроинтеграция Украины предполагает присоединение ее к третьему энергопакету — и это будет тяжелейший удар по Газпрому. Поэтому для европейских энергетических ТНК, пытающихся выдавить Газпром, договоренности Украины с Россией, позволяющие Киеву решить свои бюджетные проблемы, были категорически неприемлемы. Ястребы в политике — не по своей природе ястребы. Людям свойственно желать мира, и ястребами становятся, когда видят себе угрозу от людей, с которыми невозможно договариваться. Не случайно в разговоре с Обамой президент России заметил, что "пришедшее в результате антиконституционного переворота, не обладающее общенациональным мандатом нынешнее украинское руководство навязывает восточным и юго-восточным регионам и Крыму абсолютно нелегитимные решения".

Это, конечно, проблема. Не верно, что все, что хорошо для Газпрома, хорошо и для России, но обратное — верно: все, что для Газпрома плохо, плохо и для страны. Газпром — это супер "голубая фишка" на рынке, и его проблемы будут неизбежно сказываться на всех торгующихся акциях. Что же. Это проблема. И это проблема реальная. Но жизнь продолжается, и знающий все рынок стабилизируется уже с ее учетом.

Бандеровцы не были бы бандеровцами, если бы под шумок не украли (данные им под честное слово) уже переведенные правительству Януковича-Азарова 3 миллиарда 15 обещанных из российского Фонда национального благосостояния и не платили бы за газ даже после реструктуризации цен. Это потеря прямая, но от них никто не застрахован.

И вообще, украинская история еще не кончилась, и все еще может поменяться. Хотя говорят, что Яценюк прочитал две книги: одну — жизнеописание Наполеона, а вторую — "Искусство вождения войск для начинающих", Лавров не блефует, когда говорит, что на всякую западную санкцию у нас есть контрмеры, обычно асимметричные. У американцев уже рейтинг бондов снизили, а если Россия решит разом свои американские трежерис сбросить — то удар по США будет настолько страшным, что предсказать его последствия просто невозможно — никто никогда с таким не сталкивался — полтора процента рынка сбрасывают по бидам.

Читайте также: Эхо Майдана дошло до рубля

Спасти сможет Китай, если в контрпозицию встанет (но он вряд ли встанет) и сама ФРС, напечатав миллиарды новых долларов и разрушив и монетарную, и фискальную стабильность США. Невольно вспоминается детский анекдот про вождя американских индейцев в Неваде, у которого в пустыне сломалась машина, и он сигнальным костром отправил сообщение соплеменникам: "Вышлите 400 долларов". Племя разожгло сигнальным костром ответ: "Зачем тебе 400 долларов?". По случайному совпадению на расположенном недалеко полигоне в Неваде, проводится наземное испытание ядерного оружия. Племя торопливо разводит следующий костерок: "Уж и спросить нельзя…"

Лучше до этого ситуацию не доводить. Всем лучше — и американцам, и нам, и нашим украинским братьям.

А что вы думаете о падении курска рубля и фондовых индексов? Успела ли Россия заработать на черном понедельнике?

 

Эльбрус Бюджетников

Темы
Комментарии
Комментарии
Комментарии