Автор Правда.Ру

Морское «кидалово»: лекарство от Курта

На все мои расспросы Борис отвечал: "Не пиши пока. Вот начну расплачиваться с людьми — тогда можно всю правду сказать. А так — неудобно как-то"... На сегодня ему удалось вернуть больше 60 процентов долга — и теперь писать можно. Все началось в ясный апрельский день, когда улыбчивый Курт Эйнерсен появился в офисе "Примулы", крюингового агентства Бориса Филиппова. Привел его боцман Борис Пысларюк, двойной тезка Филиппова, с которым Борис Владимирович был знаком...

- Хороший мужик, я у него не один рейс отработал, — представил он Курта. Его поддержали еще четверо знакомых моряков, которые тоже сказали, что знают Курта с хорошей стороны.

Тот, кажется, по-русски понимал все, но говорить стеснялся. Впрочем, никаких проблем — Борис сам неплохо говорит по-английски, даром, что ли, капитанил девять лет. Во всяком случае, как ему казалось, друг друга понимали они прекрасно. Курт даже предъявил доверенность на круинг в России для нескольких норвежских судовладельцев. Правда, доверенность была на норвежском языке, но Курт обещал тотчас запросить в родном городе Бергене копию на английском. Там у него есть собственная фирма " Эйнерсен Мэритайм Консалтинг", которая подрядилась поменять команды на несколько судах-норвегах. До этого их обслуживали литовские и польские моряки, но с вступлением этих стран в ЕС пришлось бы поднять экипажу зарплаты, так что калининградские профи выходили много дешевле. Первым делом нужно было набрать ремонтную команду на судно "Рокнесс", которому "посчастливилось" перевернуться в гавани, и теперь оно требовало капремонта, уборки и замены электрооборудования. 60 матросов и 20 электриков необходимы были в первую очередь именно для "Рокнесс".

Идея Борису Филиппову понравилась — народу знакомого на берегу толклось предостаточно, работы хотели все, а тут сразу такой объем... Так что с доверенностью на английском он решил не давить — обаятельный Курт все улыбался, и не верить ему было невозможно. Тем паче он сам, казалось, здорово переживал, что там, в Норвегии, с этим делом что-то тянут. Пока суд да дело, Курт работал в офисе "Примулы", чтобы не суетиться наймом собственной площади. За полмесяца 90 человек были набраны. С матросов Курт собрал по 300 долларов, с механиков — по 500. Не так дорого, если считать, что в плату входили и визы, и доставка на автобусе в Норвегию — через паром, естественно. Автобусы Курт заказал в агентстве "Дэдди" и затем отправился в Москву оформлять визы

И все-таки душа у Бориса Владимировича была не на месте — сумма собрана приличная... Ответственность... Поэтому в Москву он отправил с Куртом своего человека. Как потом доложил "человек", проводил он Курта до самого посольства Норвегии, и терпеливо ждал у входа. Через некоторое время Курт вышел, показал ему документ о том, что паспорта приняты для оформления, и сообщил, что ему срочно нужно слетать в Осло уладить одно дело. Но через пару-тройку дней он будет в Калининграде, как штык.

Борис Филиппов, услышав новость, похолодел. И, хотя Курт тотчас позвонил и сообщил, что не нужно волноваться, нехорошее чувство, предвестник беды, его не оставляло. Враз пропал сон. Курт звонил и оправлял электронную почту еще неделю — мол, дело задерживается, но ничего страшного, осталось совсем немного. А потом в один прекрасный день исчез двойной тезка Пысларюк, а вместе с ним и те четверо, что подтверждали надежность Курта Эйнерсона. Их, как выяснил Борис Владимирович, вызвал к себе в Берген улыбчивый норвежец. И теперь они у него там работают.

Вслед за отъездом "посредников" от Курта перестала поступать электронная почта, номер телефона он сменил, а почтовые послания попросту оставлял без ответа. И пошли черные дни. В посольстве Норвегии никаких комментариев насчет Курта не дали. С колоссальным трудом удалось уговорить сотрудников консульства, чтобы паспорта выслали с курьером — по закону получать их мог только тот, кто их туда сдавал или сами владельцы паспортов. По предъявлению расписки. Все это время обманутые моряки не выходили из офиса "Примулы", требуя паспорта — одному подфартило найти другую работу и надо было срочно выезжать в Клайпеду, у другого на Украине умер отец и тоже нужен был загранпаспорт, чтобы вылететь на похороны. Наконец, консула уговорили. Шофер автобуса фирмы "Дэдди", имевшей свои интересы в столице, согласился привезти паспорта с оказией. Правда, за услугу Борис должен был срочно найти еще триста долларов для директора "Дэдди" Чеснокова — тот ни в какую не хотел ждать ни единого дня: "Я принял решение и менять его не намерен".

Что ж — молодое поколение живетпо другим законам. К долгам Курта, которые пришлось взять на себя Борису Филиппову, прибавился и этот. Но оставались еще огромные суммы: те, кто расстался со своими деньгами, поверив честному имени Бориса Владимировича (ведь вся афера происходила на территории "Примулы"), тоже хотели вернуть деньги сразу. Секретарь поспешила уволиться: с утра до ночи люди звонили, приходили, требовали, угрожали. Кто-то ждал терпеливо, кто-то обещал прислать "братков", вывезти в лес и там взять втрое против даденного — "за моральный ущерб". Кто-то проклинал, кто-то грозил семье. Борис Владимирович, понимая, что кому-то надо расхлебывать кашу, заваренную Куртом, терпел и угрозы, и проклятья. Правда, терпение и такт кончались после 22.30 — когда звонившие оскорбляли семью.

Вот тогда-то я предложила написать правду, чтобы помочь восстановить честное имя директора "Примулы". И тогда же он отказался — хотя имел полное право на это: контракты заключал с каждым в отдельности сам Курт Эйнерсон, деньги принимал он же. И увез их в Норвегию тоже он. Борис Филиппов пострадал по его милости так же, как и другие — и его загранпаспорт пылился в норвежском посольстве. Нет, его потери были гораздо больше — честное имя дорогого стоит. И семья его села на хлеб и воду, чтобы отработать чужие долги. Работать пришлось и за себя, "и за того парня" - с 9 до 23-24 часов, чтобы успевать зарабатывать на налоги, аренду и на отдачу долгов. Повторяю — по закону Борис Владимирович вовсе не должен был отдавать деньги, взятые Куртом Эйнерсоном. Но... отдавал. Осталось еще процентов сорок долга, когда он, наконец, решился на публикацию этой статьи:

- Я старший из четверых братьев. Привык заботиться о младших, это же чувство перенес и на подчиненных, когда ходил старпомом и капитаном. Я не могу даже сердиться на тех, кто нынче грозит мне расправой — понимаю, что людей, видно, уже не раз грабили такие вот курты. И свои, и европейские. Бог с ним, с Куртом, — заплачу я за него. Правда, пришлось кое-что узнать новенького о своей собственной прочности — думал, что не вынесу. Вынес.

Вынес не без потерь — следы бессонницы скрыть мудрено, да и шок — вещь гораздо более материальная, чем это кажется. Похоже, что выходить из кризиса Борису Филиппову придется постепенно, как водолазу с глубины. И нет у меня сомнений, что битый рассчитается за небитого. Сомнения мои в другом — почему мошенничество в особо крупных размерах легко сошло с рук улыбчивому Курту Эмерсону? Почему в посольстве приняли к сведенью информацию о своем земляке, не моргнув глазом? И как это получается, что Курт продолжает жить и работать у себя в норвежском Бергене, как ни в чем не бывало (вместе с благополучной пятеркой калининградцев, выдавшим ему хорошую рекомендацию)?

Конечно, если бы это случилось в Польше или в Литве, не говоря уж о развитых европейских странах, скандал получился бы преграндиозный — такие вещи не требуют искового заявления, потому что достаточный для торжества справедливости пожар сумела бы раздуть и пресса. Но — никаких ожогов, если дело касается России и россиян. Не оттого ли, что мы терпеливо вытираем один плевок за другим, отвечая и за "оккупацию" Прибалтики, избавленной от фашизма в 45-м (кажется, в те горячие времена он там не очень-то нравился, если не считать тех, кто сотрудничал с гестапо), и за долги царского правительства, и за нервный дискомфорт, который испытывало мировое сообщество от самого факта существования большевизма? Мы терпим, когда европеец со вкусом бросает обертку, на которой написано "Не засоряй свою страну": "Это не моя страна", — улыбается он и делает то, за что у себя дома его бы оштрафовали. В России все можно. Почему?

Борис Филиппов собрал достаточно свидетельств наглого обмана со стороны Курта Эмерсона. Сначала, когда грянул гром, ему было некогда — на возвращение куртовых долгов он работал сутками. На это ушло два месяца. Теперь, я думаю, пришло время Филиппову помочь — в восстановлении честного имени, а также предупредить всех заинтересованных лиц, что Курт Эйнерсон — мошенник и связываться с ним опасно. Борис готов и к тому, что на борьбу за справедливость уйдет порядочно времени. Но рано или поздно каждый получит по делам своим. Хотелось бы раньше — при этой жизни.

Елена Чиркова, "Маяк Балтики"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Скандально известной судье Краснодарского краевого суда Елене Хахалевой велено писать заявление об отставке, заявил в своем очередном видеообращении бывший судья Хостинского районного суда города Сочи Дмитрий Новиков.

СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой

Скандально известной судье Краснодарского краевого суда Елене Хахалевой велено писать заявление об отставке, заявил в своем очередном видеообращении бывший судья Хостинского районного суда города Сочи Дмитрий Новиков.

СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
Комментарии
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие
Перепись вассалов: почему Россия отвергла план Трампа
Перепись вассалов: почему Россия отвергла план Трампа
Победила дружба: Узбекистан метит в лидеры региона
США поставили в тупик испытания МБР "Ярс"
Эксперт разгадал загадку "небывалого товарооборота" Украины и США
СМИ сообщили об отставке «золотой судьи» Хахалевой
Российский "Триумф" в армии НАТО
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Потомок Александра II: Путин — сильный и харизматичный лидер
Правнучка "той самой" Матильды готовится потрясти Россию
Потомок Александра II: Путин — сильный и харизматичный лидер
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Мадрид в бешенстве: Барселона разыгрывает крымский сценарий
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?
Власти поставили точку в налоговых разногласиях реновации
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Дочь Ильхама Алиева делала селфи в зале ООН, пока отец говорил о Карабахе
На памятнике Калашникову изобразили "Штурмгевер". Кто виноват?