Валерий Гарбузов: Трамп - апологет, фанат санкционной политики

Степушова Любовь

Дональда Трампа долго упрекали, что он занимается только грозной риторикой и не действует жестко. Теперь весь мир увидел, что он способен убить, по крайней мере, видных военных и политических деятелей.

Почему американцы проводят казни, жестокие военные операции и диверсионно-террористические акты так открыто и показательно? Почему они даже из этого делают шоу? И для чего?

Об этом обозревателю "Правды.Ру" Любови Степушовой рассказал директор Института США и Канады Российской академии наук Валерий Гарбузов.

Читайте начало интервью:

После убийства Сулеймани США боятся терактов

Убийство Сулеймани: резоны Трампа

США и Иран обменялись "любезностями". Что дальше?

— Валерий Николаевич, как вы думаете, почему американцы так открыто, даже показательно убили Касема Сулеймани? Почему они, например, не отравили его? Ведь все это сделано было как бы напоказ. Зачем, для чего?… Напугать Иран? Это чушь.

— Просто дело в том, что это в духе американцев. Помните, как была совершена акция по устранению одного из лидеров террористических группировок в Афганистане? Она вообще транслировалась.

— Собственно говоря, они и Саддама Хусейна повесили там прилюдно.

— Саддама Хусейна действительно казнили открыто, на виду у всех.

— И Каддафи.

— Да, и многие упрекают американцев за это. Но они сами считают, что такая открытость и даже демонстрация какая-то, как некое шоу, наоборот, показывает, что этот человек — действительно тот злодей, против которого необходимо было бороться и американцы это сделали. Они победили зло. Не тайно, не с помощью там каких-то ядов или еще каких-то вещей, а во всяком случае открыто.

— Но это все, собственно говоря, акции устрашения?

— Потому что, видите ли, эти риторика и демонстрация складываются в такое шоу из каких-то событий.

Все это тоже политика и демонстрация возможностей Соединенных Штатов Америки, предупреждение, что если вы и дальше будете продолжать в таком же духе, то и вас настигнет та же самая кара.

— Трамп заявляет, что при нем Иран ядерную бомбу не создаст. Что он имеет в виду — что он ударит упреждающе или что-то еще сделает?

— Здесь надо понять логику Трампа. Вот почему он против этого соглашения, которое так долго вырабатывалось с Ираном главными странами мира, суть которого состояла в том, что с Ирана снимаются санкции, а Иран прекращает обогащение урана, которое бы дало возможность создать атомную бомбу. Иран пошел на это.

Но пришел Трамп и сказал, что все это ерунда, что это соглашение развязывает руки Ирану, поэтому США вообще выйдут из этой сделки.

А остальные — что хотите, то и делайте, но вообще-то вы должны последовать американскому примеру. У него такая логика: додавить Иран. Он утверждает, что сделает это санкциями. США вышли из ядерной сделки и ввели санкции против Ирана.

Трамп считает, что санкционный режим — это мощный мирный инструмент давления на государства:

Трамп — апологет, я бы даже сказал, фанат санкционной политики.

То, что она не работает, я бы не сказал. Она работает, хотя это, может быть, не идеальный инструмент, но тем не менее эта политика работает. Неслучайно Иран занервничал, потому что, конечно, санкции мешают.

Иран долго жил под санкциями и будет жить и дальше. Это тоже понятно, но его возможности ограничиваются, возможности любой страны под санкциями ограничиваются, и Трамп это прекрасно понимает. И он считает, что под санкциями на Иран можно оказывать более эффективное давление, чем манить его отменой санкций. Такая у Трампа логика.

— Советский Союз тоже все время был под санкциями, но все равно ядерную бомбу создал. И вообще стал самодостаточной державой и центром половины мира.

— Это все понятно. И то, что сейчас мы опять под санкциями, конечно, не значит, что случится то, что ожидают американцы, что народ восстанет против Путина, вообще изменится политический режим. Этого, конечно, не будет.

Санкции, конечно, не такой уж мощный инструмент, как говорят на Западе, но все-таки влияние оказывают.

Советский Союз создал атомное оружие и вообще огромный военный потенциал. Но какой ценой это было создано?… И США это понимали прекрасно, когда действовали таким образом. Советский Союз ведь был таким государством, которое могло концентрировать государственные усилия на каких-то важных направлениях: на космосе, на атоме, на военной промышленности, но все остальное приносилось в жертву.

— Но ведь все-таки Иран может так жить?

— Да. Они так и живут. Так и будет.

Иран не умрет. Это страна, которая в любом случае является одной из самых мощных экономик Ближнего Востока. Это страна, которая не замыкается в своих государственных границах, а стремится влиять на регион и создать систему своих союзников в регионе. Сегодня все это происходит на антиамериканской основе.

Одно время, когда в Иране был шах Реза Пехлеви, наоборот, это делалось на проамериканской основе. Потому что шах был очень хорошим другом Соединенных Штатов Америки. Но все поменялось, поменялось с плюса на минус. Но конечно, Соединенные Штаты Америки, для которых этот регион крайне важен со всех точек зрения: с точки зрения сырьевых ресурсов, и с точки зрения стратегической, геополитической, — отсюда, из этого региона, не уйдут никогда.

Это самая важная сфера жизненных интересов США. Многие считают, что решение проблем США с энергоносителями приведет к тому, что потеряется интерес американцев к этому региону. Нет, это вряд ли… Этот регион для США немножко может отойти на второй план, но полностью интерес не потеряется, потому что уж слишком это лакомый кусок и слишком много уже вложено ими в этот регион.

А потом ведь здесь же Израиль.

Израиль не сможет существовать без постоянной поддержки Соединенных Штатов Америки. А Израиль — это главный союзник США в регионе.

Поэтому во всем этом ближневосточном клубке есть тоже серьезная завязка и и об этом тоже надо помнить.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев