"Верховный Совет был против ограбления страны"

Бывший вице-президент России Александр Руцкой в интервью «Правде.Ру» рассказал о подробностях событий октября 93-го года.

Александ Руцкой: «Ну, давайте опять обратимся к первоисточникам. Журнал «Столица», Марк Дейч берет интервью у генерала ФСБ, который рассказывает, что начальник службы охраны президента - Коржаков - во Внуково встретил спортивного телосложения ребят в возрасте до 30 лет, поехал с ними в Софринскую бригаду и получили снайперское оружие. Вот вам снайпера, которые убивали сотрудников милиции, военнослужащих внутренних войск, вооруженных сил на улицах Москвы в том числе и гражданское население. А в средствах массовой информации шло красной полосой, что снайпера Верховного Совета убивают сотрудников милиции. Тем самым провоцировались правоохранительные органы, органы безопасности страны, в том числе и вооруженные силы. 

У меня окна Верховного Совета, которые выходят на здание мэрии, бывшее здание СЭВ, и как раз виден угол проспекта Калинина, сейчас - Нового Арбата. После провокации, которая была совершена на Октябрьской площади, милиция, ОМОН спровоцировал эту драку там, вот эта вся демонстрация, вся эта масса людей пошла к Верховному совету снять блокаду, а блокада была - 3 кольца: проволока Бруно - внутренние войска, проволока Бруно - отряды милиции, проволока Бруно - вооруженные силы. Вот они пошли на прорыв. И когда они подходили к зданию мэрии, я как раз стоял у окна - я смотрел, как люди идут. С 16-17-го этажа открывается пулеметный огонь по этим людям. Вот я - исполняющий обязанности президента - не просто какой-то, скажем, анархист, захвативший власть. Меня в соответствии с решением Конституционного суда на эту должность назначил Съезд народных депутатов, я не просился - так произошло. И у меня на глазах убивают людей. Вот какие мои действия? Смотреть на это все? Прикинуться, так сказать, незрячим? Я - официальное должностное лицо, отвечающее за безопасность в стране. У меня на глазах бандиты расстреливают людей. 

В отличие от президента Ельцина я принимал присягу на верность служения Родине. И вице-президентом я был не уволенным из вооруженных сил, а откомандированным из вооруженных сил. А раз я принимал присягу на верность служения Родине, и, когда я вижу, что нагло и цинично грабят страну под лозунгом реформ, когда я видел, что приватизация направлена на присвоение национального достояния определенным кругом лиц, я не знаю, как на это на все можно спокойно смотреть. Ведь весь конфликт, который был между Ельциным, Съездом и Верховным советом заключался именно в том, что Съезд и Верховный совет, в том числе и вице-президент категорически не были согласны с теми реформами, которые проводил Ельцин».

Комментарии
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор