Битва за Берлин

В подмосковном парке «Патриот» состоялась историческая реконструкция берлинской наступательной операции Красной Армии и штурм рейхстага. Как сообщила пресс-служба Минобороны России, на зрелище штурма Берлина, в котором участвовали 1400 реконструкторов из 125 военно-исторических клубов России и других стран, присутствовал министр обороны России Сергей Шойгу.

Фото предоставлено Министерством обороны

В 12 часов утра 25 апреля 1945 года 6-й гвардейский мехкорпус 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта форсировал реку Хафель и соединился с частями 328-й дивизии 47-й армии 1-го Белорусского фронта, замкнув кольцо окружения вокруг Берлина. Несмотря на кровожадные призывы к мести и кипевшую ярость многих бойцов, потерявших на войне родных, близких и друзей, официальную точку зрения высказал несколько ранее Сталин: «Гитлеры приходят и уходят, а Германия и немцы остаются».

Для осуществления Берлинской операции советское командование сосредоточило 2 миллиона 500 тысяч солдат и офицеров, 41 600 орудий и минометов, 6250 танков и САУ, 7500 боевых самолетов (включая 800 самолетов дальней авиации). Им противостояли один миллион солдат и офицеров вермахта, имевших на вооружении 10 400 орудий и минометов, 1500 танков и штурмовых орудий, 3300 боевых самолетов, более трех миллионов фаустпатронов.

Главный удар наносился с Кюстринского плацдарма силами пяти общевойсковых (47-я А, 3-я ударная А с 9-м танковым корпусом, 5-я ударная А, 8-я гвардейская А и 3-я А) и двух танковых армий (1-я и 2-я гвардейские). Вспомогательные удары наносились справа силами 61-й А и 1-й А (польской), слева - войсками 69-й А и 33-й А, а также 2-м гвардейским кавалерийским корпусом.

Немецкие самолеты эскадрильи «Леонидас», которые базировались в Ютербоге, повторяя опыт японских пилотов-камикадзе, пытались, в большинстве случаев безуспешно, уничтожить советские понтонные переправы через Одер. Эти самоубийственные вылеты называли Selbstopfereinsatz - «боевой вылет самопожертвования». Так погибли 35 пилотов люфтваффе. Их командир генерал-майор Роберт Фукс сообщил их имена «фюреру к его предстоящему 56-му дню рождения», полагая, что он оценит подарок такого рода. Но это безумие вскоре пришлось прекратить, так как передовые части 4-й советской гвардейской танковой армии уже подходили к аэродрому, где базировалось это подразделение.

«В последний раз еврейско-большевистский заклятый враг приступил к массированной атаке. Он пытается разгромить Германию и истребить наш народ. Мы предвидели этот удар. И на этот раз большевизм ждет обычная судьба азиатов, то есть он истечет кровью на подступах к столице Германского рейха. Тот, кто в этот тяжелый момент не исполняет свой долг, действует как предатель своего народа. Следите, прежде всего, за немногими офицерами-предателями. Берлин останется немецким!» - гласил последний приказ Гитлера.

В день рождения Гитлера, 20 апреля, был погожий весенний день, когда светило яркое солнце. На лексиконе нацистов такой день с 1938 года назывался Führerwetter. В свои 56 лет фюрер выглядел лет на двадцать старше. Он ссутулился, его левая рука тряслась. Геринг провел утро, наблюдая за эвакуацией награбленных картин и других сокровищ из своего загородного имения Каринхалле, к северу от Берлина.

Партийных чиновников высокого полета прозвали «золотыми фазанами» - Goldfasane. Облаченные в униформу, они с полными чемоданами гражданского тряпья приходили в бункер, чтобы, переодевшись, бежать. Чуть позже это стали называть «бегством золотых фазанов», когда руководители нацистской партии сбрасывали свои коричневые с красным и золотым мундиры и бежали с семьями из Берлина, пока дорога на юг еще была свободна.

Завершающим этапом Берлинской наступательной операции был штурм рейхстага, который длился с 28 апреля по 2 мая 1945 года силами 150-й и 171-й стрелковых дивизий 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. Ранним утром 1 мая А. П. Берест, М. А. Егоров и М. В. Кантария при поддержке автоматчиков роты И. А. Сьянова водрузили над рейхстагом штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии, ставший впоследствии Знаменем Победы.

«По внешнему виду рейхстаг неказист. Три этажа, четыре башни, в центре купол, а на куполе шпиль. Окна и двери замурованы красным кирпичом, это видно очень отчетливо. На месте окон и дверей оставлены амбразуры. Я приложил к глазам бинокль - в амбразурах стволы пулеметов. Насчитал их до двадцати. «Вот тебе и рейхстаг, - рассуждал я про себя, - настоящая крепость». Противник из рейхстага и справа, из Кроль-оперы, хлестал свинцом. Вскоре фашисты открыли огонь из артиллерии и тяжелых минометов, но их снаряды с воем пролетали над нами и рвались где-то позади, в районе моста Мольтке, через который командование срочно перебрасывало к нам танки, артиллерию и гвардейские минометы «катюши», - писал в мемуарах командир 1-го стрелкового батальона 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии, штурмовавшего рейхстаг, Герой Советского Союза капитан Степан Андреевич Неустроев.