Нежная прелесть японских красавиц

Традиционный японский образ повседневной жизни неразрывно связан с сёгунатом Токугава или сёгунатом Эдо, начало которому в 1603 г. положил Токугава Иэясу и феодальное военное правительство Японии возглавляли сёгуны из рода Токугава, а столицей был город Эдо. С 23 октября 1868 по 30 июля 1912 года, когда императором был Муцухито и страна отказалась от самоизоляции, наступила коротенькая эпоха Мэйдзи. Давайте посмотрим, как жилось в эти периоды японским женщинам. Любовь не была непременной составляющей брака и не была условием счастливой супружеской жизни для жителей японских городов, где на брак по любви смотрели как на извращение. Но в деревне выйти замуж по любви было обычным делом. Между горожанами, крестьянами и самураями в этом отношении существовали заметные отличия.  

В выборе спутника жизни горожане руководствовались его финансовым и общественным положением, а также наличием дружеских чувств, взаимного уважения и нежности, которые заменяли сиюминутную вспышку страсти. Целью брака было не удовлетворение эгоистических желаний, а создание семейного очага, рождение детей и установление прочных связей между двумя семьями или социальными группами. Любовникам, которым не удалось соединиться в браке, иногда совершали совместное самоубийство (дзунси). Половой инстинкт легко можно было удовлетворить на стороне. На жрицу любви смотрели как на женщину, занимающуюся одной из профессий. К ней относились уважительно, а при наличии способностей они порой занимали почётное место в обществе. Сёгун мог отпустить надоевшую наложницу и выдать её замуж за одного из своих вассалов.

Большинство проституток родились в бедных деревенских семьях, которые вынуждены были продать дочь в публичный дом, чтобы расплатиться с долгами. Девушки из почтенных, но ограниченных в финансах, семей занимались проституцией, чтобы собрать старшему брату деньги на учёбу. В этом не усматривали ничего позорного и даже восхищались такой жертвенностью. Наиболее красивые и способные становились гейшами, менее удачливые - дзёро, жившие в особом квартале (юри). Профессионалки агэ-дзёро отличались от мисэ-дзёро, которые не были зарегистрированы в качестве публичных женщин. К концу эпохи Мэйдзи в Японии насчитывалось ок. 50 000 дзёро и более 80 000 мисэ-дзёро низшего ранга и около 30 000 гейш. Японцы с презрением отзывались о мэкакэ - «жёнах на время». Это были не проститутки, а девушки, которых местные власти рекомендовали почётным иностранцам на время их пребывания в стране, покупая их у родителей. 

Самой знаменитой мэкакэ была Окити (1841-1891), которую губернатор насильно разлучил с мужем Цурумацу и сделал «супругой» американского консула Т. Харриса. Японцы полагали, что мужчине, пусть даже иностранцу, не полагалось жить холостяком. После того, как дипломат покинул Японию, Окити не могла вернуться к мужу, так как тот боялся «потерять лицо». Она попыталась стать гейшей, но презираемая всеми из-за того, что была тёдзин - «иностранкой», в конце концов утопилась.

 

В сословии самураев неравенство между полами было гораздо сильнее, нежели в низших сословиях. Чем беднее был самурай, тем чаще он женился по любви и лучше относился к своей жене. Очень много времени женщины тратили на одевание и макияж, поскольку их одежда и внешность при исполнении разных обязанностей во время посещения своего повелителя определялось рамками строгого этикета. Женщины, а придворных дам начинали обучать с 12 лет, должны были владеть такими искусствами, как составление композиций из цветов икебана, проведение чайной церемонии та-но-ю, танцы, пение, игра на кото (разновидность цитры), писать, читать классические японские романы и стихи (например, роман о любви «Повесть о принце Гэндзи»), искусство различать благовония и даже владению оружием. В свободной время они играли в поэтические карты или гуляли в саду во время цветения вишни.

Каждый уважающий себя студент начала эпохи Мэйдзи должен был иметь две цели в жизни: стать государственным министром и иметь подругу-гейшу. Пример подавали крупные государственные деятели. Владелицы чайных домов (зачастую ими были гейши) могли через гейш, находившихся под покровительством сильных мира сего, оказывать влияние на политиков и представителей деловых кругов. Гейши - составлявшие особый класс - были скорее актрисами, которые помимо образования, в совершенстве владели искусством обольщения. В Европе их можно сравнить с теми, кого во Франции называли дамами полусвета (Demi-monde). Все влиятельные чиновники имели гейш-любовниц и это никого не смущало. Например, Окои-сан, любовница принца Кацуры Таро, написала книгу об изнанке политической жизни. Художники и гравёры изображали бидзин («красавиц») целомудренно-скромными.  

Вплоть до начала ХХ века европейцы и американцы имели ложное представление о положении женщины в Японии. Вина за это ложится на японские романы и повести, укиёэ и картинки того времени, которые изображали скорее идеал: робкое существо во всем послушное мужу. Такое представление было справедливо прежде всего по отношению к представительницам городской буржуазии. Буржуазия, стремясь копировать порядки правящих классов (военного сословия самураев, исповедовавших конфуцианство), относилась к женщинам с некоторым презрением. В семьях высокопоставленных самураев женщина действительно управляла домашним хозяйством при помощи прислуги. Среди крестьян и тёнин (городских жителей) всё обстояло иначе. 

Многие женщины успешно вели торговлю и были более процветающими купчихами, чем мужчины-предприниматели. В частности, Кайфа Хана (1831-1917) из Токусимы изобрела способ ткачества крепона, названный авасидзира, который экспортировался в Корею, Китай и страны юго-восточного региона. Кстати, японские крестьянки всегда занимались таким тяжёлым видом труда, как ухаживание за гусеницами шелкопряда. К 1890 году женщины начали постоянно работать на заводах. В 1899 году женщины смогли работать телефонистками. Среди женщин, вынужденных работать на заводах и фабриках, часто встречались вдовы, к повторному замужеству которых общественность относилась неодобрительно, хотя формально не было препятствий для брака.  

Чтобы назначить дату свадьбы и узнать будущее супругов, обращались к гадалкам и астрологам. В частности, женщине, родившейся в год «огненной лошади» было непросто подобрать супруга, так как бытовало поверье, что она сживёт мужа со свету. Родившийся в год Крысы, должен был искать свою вторую половину, родившуюся в год Дракона, Быка или Обезьяны. Лучшим временем года для свадьбы считалась осень.