Корабль России — лучше, чем "Мистраль"

Артамонов Александр

Россия решила давно назревший вопрос о создании вертолётоносцев собственного проекта. Параллельно этим удалось загрузить заказами крымские судоверфи к вящему ужасу украинцев. Причём наша техника выгодно отличается от устаревших и плохо вооружённых, пусть и маневренных французских "Мистралей". На УДК будут базироваться наши винтокрылы:

Не сравнивайте французские "Мистрали" с нашими универсальными десантными кораблями. Хотя универсальные десантные корабли проекта "Прибой", которые заложены на крымских судоверфях, почему-то некоторыми зарубежными обозревателями называются даже украинскими "Мистралями". Но это вопрос, скорее, к их компетентности.

Русский — не француз

А общего у них только то, что корабли проекта "Прибой" — тоже десантные вертолетоносцы. Да, естественно, мы все помним скандальную историю 2014-2015 годов с несостоявшейся поставкой "Мистралей" в Россию. Габариты нашего корабля достаточно схожи с французским, но все остальное кардинально отличается.

Теперь корабли России проекта 23900, которые будут строиться в Керчи, называются чуть ли не аналогом этих самых французских УДК. Это — совсем не так. Хотя наши корабелы в течение нескольких лет были приобщены к освоению нового для себя класса кораблей, имели доступ к документации и чертежам, учились управлять сложным хозяйством французского "Мистраля".

Однако еще в 1982–1984 годах СССР собиралась строить вертолетоносец. Чертежи были разработаны, проект был учрежден. Он не пошел в серию исключительно из-за того, что началась печально известная перестройка и пошли дальнейшие события.

А сейчас и наши соседи турки заложили собственный вертолетоносец Anadolu. Он предназначен для базирования, возможно, даже самолетов с вертикальным взлетом американского производства. Но опять-таки никто не будет предполагать, что турки создали не оригинальный проект или что мы будем копировать турок по поводу того, что мы в курсе их чертежей и их возможностей.

Наши корабли — это все-таки наши корабли. Они предназначены исключительно для базирования наших вертолетов — Ка-52К "Катран", Ка-27, Ка-29 и Ка-31. Естественно, это предполагает, что абсолютно вся логистика, обслуживание на борту заточено именно под наш тип техники. Кроме того, наши корабли, наши универсальные десантные корабли рассчитаны абсолютно на другое использование, чем французский аналог.

Не только десантный, а боевой

"Мистрали" все-таки слабо вооружены. Фактически там предусмотрены всего-навсего лишь два пулемета и мелкокалиберное оружие. Он никогда не предназначался для прямого боевого контакта. Такой корабль может служить госпиталем или штабом, но не может напрямую сталкиваться с противником. Его задача — только высадить десант под прикрытием других кораблей.

Наши УДК проекта 23900 изначально предполагают возможность прямого боевого столкновения, поэтому в отличие от легкомысленного француза они вооружаются достаточно серьезно. Это — очень закрытая тематика, но точно, что они будут вооружены ничуть не хуже новые боевых катеров.

На мой взгляд, как минимум будет стоять "Панцирь-М" ЗРК, скорее всего, даже два. Это — достаточно мощное средство ПВО. Конечно, 100-миллимитровая артиллерийская установка А-190 и два "Палаша". Все остальное — тайна, и наверняка, будут сюрпризы.

Кроме того важна живучесть боевой единицы при огневом контакте с противником. У французов не изолированы топливные резервуары, у нашего УДК предусмотрена надежная изоляция. Винто-рулевые механизмы — различие кардинальное. Гребные винты "Мистраль" смонтированы на поворотных винто-рулевых колонках с электрическим приводом. У российского УДК установка будет, скорее всего, дизель-газотурбинного типа.

Их опыт и наши новации

Предполагается, что такие корабли УДК как наши два новых корабля должны неким образом сопрягать свои действия с действиями другими единиц. Этого мы делать очень долго не умели. Нам необходим был софт, нам была необходима некая система, которая позволяет сопрягать, то есть сетецентрически управлять низкими единицами как одним целым.

И тут, конечно, французский опыт был для нас ценен, потому что французы это умеют давно. Они создают даже полностью автоматические суда. Их минный тральщик, которому уже более 10 лет, работает полностью в автоматизированном режиме.

Есть еще одно очень важное различие — возможность действия в суровых арктических условиях. Наши УДК, скорее всего, будут привлечены и к охране и действиям вдоль Северного морского пути, поэтому они должны иметь противоледовую защиту.

По заключению Министерства обороны, таких кораблей нам первоначально потребуется не менее восьми. Вероятно, они будут готовы к действию во всех наших акваториях. Черное море, Балтика, Арктика и Тихий океан — как раз по две единицы на каждый флот. А затем планируется довести их количество до 10 и 12.

Предположительно в 2022–2023 году два "Прибоя" уже поступят на вооружение нашего флота.

Военный обозреватель Александр Артамонов

Смотреть видео