Битва на Курской дуге

С 5 июля по 23 августа 1943 года проходила Курская битва, ставшая моментом окончательного перелома в Великой Отечественной войне. Именно с этого момента немецко-фашистских захватчиков стали громить на всех плацдармах, и они окончательно забыли, как это – «Drang nach Osten». Наступление Красной Армии после победы в Сталинградской битве застало врасплох более сотни немецких дивизий на Донском, Кавказском и Волжском направлениях. Из-за огромных потерь воины-освободители были вынуждены остановиться и фронт стабилизировался. Но выделялся из общей картины небольшой выступ в сторону немецких позиций, ему и дали название «Курская дуга».

Адольф Гитлер ждал возвращения инициативы и даже спланировал ход наступательных военных операций на год вперед после предполагаемой победы. Наступательная операция «Цитадель» предполагала серию стремительных ударов, сходящихся у Курска, с одновременным окружением Воронежского и Центрального фронтов. Беспрецедентная мобилизация позволила немцам стянуть к дуге более 70% самых боеспособных частей Вермахта: 900 тысяч до зубов вооруженных обученных пехотинцев, около 3 тысяч танков, 2,5 тысячи самолетов и 10 тысяч орудий. Кроме того, стартовала программа перевооружения: в войска поступили тяжелый танки «Тигр», средние танки «Пантера» и противотанковые самоходки «Фердинанд», отличавшиеся отличной броней и дальнобойными орудиями.

Однако маршал Жуков угадал план немецкого командования и к выступу были стянуты силы Воронежского, Центрального и Степного фронтов, пополненные из резервов. Общая численность Советских войск составляла 1,3 миллиона пехотинцев, 3,5 тысячи танков, 2,5 тысячи самолетов и 19 тысяч орудий. Тем не менее, такого преимущества было недостаточно для решительного наступления на всех участках, поэтому ставка разработала план, состоящий из двух этапов – оборонительного и наступательного. Было выстроено 8 линий обороны, уходящих вглубь на 300 километров. По замыслу, немецкие войска должны были завязнуть в изнурительной схватке на одной из линий, тем самым предоставляя Советской армии возможность провести два мощнейших удара по орловской и белгородско-харьковской группировкам.

Благодаря информации, полученной от пленных, артиллерия маршала Рокоссовского смогла нанести превентивный удар за 40 минут до наступления немцев. Только через два с половиной часа – в 5:30 утра 5 августа 1943 года – войска Вермахта двинулись на позиции Советской армии. Но не все шло по заранее приготовленному плану: немцы, изначально стягивавшие основные силы в сторону Центрального фронта маршала Рокоссовского, акцентировали удар на северном направлении – на фланге Воронежского фронта генерала Ватутина. В атаку устремились восемь танковых дивизий, дивизион противотанковых орудий, одна моторизованная дивизия и два элитных батальона тяжелых танков.

Обстановка складывалась тяжелая, и для ликвидации прорыва в эпицентр сражения были отправлены резервные части: 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова и 5-я гвардейская армия Жадова. Немцы предвидели такое развитие событий и поняли, что единственное место, на котором возможен мощный удар – деревня Прохоровка. Элитным танковым дивизиям «Мертвая голова» и «Лейбштандарт» было приказано не обходить населенный пункт, а через него ударить «в лоб» армию генерала Ротмистрова. Картина представлялась страшная: 700 бронированных машин с одной, и 850 с другой стороны неслись друг на друга, изрыгая пламя из орудийных стволов. Грохот сражения расходился эхом на много километров, а выжить в этой мясорубке было практически невозможно: танки сблизились настолько, что стреляли в упор, разнося противника в щепки, поджигали топливные баки и давили гусеницами экипаж подбитой машины.

Крупнейшее танковое сражение в истории не принесло нам моментальной победы, но серьезно задержало и ослабило немцев. Углубившись на 35 километров в позиции Воронежского фронта, они поняли, что сил продолжать натиск, у них больше нет, и начали отводить войска. Тогда Воронежский и Степной фронты моментально перешли в наступление и восстановили прежнюю линию фронта. А затем, при помощи резервов, в мощное наступление перешли Центральный, Степной и Брянский фронты. Для немцев это стало шоком. За несколько недель были освобождены Орел, Белгород и Харьков, вражеские группировки на этих направлениях перестали существовать, а нацистские оккупанты потеряли любую возможность вновь перевернуть ситуацию в свою пользу.

Это сражение продемонстрировало волю советского народа к победе над врагом. После него, действительно, исход войны был уже предрешен, недаром президент Рузвельт, узнав об итогах битвы, сказал своему сыну: «если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то будущей весной второй фронт и не понадобится!». А генерал Гудериан записал в свой дневник: «Мы потерпели решительное поражение. Инициатива полностью в руках русских».