Послание президента: опять народ обманули?

Принятые поначалу обществом на ура президентские поправки к Конституции России сегодня вызывают все больше и больше вопросов. Один из них — почему в поправках абсолютно отсутствует тема социальной справедливости, которая сегодня, согласно данным социологов, является одной из самых востребованных в России.

Президентские поправки с точки зрения социалистов [Жизнь как она есть}

По этому и многим другим вопросам в передаче "Жизнь как она есть" прошлись в ходе беседы глава медиахолдинга "Правда.Ру" Вадим Горшенин и российский общественный деятель, публицист, политический комментатор Виктор Милитарёв.

— Мы продолжаем наш разговор про поправки президента к Конституции и, самое главное, о том, как общество откликается на все эти предложения о нововведениях. Мне достаточно интересна позиция Виктора Милитарёва, поскольку он социалист и оценивает поправки президента и все то, что происходит в обществе, в первую очередь, с точки зрения социальной справедливости.

Виктор, в "Правде.Ру" уже было несколько интервью на эту тему, но мы не говорили именно о социальной справедливости. Сейчас все смотрят на предложения, которые внес президент, в том числе по индексации пенсий и каким-то другим вопросам, которые вроде бы направлены именно на соблюдение и восстановление справедливости. Но в то же время кажется, что они не очень бьют в точку и не встречают ожидаемой поддержки со стороны населения.

Потому что они в результате других действий власти, часто совершенно противоположного направления, обесцениваются и просто в декларации превращаются. Здесь вопрос — самый главный: в Государственной Думе опять не прошли предложения по прогрессивной ставке налога. Не прошли, в первую очередь, потому что депутаты посмотрели и поняли, что их зарплаты как раз подпадают под эту самую шкалу. Почему, если президент хочет посоветоваться с народом по Конституции, он не может поговорить с народом и об этом?

Главные темы в России

— В этом есть несколько составляющих. Я хочу коснуться истории этого вопроса в последние прошедшие два года.

Напрямую связанные темы:

  • социального расслоения,
  • увеличения налогов с богатых,
  • непосредственно социальной политики, то есть помощи государства бедным через налоговое перераспределение.

Итак, первое — перед выборами на свой пост президент нас очень сильно обрадовал: сначала на пресс-конференции, которую дал журналистам перед выборами, а потом в своем последнем в старом президентском сроке Послании.

О предыдущем Послании президента

Мало того, что он обрадовал нас тем, что Россия при нем разработала сверхоружие. Мультик этот меня потряс, и может быть, это было даже главной причиной, почему я за него голосовал, а не за Грудинина. Я думал, вот проголосую за Грудинина, сделаю Путина, мол, давай больше — за социальную справедливость. Нет, я все-таки проголосовал за Путина.

Но главное, Путин пообещал серьезное продвижение в социальной защите населения в ходе следующей президентской каденции.

Он твердо сказал о повышении уровня жизни в два раза, о вложениях в дороги, в наукоемкие исследования и — главное — в уровень жизни. Он говорил не только о помощи детям и, в частности, талантливым детям, но и о социальных выплатах.

Говорил не очень конкретно, в смысле цифры не называл, но говорил очень твердо и определенно в плане направления. То есть я прочел это Послание так:

"Ребята, мы вам не до конца помогали, потому что у нас много денег уходило на разработку сверхоружия. Но вот мы его сделали, деньги освободились. Не важно, как это по закону проводится, это деньги моих олигархов или госбюджет — это все не важно. Важно, что я с вами как на духу говорю, с нашим народом, вот теперь я наконец-то вложусь в уровень жизни большинства населения…"

И вдруг — пенсионная реформа

— И через четыре месяца…

— Да! И бац! Получаешь пенсионную якобы реформу. И это при том, что и без изменения пенсионного срока у нас пенсия ничтожно маленькая.

Более того, я ответственно скажу, что со всеми московскими надбавками 20 тысяч — это очень маленькие деньги для прожития одного человека. Причем не только в Москве, а в любой Калуге, Твери или Воронеже. Называю города, где я бывал. А уж в столице-то и подавно.

Но даже не важно, это более-менее процветающая Калуга или очень бедные Тула, Тверь и средний между ними Воронеж, 20 тысяч рублей — мало всюду. Двадцать тысяч подойдут человеку в райцентре, имеющему сотки, собирающему урожай, более того, сажающему там картошку. Как приварок — ничего. Если имеешь теневую занятость на 30-50 тысяч, жить можно.

Но, опять же, реально работающим пенсионерам запретили получать надбавку к пенсии. А без надбавки — это вообще, извините, у многих всего-то по семь-восемь тысяч. Я работал после института официально, вбелую, у меня — как раз семь-восемь тысяч было. А моя жена 25 лет работала, чуть ли не с непрерывным стажем, так у нее — десять тысяч.

Мне часть работы не зачли, потому что потеряли где-то архив моего института — Академии педагогических наук. Что-то сократили. "Полярки" же мне тоже не дали, потому что я проработал на северах всего четыре года, а теперь надо не четыре, а двадцать. И так практически везде, во всем и у всех…

Читайте продолжение интервью:

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев