Женщины в жизни Бонапарта

Наполеон расточал свои силы со многими женщинами. Хотя далеко не все из них украсили его донжуанский список, среди них оказались такие, которые заткнули за пояс самого Бонапарта. Агонизируя на острове Святой Елены, Наполеон выделял из своих любовниц лишь обеих жен и около дюжины сожительниц, исключая 20 других. По мнению некоторых историков, Бонапарт не был подкаблучником и женщины, даже супруги, не оказывали существенного влияния на проводимую им политику. При этом его гениальность политика и полководца изменяла ему, когда он обращался с женщинами.

"Рассыпался бы дедушка, кабы его не подпоясывала бабушка", - говорили русские задолго до пришествия не только Великой армии, но и появления на свет самого Бонапарта. При святом крещении всякий православный младенец опоясывался. Пояс делил человеческое тело на две половины: верхнюю - чистую, вместилище души, и нижнюю - нечистую, плотскую. Из безвестного офицерика Бонапарта императора Наполеона сделала его полюбовница, а затем первая жена Жозефина. Естественно, благодаря своему любовнику Полю Баррасу. Жозефина была содержанкой этого фактического руководителя Директории - тогдашнего французского правительства.

Читайте: Истории любви: Наполеон и Жозефина

До встречи со своей «путеводной звездой» Жозефиной де Богарне Бонапарт сожительствовал с некой Сюзанной, фамилию которой история не сохранила. Девушка обстирывала молодого офицера, чинила ему чулки, варила сосиски с горохом, до которых он был охоч, и делила с ним ложе. По мнению современника, эта девчонка была сущей находкой для нищего Бонапарте. Живя в складчину с Сюзанной, он тратил за неделю сумму, которую ранее тратил за день. Впрочем до коронации Наполеона Папой Римским ему предстоит побывать в постелях многих женщин, которые помогут ему так или иначе сделать карьеру.

Креолке нравился пылкий нрав ее нового возлюбленного, хотя в беседах со своим покровителем Баррасом она и называла Бонапарта «котом в сапогах», намекая не столько на героя сказки Шарля Перро, сколько на потенцию мартовского кота, обутого в армейские ботинки. Опостылевшую метрессу Баррас толкнул в объятия нужного ему человечка - Бонапарта. Тем самым убив двух зайцев сразу. Невеста Бонапарта помогла ему стать командующим итальянской армией. Два живущих в долг существа сумели «подоить» государственного мужа и получили не только хлеб, но и сливочное масло сверху.

Бонапарт еще любил Жозефину, ставшую его супругой, но прежняя страсть уже улеглась. Храня верность своей возлюбленной во время Итальянского похода, Бонапарт подумывает о разводе и измене Жозефине во время пребывания в Египте. Ему многое известно о поведении его неверной жены. Во время тяжелого и неудачного Египетского похода ночи главнокомандующего скрашивала 20-летняя красотка Маргарита-Полина Фурес, крещеная Беллиль. От случайных связей с арабскими женщинами Бонапарт бежал в объятия постоянной возлюбленной, которой стала гражданка Фурес.

Читайте: Императорская любовь в окружении пирамид

Наполеон называл пани Марию Валевскую своей польской женой. В их взаимоотношениях было восторженное чувство патриотки перед освободителем ее родины, оскорбленное чувство падшей женщины и искренняя любовь. Наполеон был отъявленным бабником, и в его жизни, помимо двух законных жен, заметный след оставила польская коханка. После заключения Наполеона на острове Святой Елены, пани Валевская в 1816 году вышла замуж за кузена императора, генерала, графа Филиппа-Антуана д'Орнано, одного из самых блестящих и храбрых офицеров. В этом браке Мария родила сына. Пленника Святой Елены этот брак очень огорчил.

Читайте: Истории любви: Наполеон и Валевская

Старинная корсиканская поговорка гласит: «Мужчину создает женщина, она же его губит». Наполеон своей жизнью оправдал мудрость своих земляков. Достигнув благодаря Дезире Клари и Жозефине небывалого положения в свете, бедный корсиканский офицерик женился на дочери императора Священной Римской империи Марии-Луизе Австрийской. К слову, Наполеон одним махом уничтожил эту многовековую империю. Будучи ребенком, Мария-Луиза неоднократно «казнила» куклу, изображавшую ее будущего мужа. Австрия в то время воевала с Францией. Позднее истовая католичка небезосновательно называла Наполеона «антихристом». И все же он стал ее нареченным.

Отчаявшись жениться на сестре русского императора Александра I, Наполеон, официально расторгнувший свой брак с Жозефиной, объявил, что его будущая супруга принадлежит к царствующему дому. Бонапарт повел себя неадекватно. Придворные Наполеона втихаря отпускали по его адресу шуточки. Самая безобидная звучит так: «Наш Соломон в ожидании своей царицы Савской впал в детство». Воинственно настроенные французские «петухи» считали, что эта царственная особа превращает их полководца в рядового домоседа, готового променять походы и победы на бабьи ласки и жирные обеды. Подобно «злой фее», или ведьме, околдовавшей Одиссея и его спутников, австриячка превратила непобедимый маршальский жезл в жалкую тряпочку.

Член французской академии Фредерик Массон, автор книги «Наполеон и женщины», переведенной на русский язык еще на заре прошлого столетия, заключает: «Как любовник, Наполеон еще более поражает нас силой ощущений, которые он испытывает. Но женщина никогда не станет любить человека, в котором она будет чувствовать существо высшее, господина, желающего подчинить ее своей воле, навязывающего ей свои чувства и не сообразующегося с ее мнениями». Наполеону принадлежит высказывание в стиле ницшеанского Заратустры: «Когда мы терпим поражения, удел женщин - скрашивать наши невзгоды».