Закон о выдаче: Чемодан, вокзал, эшафот

Российская Федерация довольно давно является членом Европейской конвенции о выдаче от 1957 года и Европейской конвенции о пресечении терроризма от 1977 года, но несмотря на это договора об экстрадиции с США у России нет, как и нет облегчающих процесс соглашений. Ситуация остается напряженной, особенно если правовая коллизия усложнена политикой.

Примеров, когда США отказывались выдавать России преступников, включая беглых предателей-разведчиков, немало. Точнее сказать, нет ни одного обратного примера, так что угрозы Вашингтона в адрес России, которая, якобы, отказывается передать Сноудена, бывшего контрактника (даже не штатного сотрудника) спецслужб обратно в США, по меньшей мере, не логичны. В таких условиях неприкрытого диктата без правовой основы вполне закономерен вопрос — а так ли необходимо России сотрудничать с США в вопросах выдачи преступников?

Договор об экстрадиции, есть или нет?

В 1887 году имперская Россия подписала с США конвенцию, которую до сих пор, как считает начальник Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуроры РФ Саак Карапетян, никто не отменял. Данный акт подразумевает выдачу лиц, имеющих отношение к покушению на царя или членов его семьи. На запрос со стороны РФ об актуальности договора от США были получены неоднозначные ответы.

Представитель Госдепартамента США дал понять, что конвенция слишком "стара" и договор об экстрадиции уже не имеет юридической силы, хотя и не представил официальную дату или год его окончания. Согласно докладу Организации Объединенных Наций от 1970 года о международных договорах, Вашингтон в одностороннем порядке разорвал соглашение об экстрадиции еще в 1941 году, не уведомив об этом вторую сторону.

Читайте также: "Что мы за страна, если будем всего бояться?"

Не так давно из РФ в США вместе со своей семьей бежал дипломат Кирилл Алексеев. Россия обвиняла Алексеева в измене, присвоении имущества, предательстве, провокации, клевете, и надеялась на его выдачу. В ответ на это Государственный департамент США сообщил, что не может удовлетворить просьбу официальной Москвы, так как договора между странами об экстрадиции не существует. Несмотря на это, Соединенные Штаты еще в 1980-х годах все же депортировали в Советский Союз нацистских военных преступников Федоренко и Линнаса.

Справедливости ради стоит отметить, что США продолжают депортировать лиц с уголовным прошлым обратно в Россию. В ряде случаев, на фоне продолжающихся споров между нашими странами, российские официальные лица настаивают на возрождении Вашингтоном двустороннего договора о выдаче. Александр Коновалов, министр юстиции России, в ходе визита в Вашингтон отмечал, что вопросы подобного рода поднимались неоднократно, но до сих пор американская сторона так и не приняла решения. В противовес этому, представитель Госдепартамента заявил, что по вопросу экстрадиции не ведется никаких переговоров и обсуждений.

Комментируя на этой неделе судьбу Эдварда Сноудена, президенты обоих стран, Владимир Путин и Барак Обама, публично признали отсутствие двустороннего договора о выдаче. Сноуден, преследуемый США и обвиняемый в разглашении государственных секретов, скрывается, как считается, в российской столице в транзитной зоне аэропорта Шереметьево. Путин заявил, что Россия не имеет никаких полномочий к задержанию американца, поскольку последний не пересекал территорию России и не совершал здесь противозаконных актов. Администрация Обамы настаивает на выдаче Сноудена в духе взаимности (за последние годы США экстрадировали в Россию 7 человек).

Нет никаких сомнений, что процесс привлечет к себе внимание со стороны международной правовой общественности, и вполне возможно, договор о выдаче 1887 года снова в той или иной редакции окажется в силе. Но пока правовая основа по вопросам выдачи преступников больше похожа на зыбучие пески, политики продолжают призывать стороны придерживаться норм поведения и верховенства закона. На днях Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ, сказал, что попытки обвинить Россию в нарушении законов США являются абсолютно необоснованными и неприемлемыми.

Экстрадиция в разных странах

Современное международное право предусматривает процедуру выдачи подозреваемого или преступника в страну, из которой он бежал. В соответствии с общими принципами любая страна обладает суверенитетом, то есть может интерпретировать и применять в отношении граждан свои собственные законы, и не обязана соблюдать законы другой страны. В результате единственной возможностью обеспечить сотрудничество между ними являются международные соглашения, конвенции и т. п.

За последние годы некоторые государства заключили между собой многосторонние договоры об экстрадиции, в которых прописаны правила и условия, касающиеся процесса передачи лица из одной страны в другую. Все они имеют свои особенности и зависят от стран-участниц, у которых есть объективные причины отказаться или согласиться на выдачу.

Стоит понимать, что предоставление убежища не нарушает международного права. Например, некоторые государства настаивают, чтобы преступление, за которое обвиняется человек, считалось таковым в стране, в которую он бежал. Это создает проблему с деяниями, которые являются правовыми дома, и незаконными за границей.

А Франция, Германия, Япония и Китай категорически отказывают в выдаче своих граждан другому государству, предпочитая судить их на родине. Многие страны, которые выступают против смертной казни, не соглашаются выдавать обвиняемого в Соединенные Штаты, если есть вероятность получения им смертного приговора. Кроме того, некоторые страны не будут осуществлять выдачу на основе убежденности в возможности заочного судебного разбирательства. Как правила, из процесса выдачи исключаются подозреваемые в политических преступлениях.

Читайте также: Полсотни стран помогли ЦРУ пытать заключенных

В настоящее время 141 страна является участником Конвенции ООН против пыток, и еще десять, которые подписали, но не ратифицировали ее. Третья статья этого документа подразумевает, что, во-первых, ни одна страна не должна выдавать человека другой стране, если есть вероятность того, что подозреваемый может подвергнуться пыткам, во-вторых, для определения наличия таких оснований принимаются во внимание соответствующие обстоятельства, включая практику грубых нарушений прав человека. Подчеркнем, что все эти явления, судя по прессе, характерны для США.

Выдавать — не выдавать, или куда бежать?

Соединенные Штаты не имеют дипломатических отношений и установленного договора о выдаче с Анголой, Андоррой, Бутаном, Боснией, Камбоджей, Кубой, Ираном, Северной Кореей, Ливией, Сербией, Тайванем, Вануату и Вьетнамом. Страны, которые не имеют договоров об экстрадиции с США, но имеют дипломатические отношения: Афганистан, Алжир, Армения, Бангладеш, Бахрейн, Бруней, Буркина-Фасо, Бурунди, Камерун, Чад, Китайская Народная Республика, Джибути, Экваториальная Гвинея, Эфиопия, Гвинея, Индонезия, Иордания, Южная Корея Лаос, Ливан и т. п. Что касается России, то, по словам заместителя Генпрокурора РФ Александра Звягинцева, сегодня Россия имеет соглашения о выдаче преступников с 65 странами, включая дальнее зарубежье. Большее число проблем в отношении экстрадиции возникает со Швецией и Великобританией, которая за двадцать лет не выдала ни одного подозреваемого в уголовных преступлениях.

Сотрудничество между Россией, США и другими странами по вопросам экстрадиции представляет собой взаимный интерес, а его согласование лежит в рамках международного права и разработки взаимоприемлемых механизмов взаимодействия. Жаль только, что интерес к этой проблеме резко обостряется преимущественно в период кризисных ситуаций, как в истории со Сноуденом.

Читайте самое актуальное в разделе "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Эдвард Сноуден: куда пойти, куда податься?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Энергетическая экспансия США: уголь для Украины, СПГ для Литвы
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов