Насколько стабилен популярный у россиян Тунис?

Многие россияне выбирают для отдыха сравнительно недорогой Тунис. Однако недавний случай похищения иностранных туристов заставляет усомниться в правильности выбора этой страны. Страна считается образцом политической стабильности в арабском мире. Но так ли это?

В Тунисе начинается сезон отдыха, который продлится по ноябрь включительно. После некоторого спада спроса, это направление становится снова всё более популярным у наших граждан. В условиях, когда Турция понижает квоты для российских туристов, а в других прежде популярных у них странах вводится или ужесточается визовый режим, подобных проблем в Тунисе нет. Наследник легендарного Карфагана Тунис, славящийся при этом дешевыми ценами, в том числе и на талассотерапию, становится более чем притягательным.

Эта средиземноморская страна вроде бы выгодно отличается от других стран арабского Востока. В отличие от Так, там нет приставания к туристам, особенно к женщинам, поскольку за это можно получить длительный тюремный срок. В Тунисе очень низкая уличная преступность, а уровень аварийности на дорогах намного ниже, чем в Египте.

Считается, что политическая и экономическая ситуация в стране одна из самых стабильных среди арабских стран. Однако февральское похищение двух австрийских туристов, которых к тому же до сих пор не нашли, ставит под вопрос безопасность пребывания в этой стране иностранцев. Что же происходит в Тунисе и стоит ли опасаться посещать эту страну? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно подробно рассмотреть происходящие там политические события.

Заметим, что формально там всё тихо: нет кровожадных алжирских исламистов, нет такой преступности как в Египте, и никого не убивают по "иракскому примеру". Во многом этому спокойствию страна обязана "твердой" власти. Авторитарные традиции всегда были сильны в Тунисе еще со времен владычества тунисского бея и турецкого султана. И они были настолько сильны, что их не устранило даже французское колониальное владычество, продолжавшееся свыше 100 лет.

Освободившийся от французов Тунис обрел своего нового авторитарного правителя Хабиба Бургибу, ставшего главой правящей Социалистической дустуровской партии и властвовавшего над страной с 1957 по 1987 гг. Правление Бургибы с его культом во многом напоминало правление Сапармурата Ниязова в Туркмении. Так, в Тунисе существовали государственные праздники вроде отмечания первого ареста будущего тунисского лидера, его триумфальное возвращение в Тунис и, разумеется, его День рождения.

Однако под влиянием перемен в СССР авторитаризм уступил место демократизации. Бургиба любил повторять, что такого человека, как он, будет нелегко заменить, но замена все-таки нашлась. 84-летнего одряхлевшего тунисского лидера устранила жаждавшая власти группировка во главе с премьер-министром Зин аль-Абидином Бен Али.

Еще при назначении на свой пост новый лидер заявил о стремлении построить в Тунисе "процветающее, открытое, миролюбивое общество, основанное на справедливости и терпимости". Политическая жизнь страны фактически приостановилась из-за непредсказуемого поведения прежнего "хозяина Карфагена". Кроме того, новому президенту досталось весьма сомнительное экономическое наследство, включая многочисленных безработных, число которых составляло 4% от населения.

В области внешней политики Бен Али взял курс на сохранение отношений со всеми странами, "особенно братскими и дружественными" и следованию курсу сохранения "исламской, арабской, африканской и средиземноморской солидарности на основе общих интересов". В результате непоследовательная внешняя политика Бургибы, из-за которой репутация Туниса на международной арене низко пала, благодаря действиям Бен Али была восстановлена.

И привычный для страны автократический режим получил мощную либеральную струю. Первым делом новый президент выпустил из тюрем всех политзаключенных, в том числе и исламистов из "Джихад аль-Ислами" ("Священная исламская война") и "Движения исламского направления". После этого он гордо объявил о том, что отныне в стране нет ни одного человека, "сидящего" по политической статье.

Он резко ограничил компетенцию силовых структур и первой из арабских стран в июле 1988 г. запретил пытки. Дальше – больше. Он преобразовал правящую партию из социалистической в Демократическое конституционное объединение (ДКО), ликвидировав многие из её былых привилегий. Президент стал завоевывать симпатии народа, встретившись с разными его представителями и ознакомившись с его нуждами. Как результат – стремительный рост его популярности.

Бен Али заявил главной целью подобных преобразований вхождение в европейские структуры. И сделал для этого много практических шагов – так, в 1989 г. он провел президентские и парламентские выборы, вернув многим тунисцам право избирать и быть избранными в представительные органы власти. Также он практически уравнял права женщин с правами мужчин. С августа 1992 г. насилие против женской половины в семье стало караться по закону, девушка могла получить паспорт без согласия мужа или отца, а дети разведенных родителей не оставались автоматически у отца.

Но, едва выпустив из тюрем исламистов, он столкнулся с их вызовом. Либерализация и демократия была воспринята ими как слабость нового режима. Чтобы побороть его, Бен Али пришлось применить не только силу, но и такт, и осторожность, и хитрость. Он проводил политику "железной рукой в бархатной перчатке". В итоге главное "осиное гнездо" исламизма в стране – партия "Ан-Нахда", не отказавшаяся от экстремизма, была объявлена вне закона. Её лидеры отправились на долгие каникулы в места не столь отдаленные, а активисты из государственных и силовых структур потеряли работу.

Кроме того, он поставил на место тех религиозных деятелей, которые позволяли себе вмешиваться в светскую жизнь страны. Однако, чтобы выбить из-под ног исламистов почву для агитации против него как "атеиста" он совершил хадж в Мекку, что еще больше подняло в народе его авторитет. В итоге опасность исламизации тунисского общества, грозившая погрузить страну в хаос, временно была устранена.

Однако слабость многих восточных либералов в том, что они в лучшем случае способны лишь придавить, но не уничтожить экстремистов. Так было и с Тунисом, в котором до сих пор действуют разрозненные группы исламистского подполья, которое и могло стать причиной исчезновения австрийцев в феврале этого года. Несчастных европейцев до сих пор держат где-то в пустыне, грозя отрубить им голову. С другой стороны, это могло быть и делом рук соседей из числа алжирских салафистов.

Как же быть с до сих пор не найденными туристами? – спросит читатель. Всё дело в том, что, несмотря на это, Тунис остается одной из самых безопасных стран для иностранных туристов. Впрочем, произошедшее с парочкой австрийцев доказывает тот факт, что даже на отдыхе нельзя терять бдительности.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Британская студентка повергла в шок профессора, оправдав коммунизм
Мечта о самоубийстве: немцы объяснили, почему не стоит воевать с Россией
До второго пришествия: чудеса Иисуса в Библии и Коране
Россия официально обвинила США в подготовке Майдана-2018
Россия официально обвинила США в подготовке Майдана-2018
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
Кремль обмолвился о разговорах Путина и Порошенко
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
На полусогнутых: как Назарбаев стал другом Америки
Кто следующий: "грязные танцы" раскачивают систему?
Закон с двойным дном: как Киев "убил" Минские соглашения
Закон с двойным дном: как Киев "убил" Минские соглашения
Без "Акул": почему списали в утиль самые мощные АПЛ в мире
Россия официально обвинила США в подготовке Майдана-2018
Британская студентка повергла в шок профессора, оправдав коммунизм
Закон с двойным дном: как Киев "убил" Минские соглашения
Закон с двойным дном: как Киев "убил" Минские соглашения
Казахстан в шоке от нового алфавита
Британская студентка повергла в шок профессора, оправдав коммунизм