Латинская Америка: Почему все плохо, но не везде

Бразилия парализована политическим кризисом. Аргентина уже сменила президента, а Венесуэла стоит на грани прямых столкновений и военного переворота. В Перу к власти стремительно идет наследница Альберто Фухимори. Почему прогрессивные левые партии стремительно теряют позиции в Латинской Америке?

Конечно, высказывания Николаса Мадуро, что события связаны с внешним фактором, то есть с поддержкой оппозиции США, справедливы, но отчасти. Никакой внешний фактор не раскачает экономически стабильную и процветающую страну. Читатель скажет, что сейчас такой нет, мир так и не отправился после кризиса 2008-2009 годов. И это тоже верно, но все же есть в той же Латинской Америке страны, которые развиваются стабильно даже при смене правительств и даже при левых и левых центристах. Это Чили, Коста-Рика, Сальвадор, Уругвай. Так в чем же дело? Дело в базисе — в экономике.

В Бразилии Дилма Русеф (Партия трудящихся, РТ) не делала ничего такого, чего бы не делали ее предшественники: манипулировала статьями бюджета и занимала у частных банков, чтобы выплачивать социальные пособия. Но Бразилия переживает невиданный экономический спад. И оппозиция воспользовалась недовольством среднего класса, который живет не на пособия, а на реальную зарплату, уменьшающуюся год от года. Поэтому бушующий с 2014 года коррупционный скандал, в который вовлечены многие члены правительства, привел к процедуре импичмента и временному отстранению президента от власти. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. С трудом верится, что Дилма Русеф вернется в свой кабинет.

В Аргентине поражению киршнеризма (перонизма) тоже способствовал сильнейший экономический кризис. В ноябре прошлого года на президентских выборах к власти пришел проамериканский либеральный политик Маурисио Макри, который провел радикальные экономические реформы, договорился с фондами стервятниками и начал занимать на внешнем рынке. Но одновременно он отменил социальные льготы, экспортные пошлины и расширенную систему образования.

Из последних сил держится у власти в Венесуэле Николас Мадуро, пришедший к власти после смерти в 2013 году Уго Чавеса. Его партия проиграла прошлогодние парламентские выборы, и теперь законодательная власть находится в руках у его противников — либералов. Николас Мадуро так же находится под значительным давлением экономического фактора — низкой цены на нефть. Несколько недель назад первый тур президентских выборов в Перу выиграла кандидат от правых сил Кейко Фухимори, дочь диктатора Альберто Фухимори. Неолиберальный политик и здесь придет на смену левым силам, вчистую проигравшим выборы.

А ведь десять лет назад ситуация была совсем другой. Левые были на подъеме после победы на выборах Уго Чавеса в 1998 году в Венесуэле, Лулы да Силвы в Бразилии (2002), Нестора Киршнера в Аргентине (2003), Табаре Васкеса в Уругвае (2004) и Эво Моралеса в Боливии (2005). В период с 2006-го по 2011 год левые победили на выборах в Никарагуа, Эквадоре, Парагвае и Перу. Чем были обеспечены эти победы? Катастрофическими последствиями неолиберальной экономики конца 90-х годов: дерегулированием экономики, приватизацией и открытием рынка для иностранных компаний. Это привело к огромному имущественному неравенству, на которое местная элита не обращала никакого внимания.

Левые уловили социальные движения безземельных крестьян в Бразилии, индейцев в Боливии, городской бедноты в Аргентине и т.д. РТ или боливийское Движение к социализму (MAS) возникли непосредственно из этих протестов. С 2003 года этим прогрессивным правительствам, что называется, подул попутный ветер - высокий спрос на природные ресурсы. Неожиданно в их распоряжении оказалось много денег. Например, Боливия увеличила свой бюджет в шесть раз с 2005-го по 2013 год. В страны Латинской Америки хлынули инвестиции из Китая, который быстро развивался. Эти поступления в бюджет позволили наладить систему социальной поддержки беднейших слоев населения.

Результаты были просто ошеломляющие: ликвидация нищеты, подъем образования и становление среднего класса повсеместно. Но после кризиса 2008-2009 годов глобальная экономика не восстановилась. В развитых странах за последние шесть-восемь лет не выросли реальные зарплаты (это касается и США), а Китай, главный драйвер, перестал закупать в Латинской Америке сырье. (ВВП Латинской Америки в 2015 году в связи с этим упал на 0,1 процента. Это первый отрицательный рост с 2009 года.) Заметим, что Поднебесная является вторым по величине торговым партнером в регионе вслед за США, но основным для Бразилии, Чили и Перу, и вторым для Мексики, Венесуэлы и Аргентины. Кроме того, за последние два года повсеместно снизились цены на сырьевые ресурсы, особенно на нефть.

Вот тут-то и выяснилось, что за тучные годы левые правительства не создали базы для перехода на национально ориентированную экономику. Они превратились в государства одной экспортной культуры. Так, из 33 миллионов гектаров пахотных земель в аргентинских пампасах, распаханных за последние 15 лет, две трети были отданы под посевы генно-модифицированной сои фирмы "Монсанто". Эта соя идет в Китай для откорма мясного скота. Та же история в Бразилии, где на модифицированных культурах появились модифицированные комары, несущие вирус Зика. Венесуэла стала заложницей поставок нефти. Эти изменения сопровождались старением населения, стремительной урбанизацией, ростом уличной преступности. Везде многократно увеличилась коррупция — последствие как местного менталитета, так и олигархического типа устройства государства.

На этом фоне личное обогащение политиков (чета Киршнер семикратно увеличила свои активы) начало раздражать население. Итог печален. Государственная казна пуста. Общество расколото: средний класс недоволен, а бедняки грозят протестами в случае введения мер жесткой экономии.

Приведет ли к изменениям новый резкий поворот к либеральной модели? Как показывают итоги первых шести месяцев правления Маурисио Макри, особенных перемен к лучшему нет. Производство стали и строительный сектор рухнули на 16-20 процентов, растет государственный долг, связанный с выпуском коротких гособлигаций, а инфляцию не удается стабилизировать. Розничные цены и рост коммунальных платежей в период с января по апрель увеличили ее в три раза. Процентную ставку ЦБ не удается снизить.

Кроме того, сомнительная легитимность смены власти в Бразилии политически расколола континент. Если Аргентина признала новое правительство Мишела Темера, то Уругвай, Венесуэла и Сальвадор отказали в этом. Кто же выиграл от поворота к либерализму? Транснациональные американские компании, которые при новой приватизации расприватизированных левыми активов значительно поправят свои дела. Кроме того, наступление неолиберализма грозит установлением фашистских режимов, таких как на Украине. А в Латинской Америке это вообще традиция. Просто подумайте о фразе Вольфганга Шойбле, министра финансов Германии и главного казначея ЕС, о том, что "демократия не выше контрактов". Эта фраза была девизом для операции, проводимой Европейской комиссией по приведению в чувство греческого правительства СИРИЗА в первой половине 2015 года.

И последнее. Сейчас многие в Бразилии надеются на реакцию БРИКС по непризнанию нового правительства Мишела Темера, особенно России и Китая. Но где была Дилма Русеф, когда было голосование в ООН по легитимности воссоединения России с Крымом? Воздержалась.

И второй момент. России, как сырьевой державе, тоже есть над чем подумать. Во всяком случае, накопленные резервы пока позволяют это делать. Главное — не шарахаться из одной крайности в другую, не подсаживаться на "китайскую иглу" и создавать рабочие места у себя.

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...


Выйдет ли Бразилия из БРИКС?
Комментарии
Кто он, Александр Солженицын, - предатель или герой?
Кто он, Александр Солженицын, - предатель или герой?
Кто он, Александр Солженицын, - предатель или герой?
Кто он, Александр Солженицын, - предатель или герой?
Юбилей на костях предков: в Казани отметят 750-летие Золотой Орды
Кто он, Александр Солженицын, - предатель или герой?
Премьер Эстонии рассказал, какими могли бы быть новые санкции против России
Премьер Эстонии рассказал, какими могли бы быть новые санкции против России
ТВ выдало человека за робота на "путинском" форуме
Кремль ответил на заявление Порошенко о "войне"
Юбилей на костях предков: в Казани отметят 750-летие Золотой Орды
Юбилей на костях предков: в Казани отметят 750-летие Золотой Орды
Юбилей на костях предков: в Казани отметят 750-летие Золотой Орды
"Гений инвестиций" предупредил о падении курса доллара
Уже не банк: почему Греф хочет изменить название Сбербанка
Порошенко объявил о "войне" после керченского инцидента
Порошенко объявил о "войне" после керченского инцидента
Росфинмониторинг нашел множество "офшоров" губернаторов и депутатов
Порошенко объявил о "войне" после керченского инцидента
Почему Конституция стала памятником несбывшимся надеждам
В США призвали избавить экономику Украины от "влияния" России

В России прошла серия конференций "Ближний Восток, Северный Кавказ. Культурная политика в деле укрепления межнационального мира и межрелигиозного согласия". Какова цель федерального проекта? Об этом и не только "Правде.Ру" рассказала этнолог и магистр теологии Галина Хизриева.

Почему России стоит поддерживать авторитет Южной Осетии