"Папа Франциск I устраивает всех"

Неожиданное отречение Папы Римского Бенедикта XVI и последующее избрание Франциска I наделало в мире немало шума. И главный вопрос сейчас: что можно ожидать от Папы Римского Франциска I, который, безусловно, является фигурой харизматичной и неординарной. При этом эксперты, опрошенные "Правдой.Ру", отмечают, что новый Папа сумел еще и всем угодить.

Смотрите фоторепортаж: В Ватикане избран новый Папа Римский

13 марта в Сикстинской капелле Ватикана был избран новый Папа. Хотя и не сразу после начала заседания конклава кардиналов, а в четвертом туре, но, тем не менее, очень быстро, всего на следующий день посла начала выборов. А это, мягко говоря, не очень характерно для Римо-католической церкви, где избрание предстоятелей ранее нередко затягивалось на целые месяцы. К тому же, на этот раз процедура голосования была усложнена — победитель должен был набрать не половину плюс один голос своих коллег — а целых две трети, то есть 77 из 115 присутствующих кардиналов. Как сообщают СМИ, ссылаясь на свои конфиденциальные источники в Ватикане, новый понтифик набрал голосов значительно больше минимума.

Таким образом, можно сделать вывод, что аргентинский кардинал Хорге Бергольо устроил практически всех. Не только собравшихся в Риме прелатов, конечно, но и стоящих за ними и паствы, и светских политиков, мнение которых не может не учитывать ни один "князь Церкви", служа в той или иной стране. Какие же качества Франциска Первого могли привлечь симпатии тех, от кого зависело избрание нового главы католического мира?

Для начала, предстоятель РКЦ является яркой, харизматичной фигурой — в отличие от своего предшественника, Бенедикта XVI. Уже его первое обращение к собравшимся на площади вокруг Собора Святого Петра с просьбой молитв о себе (а не с обычным пастырским благословением) наполнило души верующих дополнительным восторгом.

Еще больше импонирует людям личный аскетизм нового Папы. Еще являясь главой католиков Аргентины, он жил в скромной двухкомнатной квартирке, сам готовил себе пищу. И, как сообщается, не собирается отказываться от таких привычек и став "викарием (наместником) Христа" — так официально именуется его нынешний сан.

Вызывает симпатии большинства католиков и бескомпромиссное отношение главы РКЦ к тому, что современный секулярный мир считает "достижением свободы и демократии", а верующие (в том числе и нехристиане) однозначными пороками — гомосексуализм, эвтаназию, аборты. Приход к власти нового энергичного лидера внушает надежды на то, что Церковь сможет реформироваться — только не в плане все большего растворения во вне- и антихристианском мире и потери самоидентичности — а, наоборот, в плане четкого следования христианским (и традиционно-гуманистическим) ценностям.

В этом смысле избрание главой Ватикана выходца из Латинской Америки тоже достаточно символично. Ведь этот континент ныне является, фактически, главной "цитаделью" католического мира. К слову сказать, термин "цитадель" в узком смысле слова означает не просто "крепость", а "крепость в крепости", "башня последней обороны", которая способна противостоять врагу даже когда вся остальная твердыня уже захвачена. "Теплохладные" европейские христиане (за исключением, разве что, поляков) давно капитулировали перед "духом века сего". А вот южноамериканские государства пока еще не идут на столь выраженный конформизм с антихристианскими ценностями, как их европейские коллеги.

Читайте также: Бенедикт XVI - косвенная жертва целибата?

Между прочим, на этом же континенте значительное распространение получила так называемая "теология освобождения", утверждающая, что одним из главных задач христианства является освобождение людей от социального гнета, бедности, нищеты. Фактически, в рамках этой "теологии" действуют ведущие политические силы Венесуэлы, Перу, Эквадора, Бразилии, Никарагуа, где при власти находятся де-факто социалистические силы. Даже Куба, несмотря на прохладное отношение к ней официального Рима, в свое время удостоилась похвалы своей социальной политики из уст, скажем, матери Терезы, недавно канонизированной Ватиканом.

Впрочем, теология освобождения официально руководством РКЦ не одобряется. Немало критиковал ее и кардинал Бергольо. Но отнюдь не за призыв ликвидировать социальное неравенство, а за тоталитаризм марксистского толка, насильственное попрание человеческой свободы, нередко с кровавыми жертвами во имя "торжества всеобщей справедливости".

Возможно, именно этот последний момент и вызвал негласную поддержку кандидатуры аргентинского прелата со стороны "сильных мира сего" — в первую очередь, США. Напрашивается аналогия с избранием Иоанна Павла II, фанатичного антикоммуниста, сделавшего знаменем своего понтификата "крестовый поход против коммунизма". Коммунизм в Европе ныне повержен, но взял явный реванш в виде социалистической "лайт-версии" в Латинской Америке, далеко выйдя за пределы своих прежних "бастионов" — Кубы и Никарагуа.

К тому же, Аргентина — своего рода белая ворона на континенте, вместе, правда, с Боливией и, отчасти, Чили. Там с большим пиететом прислушиваются к рекомендациям Запада, МВФ, Всемирного Банка. Платят за это, правда, сумасшедшей силы кризисами на грани потери контроля над национальной экономикой, но зато идут в русле "либеральных ценностей".

А тут еще в Венесуэле место президента стало вакантным. Как тут Вашингтону не попытаться использовать авторитет Католической Церкви, чтобы привести к победе проамериканскую оппозицию? Предпосылки этому есть — помнится, во время болезни Уго Чавеса местные католические иерархи требовали вместе с "правыми", чтобы лидер страны принимал президентскую присягу исключительно дома, а не в кубинской клинике, которую не мог оставить из-за тяжелой болезни.

В общем, идея с избранием "антиреволюционного папы", "Иоанна Павла номер 2" выглядит, конечно, заманчивой — с точки зрения западных политиков. Вот только насколько велики шансы с помощью католической церкви обуздать антиамериканские настроения на континенте? Тут ведь мало личного аскетизма Папы и его призывов к богатым добровольно делиться с бедными. Надо, чтобы последние и вправду делились. Ведь латиноамериканская неприязнь к богатым североамериканцам-"гринго", так хорошо описанная еще в рассказах Джека Лондона, она ведь представляет собой не какую-то иррациональную ненависть. Равно как и политический антиамериканизм того же покойного Чавеса служил не только целям сплочение нации против "образа врага" с Севера.

Просто при такой доктрине гораздо проще было национализировать природные богатства страны, от эксплуатации которых западными транснациональными корпорациями венесуэльцы получали копейки. Как ныне — получившие, наконец, вожделенную "свободу и демократию" ливийцы, чьи доходы от нефтепромыслов расписаны до цента ТНК "освободителей" на сотню лет вперед.

Так что поддержать в Венесуэле на выборах того же давнего противника Чавеса, кандидата "правых" Каприлеса, в Риме, конечно, могут. Но ведь местные граждане то тоже не дураки — и даже без тезиса "бытие определяет сознание" точно знают, что "соловья баснями не кормят" и "свободу и демократию на хлеб не намажешь". И, вообще, Католическая церковь утешает страждущих надеждой на загробное блаженство уже две тысячи лет — но в последнее время эти слова в Южной Америке как-то не воспринимаются. Даже военные диктатуры уже не помогают бороться с народным возмущением — отчего США и допустило их бесславный выброс на свалку истории. А ничем иным, кроме преференций и роста доходов своих предпринимателей Вашингтон удовлетворить ради нормализации отношений не удастся.

Читайте также: Отречение папы римского - это начало конца

Думается, не хуже понимает это и сам Папа Франциск Первый. Хотя, конечно, ему не позавидуешь — ввиду необходимости находить компромиссы между стремлением своей паствы (в том числе, и латиноамериканской) к большей социальной справедливости — и желанием "сильных мира сего", давший санкцию на его избрание, получать прежние сверхприбыли в "третьем мире". Тем самым, продуцируя ту самую бедность, против которой всю жизнь выступал папа, взявший имя Франциска, святого, прожившего всю жизнь в нищете и бескорыстной помощи сирым и убогим.

Эксперт "Правды. Ру", религиовед, политолог, православный публицист Маргарита Оларь прокомментировала ситуацию в Католической церкви в связи с отставкой прежнего Папы и выборами нового следующим образом. Уход Бенедикта по ее словам, выглядит в некотором смысле малодушно — все равно, как если бы Христос перед Распятием сослался бы на плохое состояние здоровья и не пошел на Крест.

"Тем не менее, уход старого Папы явно согласован с теми политическими силами, которые заинтересованы в том, чтобы Католическая Церковь изменила бы свою политику, чтобы она от интеграции с элитарными группами перешла к такой мягкой политике взаимодействия с незащищенными слоями населения. Кроме того, сейчас ожидаются выборы в Венесуэле, возможно, с беспорядками — а новый Папа "свой", из Аргентины, слывет этаким "мягким" социалистом, в тоже время, выступая против революционных настроений. Так что фигура Франциска устраивает всех — особенно тех, кто бы хотел, чтобы Латинская Америка стала более лояльной к капиталистической экономике и к Соединенным Штатам в частности".

Так что, пусть даже уход его предшественника и связан с личным малодушием — но фигура нового главы РКЦ показывает, что Церковь готова радикально изменить свою политику.

По словам Маргариты Оларь, после Иоанна Павла, который был харизматической фигурой, на котором держалась вся Церковь, Бенедикт особой популярностью не пользовался — и перед РКЦ стала потребность если не в революционных изменениях, то просто в "капитальном ремонте". Фигура нового папы устраивает очень многих — он традиционалист в сфере морали, выступает против рыночной экономики, но и против революционных потрясений, и может скоро потребоваться ввиду усиления политической напряженности, особенно в Латинской Америке.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир" 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
В строительстве Крымского моста западные СМИ увидели "нападение России на украинский суверенитет"
Почему не стоит бояться военных маневров США и КНР — Виктор МУРАХОВСКИЙ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ