Мигалки в России и за рубежом: российские депутаты считают себя лучше иностранных коллег?

Спецсигналы на автомобилях депутатов раздражают россиян

5:56

Недавно наши автоэксперты говорили об очередных изменениях в ПДД. Что можно, а что нельзя. За 30 лет чего только не было. Забавно звучали утверждения, что полиция знает, кого останавливать, а кого нет. А зная, что некоторые наши автоэкперты, переключившись с экспертизы йогуртов на авто, и прошедшие хорошую школу начала 90-х, — им можно верить.

Полиция никогда не остановит ваш автомобиль, если на нем нужный номер. Это как из знаменитой комедии: "Это, у кого надо нога". А что уж говорить, если вы сумели еще урвать где-то и проблесковый маячок. Как говорила одна сотрудница Госдумы своей подруге:

"Ты, как бы случайно, урони удостоверение ГД. Увидишь. Тот, кто остановил, тот и извинится".

Сигналы на Руси всегда раздражали

Вероятно, еще на заре автомобилизма люди озаботились наличием на своих самодвижущихся экипажах специальных сигналов. И на то были серьезные причины. Машины все чаще обгоняли лошадей, а обыватель, еще не привыкший к виду авто, так и норовил попасть под колеса. Первая причина была ясной — безопасность движения. А с появлением карет скорой помощи, пожарных автомобилей и машин полиции мигалки все чаще стали обращать на себя внимание горожан. Хотя с нынешними российскими реалиями нашим предкам не сравниться. Неслучайно у нас десятилетиями предлагали упорядочить спецсигналы и спецномера, которые нередко вносили беспорядок на дорогах.

В свое время в Госдуму был внесен законопроект об отмене специальных регистрационных номеров на автомобилях депутатов Госдумы и Совета Федерации. По словам депутата Виктора Похмелкина, всего в России насчитывалось лет двадцать назад 1640 спецномеров, 530 из них принадлежали Госдуме, 259 — Совету Федерации. Машины со спецномерами не имеют право останавливать и досматривать инспекторы ГИБДД.

Согласно постановлению правительства от 17 сентября 2004 года, которым были распределены квоты на спецномера и спецсигналы, на номера с российским флагом имели право депутаты, а также руководители аппарата и ведущих управлений Госдумы. Спикер и вице-спикеры Госдумы, руководители фракций и депутатских групп могли развлекаться на улицах уже с "мигалками".

Тогда же предлагали внести изменения в статью 32 закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Госдумы", предусматривающие отмену особого регистрационного знака в виде триколора на депутатском автотранспорте, а также автомобилях членов СФ.

Любопытно, что тогда действующая редакция закона о статусе депутата предусматривала (а что сейчас), что особый регистрационный знак можно устанавливать и на личные автомобили парламентариев.

На практике это приводило к тому, что спецномера оказывались иногда у тех, кто депутатами не является. Известно, что уже не раз инициативу навести порядок в использовании спецсигналов на автомобилях проявлял еще покойный Лужков, который с обидой говорил:

"В столице "каждый прыщ едет с мигалкой".

По словам мэра, разрешения на установку мигалок должны выдавать те органы, которые отвечают за движение транспорта. И число лиц, имеющих право на пользование проблесковым маячком, надо "довести до двух-трех".

"Большое количество машин с мигалками на улицах вызывает раздражение у водителей и резко осложняет транспортную обстановку в Москве", — говорил мэр.

"Психически здоровому человеку не придет в голову ставить на крышу мигалку"

В странах Европы, США, Японии спецсигналами и мигалками оснащается автотранспорт специального назначения: машины полиции, скорой помощи, пожарные автомобили. Машины должностных лиц — от главы государства до министра — при исполнении служебных обязанностей могут сопровождаться эскортом охраны — полицейскими машинами, снабженными спецсигналами.

Полиция может перекрыть движение или освободить полосу для проезда правительственного кортежа при проведении мероприятий государственной важности.

Однако эта практика не распространяется на частные поездки, включая проезд из дома на работу и обратно. В особых случаях госчиновники могут обратиться в правоохранительные органы с просьбой предоставить им охрану. Это происходит тогда, когда существует реальная угроза жизни конкретного должностного лица. Степень распространения этого явления различна в разных странах — от Италии, где часты теракты против судей и правительственных чиновников, до спокойной Скандинавии, где, по словам финского дипломата, психически здоровому человеку не придет в голову ставить на крышу мигалку.

К сфере частного бизнеса спецсопровождение не относится: президенты и чиновники крупных корпораций, естественно, могут иметь собственную охрану, но без мигалки, а тем более без спецпропусков.

Чувства уважения вызывают справедливые традиции многих европейских стран. Так, лондонские парламентарии слыхом не слыхивали, что такое служебный транспорт. Они после заседаний спокойно разъезжаются на такси. Мэр Амстердама ездит на работу на велосипеде, шведские депутаты и представители власти не чураются метро либо сами за рулем — и уж точно без опознавательных знаков в виде мигалок, крякалок или спецномеров.

Предложения о сокращении количества мигалок и флаговых номеров в два-три раза весьма справедливо, если не больше. Но воз и ныне там. И очень справедливо мнение, что постановление правительства о спецномерах и спецсигналах вводит порочную практику выдавать такие атрибуты власти чиновникам, которым они не нужны.

Хорошо кто-то давно уже пошутил, если на флаговый номер имеют право верховный муфтий или председатель Духовного управления мусульман, то почему шаман Чукотки не имеет права на такой госзнак?

Россияне хотят отобрать мигалки у депутатов
Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Редактор Андрей Варов
Андрей Варов — выпускающий редактор Правды.Ру