Итоги "ближневосточного года" для России

В связи с согласованием плана перемирия Владимир Путин заявил о сокращении военного присутствия РФ в Сирии. Для российской внешней политики 2016 год по праву можно назвать "ближневосточным". Как можно оценить его итоги для нашей страны? Об этом — в комментарии обозревателя Pravda.Ru Дмитрия Нерсесова.


Война в Йемене накроет весь Ближний Восток?

В завершающемся году Россия сумела серьезно укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Во-первых, активные действия российских ВКС в Сирии позволили правительственной армии нанести несколько стратегических поражений силам международных террористов и вооруженной непримиримой оппозиции. Это полностью расстроило планы Запада и его союзников по смене режима в Дамаске и превращению Сирии в подобие Ливии или Ирака.

На этом фоне России удалось запустить работу новых переговорных форматов, в которых Запад уже не принимает участия. Речь идет о треугольнике Москва-Анкара-Тегеран и о внутрисирийских переговорах, запланированных в столице Казахстана Астане. Примечательно, что к российско-турецко-иранскому формату только что изъявил желание присоединиться Ирак. Это свидетельствует о привлекательности и потенциально высокой эффективности региональных переговорных механизмов, предлагаемых Москвой.

Если посмотреть на вещи шире, то нельзя не согласиться с мнением видного представителя конструктивной сирийской оппозиции Кадри Джамиля, выступавшего в этой студии. Он сказал, что динамика событий в Сирии является отражением коренного перелома на глобальном уровне, в ходе которого модель однополярного мира во главе с США потерпела окончательное поражение. И теперь начинается этап строительства на практике нового, многополярного мироустройства, в котором ведущие роль и ответственность будут принадлежать России и Китаю.

Второе важное достижение российской политики на Ближнем Востоке заключается в сохранении и даже укреплении практического взаимодействия с таким сильнейшим региональным игроком, как Государство Израиль. В Москве прекрасно понимают, что без учета интересов Израиля стабилизация на Ближнем Востоке невозможна. И тот факт, что ожесточенный военный конфликт в Сирии никак не затронул граничащий с нею Израиль, говорит о многом.

В глазах израильтян ответственные и последовательные действия Москвы резко контрастировали с непредсказуемой политикой Вашингтона. Это привело к тому, что ранее чрезвычайно тесные американо-израильские связи сейчас ослабли, и удастся ли их восстановить в прежнем формате — большой вопрос. А вот отношения Тель-Авива с Москвой, как представляется, могут только развиваться.

Третий момент, о котором уже упоминалось — это установление практического сотрудничества с Ираном и Турцией. Тут важно отметить, что взаимодействие с Анкарой и Тегераном ведется напрямую независимо от Запада, а также то, что оно развивается и на политическом уровне — в Сирии, и на экономическом.

Таким образом можно констатировать, что Россия создала целую систему связей с сильнейшими неарабскими игроками в регионе — Израилем, Турцией, Ираном. Таких позиций у Москвы не было никогда, даже в лучшие советские времена.

В то же время заметны и весьма существенны достижения в отношениях России со странами арабского мира.

Первое, на что нужно указать — это развитие полномасштабных связей с Египтом, крупнейшей арабской страной. Уже в ближайшее время Росатом должен начать строительство АЭС Дабаа. Принято решение о создании российской промышленной зоны на Суэцком канале. Проведены первые в истории российско-египетские маневры воздушно-десантных частей. Наконец, Египет фактически выступил в поддержку российской стратегии в Сирии.

Не меньшее значение имеет и прогресс в отношениях нашей страны с арабскими государствами Персидского залива, с которыми у нас ранее не было сколь-нибудь тесных связей. Настоящим прорывом можно назвать достижение договоренностей с Саудовской Аравией, что позволило добиться решения нефтедобывающих стран о снижении добычи черного золота. Взаимодействие в Эр-Риядом в столь чувствительной области свидетельствует о беспрецедентном уровне взаимного доверия, на основе которого уже в недалеком будущем возможно заключение крупных экономических и инвестиционных сделок. Во всяком случае, это дал понять посол Саудовской Аравии в эксклюзивном интервью Pravda.Ru несколько недель назад.

Не менее важны и результаты, которые были достигнуты в отношениях между Россией и Бахрейном. Это небольшое островное государство в Персидском заливе, похоже, имеет все шансы стать базой для экспансии российского бизнеса в регионе. Бахрейн не только широко открывает двери перед российскими предпринимателями, но и налаживает военно-техническое сотрудничество с нашей страной.

Все это позволяет констатировать, что Россия создает прочные основы для активной и продуктивной работы в Персидском заливе — регионе, где ее позиции до недавнего времени были, откровенно говоря, слабы.

Прибавьте к этому строительство АЭС в Иордании, с которой добрые отношения сложились уже давно, а также возрождение интереса к дружбе с Москвой со стороны Багдада. Все это говорит о том, что в 2016 году Россия добилась весьма впечатляющих и многообещающих успехов на ближневосточном направлении. И в следующем году мы вправе ожидать не меньшего.

Домашнее