Неделя о блудном сыне: возвращение домой

Вторая подготовительная неделя перед Великим постом носит название "недели о блудном сыне". На воскресной литургии читалось Евангелие от Луки, где Христос рассказывает притчу об отце и двух сыновьях, один из которых всю жизнь прожил в отчем доме, а другой взял свою долю наследства, отправился в дальние края, почти погиб там... и вернулся домой.

Вторая из трех предшествующих Великому посту недель началась с чтения самой, пожалуй, известной и трогательной притчи Нового завета - притчи о блудном сыне. Сложно найти человека, который, даже не прочитав Евангелия, не знает ее сюжет. И трудно отыскать того, кого она не трогает при прочтении до глубины души. Потому что разве есть нечто, могущее задеть душу сильнее, чем рассказ о грешнике, его падении, покаянии и прощении?

И вчера за Литургией Церковь снова вспоминала историю о сыне, который выпросил у отца полагающуюся долю наследства и отправился жить в свое удовольствие в дальние страны, где по молодости и глупости промотался вконец и был вынужден поступить в простые работники. Но у чужих людей не забалуешь, и бедолаге пришлось жить впроголодь и мечтать питаться из одного корыта со свиньями. Кстати сказать, для слушающих Христа иудеев эта подробность звучала особенно жутко: сложно представить себе большее осквернение, чем такой тесный контакт с нечистым животным. Дойдя до полного ничтожества, молодой глупец вспомнил, что у него есть родной дом...

Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествует хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного пеленка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын мой был мертв и ожил, и пропадал и нашелся. И начали веселиться, - сказано в Евангелии от Луки.

На эту притчу в трудах святых отцов чрезвычайно много глубочайших толкований, потому что она - настоящее сердце христианства, раскрывающая множество тем: греха, возмездия за грех, раскаяния, покаяния, любви Отца к грешнику, прощения... в общем, все, на чем стоит христианство, все, о чем повествует Евангелие.

Читайте также: Бог не кидается с крыши ради атеистов

Притча "лежит в самой сердцевине христианской духовности и нашей жизни во Христе; в ней человек изображен в тот самый момент, когда он отворачивается от Бога и оставляет Его, чтобы следовать собственным путем в "землю чуждую", где надеется найти полноту, преизбыток жизни. Притча также описывает и медленное начало, и победоносное завершение пути обратно в отчий дом, когда он, в сокрушении сердца, избирает послушание. Это вовсе не притча об отдельном грехе. В ней раскрывается сама природа греха во всей его разрушительной силе. У человека было два сына; младший требует от отца свою долю наследства немедленно.

Мы так привыкли к сдержанности, с какой Евангелие рисует эту сцену, что читаем ее спокойно, словно это просто начало рассказа. А вместе с тем, если на минуту остановиться и задуматься, что означают эти слова, нас поразит ужас. Простые слова: Отче, дай мне... означают: "Отец, дай мне сейчас то, что все равно достанется мне после твоей смерти. Я хочу жить своей жизнью, а ты стоишь на моем пути. Я не могу ждать, когда ты умрешь: к тому времени я уже не смогу наслаждаться тем, что могут дать богатство и свобода. Умри! Ты для меня больше не существуешь. Я уже взрослый, мне не нужен отец. Мне нужна свобода и все плоды твоей жизни и трудов; умри и дай мне жить!" - пишет митрополит Антоний Сурожский.

Евангелие действительно скупо на эмоции, о прекраснейших и страшнейших вещах оно говорит сдержанным языком. Но сцена встречи отца с сыном изумительна по подбору точных и острых слов, пробирающих до дрожи. Милость, которая ожидает блудного сына в отчем доме, многократно превосходит его ожидания и самые смелые надежды: отец встречает его не как раба - одна мысль об этом противна отцовскому сердцу - нокак любимого сына, который все равно остается для родителя ребенком, какие бы грехи ни числились за ним.

"Отец не позволяет ему отречься от сыновства, он как бы говорит ему: "Вернувшись домой, ты вернул мне жизнь; когда ты пытался убить меня, ты убил себя самого; теперь, когда я вновь ожил для тебя, ты тоже вернулся к жизни!", - пишет митрополит Сурожский.

Пожалуй, именно в этой притче ярче всего выражена знаменитая христианская максима "Люби грешника и ненавидь грех", которую сформулировал самый знаменитый католический богослов Фома Аквинский. И недаром этот рассказ Христа, наглядно ставящий человека лицом к лицу с Богом, стал основой для множества художественных произведений. Мало, кто не знает знаменитую картину "Возвращение блудного сына" Рембрандта, который запечатлел на своем полотне самый острый, самый трогательный момент притчи - блудного сына на коленях и отца, обнимающего его с непреходящей истосковавшейся нежностью.

Стоит добавить, что притча о блудном сыне распространена не только среди христиан, но и среди иудеев. Так, например, израильский учёный Галина Любан пишет, что "метафора встречи отца и раскаявшегося сына связана с литургией еврейского Нового года. Каждый год в праздник Рош Хашана в синагоге звучит шофар, поэтому другое название праздника - День трубных звуков".\

Читайте также: Израиль с Палестиной примирит Христос

Есть вариант этой притчи и у хасидов: в ней рассказывается, что в чужих странах блудный сын забыл родной язык. Вернувшись домой, он не сумел даже попросить слуг позвать отца. Тогда он в отчаянии закричал, и отец узнал голос вернувшегося сына. Звук шофара, звучавший в праздник, и символизирует крик сына, а кроме того - это голос всего народа Израиля, взывающего к Богу в надежде на прощение в Судный день.

Но притча не заканчивается сценой покаяния и прощения, и не исчерпывается обещанием прощения и оставления любых раскаянных грехов. Рассказав о счастливом конце истории блудного сына, Иисус продолжает притчу, и дальше речь идет еще об одном герое: старшем брате вернувшегося.

"Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! Ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся".

У притчи словно открытый конец: умолкнув, Иисус не донес до своих слушателей, чем завершилась история, вошел ли в дом старший брат, чтобы обнять младшего, или продолжил глупо обижаться на отца. Но нельзя не заметить, что окончание притчи, читаемой во вторую подготовительную неделю, заставляет вспомнить о притче, которую читали в Церквях на прошлой неделе: о мытаре и фарисее, который считал себя лучше грешника. И в этот раз еще глубже, еще нагляднее видно, как полагание себя "праведнее", чем другой, и отсутствие любви к ближнему отдаляет от Бога и фактически уничтожает все доброе, что было сделано. Именно так мог бы высказать претензии Господу и фарисей, увидев, с какой радостью Бог принимает покаяние мытаря.

Читайте также: Канун поста: неделя о мытаре и фарисее

"Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества и знаю все тайны и имеювсякое познание и всю веру, так, что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, - нет мне в том никакой пользы", - писал апостол Павел. Тема любви к ближнему, без которой невозможна любовь к Богу, красной нитью проходит через недели, готовящие православных христиан к Великому посту.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"