Юрий Поляков: президент-женщина и драматургия для нормальных людей

Что случилось с Татьяной Дорониной, почему ей нет больше места в родном Художественном театре им. Горького? Зачем делать фестиваль пьес одного драматурга? Как Ширвиндт выкручивался, назначая кандидатов на роль президента России? "Правде.Ру" рассказывает о жизни "за кулисами" театров писатель, драматург Юрий Поляков.

Читайте начало интервью:

"Последний советский писатель" Юрий Поляков

Сергей Каргашин: Вот прошла большая пресс-конференция президента РФ Владимира Путина. Какой вопрос вы могли бы задать на ней из разряда важных, основополагающих?

— Вопрос на первый взгляд частный, а на самом деле за ним стоит очень серьезная вещь, которая напрямую связана с сохранением "самости" русского народа. Как получилось, что любимицу нашего народа Татьяну Васильевну Доронину фактически выгнали из созданного ею Художественного театра им. Горького?

И выгнал-то кто? Странные люди в виде театрального менеджера средней руки Эдуарда Боякова, который еще недавно снимался в майке с надписью "Хутин Пуй", руководил театром "Практика", где стоял мат-перемат. Сейчас вроде как крестился, объявил себя патриотом — да мало ли кто кем себя объявит? По плодам надо смотреть.

Доронину выживают из театра, снимают любимые народом ее спектакли, ставят чепуху. Все хохотали над постановкой "Лавра", где с трудом убрали голые гениталии с задника. Получился вместо нормативного русского театра, который воспитывал патриотизм, какой-то мутный кластер. Была там проверка Минкульта, фактически под давлением зрителей, проверили и ужаснулись. Не знают теперь, что делать с этим.

Год назад телевидение сообщало, что Доронина с Путиным час говорили о судьбе театра. Вот сейчас можно все исправить, вернуть Татьяну Васильевну, люди смогли бы опять детей туда водить, а не гениталии эти рассматривать на заднике. Президент сказал разобраться и восстановить справедливость, и до сих пор ничего не сделано.

Я бы спросил президента: "Что будет с русским нормативным театром? Ведь все начинается с уничтожения культуры, а заканчивается развалом". Речь-то о суверенитете…

— Здесь действительно двойное дно — все перекладывается на ситуацию в стране, в России… По всей стране идут ваши пьесы, а вы на себя взвалили дополнительную ношу — возглавили Гильдию драматургов. Как удается быть и автором, и чиновником?

— Я всегда чем-то занимался помимо творчества, работал в газетах, 16 лет руководил, увы, "Литературной газетой" — ошибся с выбором преемника. Когда меня стали ставить в театрах, я понял, что в стране нет ни одного объединения драматургов. Есть объединения актеров, даже театральных осветителей, а драматургов нет. Я говорю об этом министру. Тот: "А почему ж вы не требовали, не стучали в двери?" Я понял, что надо самим как-то организоваться.

Тогда и возникла идея Национальной ассоциации драматургов, сокращенно НАД, которую мы создали в 2018 году. Находим талантливых драматургов, которые пишут для нормальных людей. Есть новая драма — для ненормальных. Наверное, это тоже нужно, но как-то их в основном 25 лет государство поддерживает деньгами и званиями.

Каждый год выделяли 10 лучших пьес и давали на каждую полмиллиона рублей, которые перечислялись в тот театр, который брался ставить эту пьесу. Для Москвы это мало, а в провинции это приличные деньги. У нас, оказывается, есть очень интересная драматургия, которая старательно отодвигалась в сторону. А то ты приходишь — помойка на сцене, все матерятся, пытаются вступить в какие-то противоестественные отношения. Как на это ходить с семьей?

Фестиваль одного драматурга

— В 2015-м и 2019 году проходил международный театральный фестиваль "Смотрины". Там шли пьесы только одного автора — вас. У фестиваля был серьезный успех. Кому пришла в голову идея?

— Как ни странно, мне. У нас сейчас в стране фестивалей здравствующих драматургов, кроме моего, нет. Я думал: почему они не проводят авторские? А потом понял: пьесы идут короткое время, потому что народ на них не ходит, и ни у кого нет необходимого количества идущих пьес, чтобы их привезти. В 2015 году я оказался единственным драматургом, у которого есть эти пьесы, которые идут в разных концах страны. Минкульт дал очень небольшие деньги, но нам хватило. Первый год играли в "Модерне", которым руководила Светлана Врагова. Но ей пришили какое-то вздорное обвинение, и ее убрали, посадили на ее место клипмейкера Грымова.

— Какие творческие отношения связывают вас с Александром Ширвиндтом?

— Теплые и дружеские. В Театре сатиры поставлены три моих спектакля. 15 лет уже идет "Хомо Эректус", давно прошел 400-й спектакль, но из-за всех этих карантинов никак не можем его отметить перед публикой. Не хочется делать это в пустом зале.

Также шла моя очень популярная вещь "Женщины без границ". Третью комедию поставил сам Ширвиндт, которому желаю здоровья, он же с женой недавно из больницы вышел после COVID. Сюжет о том, как у президента РФ украли ядерный чемоданчик.

Первоначально президентом был мужчина, но не Владимир Владимирович, а Валентин Валентинович. И Ширвиндт не знал, какого актера назначить: у него был один — вылитый Путин. Но он переживал: "Все эти журналюги, Заславские, напишут, что Ширвиндт уже впал в дешевую политическую сатиру, в фельетонность, у него фантазии нет, у него президент России один в один с Путиным. И вообще, что с ним делать, если он такие вещи совершает?" А поставишь непохожего — скажут, что "Ширвиндт струсил".

В итоге президентом стала женщина — Валентина Валентиновна. Ильина играет, народная артистка, очень здорово, идет с успехом спектакль. Так что у нас очень теплые человеческие и творческие отношения. Надеюсь, что Театр сатиры судьба МХАТа им. Горького не постигнет.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен