Как видят жизнь Путин и остальная элита

Горшенин Вадим

Как выглядит жизнь народа с точки зрения элиты? И почему она держит народ, в том числе лучшие умы страны, за лохов? Почему ученым, вернувшимся из-за границы, платят во много раз больше, чем патриотам, которые никуда не уезжали?

Почему президент рад обсуждать и доверять народу — источнику власти — решения по мелким вопросам, но уклоняется от самых важных?

Об этом в передаче "Жизнь как она есть" говорили глава медиахолдинга "Правда.Ру" Вадим Горшенин и общественный деятель, публицист, вице-президент Института национальной стратегии Станислава Белковского Виктор Милитарёв.

Читайте начало интервью:

Почему в России не вводят прогрессивный налог

— Виктор, достаточно часто многие предлагают ввести прогрессивный налог. И если уж президент решил посоветоваться с народом о таких мелочах, как нужно ли индексацию пенсий вносить в Конституцию, то об этом тем более надо бы провести референдум.

А прежде, чем принимать решение о пенсионной реформе, которая заключается, по сути, только в увеличении возраста выхода на пенсию, что является социальным достижением, вообще необходимо было провести референдум, а не внедрять ее силовым решением против мнения всего народа: "Я сказал, и оно так будет".

Если, как сказал президент в своем послании, народ — источник власти, нужно было, во-первых, поговорить с народом, нормально объяснить, почему это нужно.

Если в бюджете денег не хватает, то тоже всегда есть несколько выходов: не только пенсионная реформа, но прогрессивный налог, поднятие налогов для углеводородов компаний, которые их экспортируют, есть еще какие-то варианты.

К тому же, как само правительство призналось, экономии от этой реформы практически нет.

Но ведь когда про прогрессивный налог спросили Путина на одной из пресс-конференций, он начал говорить что-то отвлеченно философское, рассуждать о том, ну а как же это так можно…

Почему же во всем мире пришли к этому, везде это можно и так и делается, а у нас это почему-то невозможно. Да еще у нас даже невозможно обсуждать это, вынести этот вопрос на рассмотрение источника власти в Российской Федерации. Почему?

— Меня точно так же шокировал несколько лет назад ответ Путина на вопрос, который всем совершенно непонятен… (Хотя, с другой стороны, все это так же прекрасно понимают, как и про "невозможность" прогрессивного налога.) Его спросили, почему у нас в стране, которая добывает нефть и газ, цены на бензин выше мировых, неужели мы не можем для своих людей установить доступные цены. А он на это только сказал: "Вот увидите, как будет плохо, если мы это сделаем". И сразу перешел к другому вопросу. А ведь это базовые вопросы.

Реально возникает подозрение, что если президент и его команда все же любят народ, то категорически не готовы по-настоящему ограничить сверхдоходы и сверхпотребление верхнего класса.

То есть они согласны не только легализовать то, что возникло при Ельцине, но они не готовы хоть сколько-то серьезно ограничить это и на будущее.

Более того, президент пару раз повел разговор о компенсационном налоге, но все быстро закончилось, больше его нет, его не обсуждают.

Поэтому абсолютно с вами согласен в том, что много из предлагаемых социальных поправок Путиным выглядят в общем контексте несколько лицемерно. Но это не отменяет того, что я его поддержу, потому что хоть и лицемерно и крохи, но все же хоть какой-то клок пользы есть.

Вот правильно Константин Крылов сказал:

"Русские имеют стандартную ошибку несерьезно относиться к формальностям, а бумажка на самом деле — это серьезно".

Поэтому любую запись в Основной закон страны о повышении социальных прав населения я приветствую.

Я просто говорю, что того, что предлагает Владимир Владимирович, абсолютно недостаточно. Но лучше хоть что-то, чем ничего.

Почему не увеличиваются инвестиции в образование

— Ну, может быть, это так и есть, и так к этому и надо относиться. Поэтому я в принципе тоже приветствую, что Владимир Владимирович рассказал в своем Послании, например, про шаги в сфере образования.

— Да.

— И даже уточнил бы, что надо расширять количество бесплатных мест в вузах, особенно там, где специалистов не хватает.

Самое важное, что позволило стремительно развиваться Советскому Союзу в начале и середине его истории, — то, что очень большой процент ВВП всегда выделялся на образование и науку.

Даже во время Великой Отечественной войны, во время самых тяжелых боев этот процент был выше, чем сейчас.

— Да, факт, что финансировалось образование в долевом отношении лучше, чем сейчас.

И в этом смысле пока за все 20 лет своего правления Путин не отменил то, что сделали Гайдар, Чубайс и Ельцин в этой сфере, то есть фантастическое сокращение расходов на образование.

Тогда же Гайдар прямо отвечал, что мы — бедная страна и не можем себе позволить…

— Более того, он увеличил это сокращение. И поэтому можно назвать лицемерием слова о том, что дополнительные поступления в бюджет от углеводородов мы перенесем на интеллектуальные направления, направим для достижений в программировании и т. д.

Уже давно невозможно увеличить доходы, если не будет интеллектуальной составляющей. А откуда ей взяться, если мы не будем вкладывать деньги в образование?…

Почему ученым, вернувшимся из-за границы, платят больше

— А там же еще хуже. Я вот смотрю за этим процессом и обнаружил ужасно смешную вещь.

Те, кто по поручению Путина занимаются наукой и образованием, в особенном восторге от наших ученых, которые вернулись из-за границы.

Им они согласны платить раз в 10-20 больше, чем нашим ученым, которые остались патриотами и никуда не уехали, потому что они "козлы, лохи, идиоты, а это нормальные ребята с достижительной мотивацией, которые добились успеха в нормальных странах"…

Подозреваю, что и сам Владимир Владимирович, и вся наша патриотическая элита от них в восторге. Хотя к науке и ученым у них вообще интересное отношение. Для них артисты и спортсмены — это великие люди, они каждый день тренируются, добиваются миллионов. "А ты кто? Ты же — нищий. Ну и что, что ты умный?!"

То есть все равно от этой поговорки чикагских бандитов наши элиты избавиться не могут. Они не могут научиться на равных беседовать с лучшими умами страны. Они их держат за лохов.

Более того, попытка говорить на равных с нашей стороны воспринимается как дерзость, после которой тебя отлучают от общения.

Выживают только люди с гибким позвоночником, которые перестают быть интеллектуалами, потому что их используют как молчальных порученцев.

Читайте продолжение интервью:

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев