Дарья Митина: Трамп ничего не изменит

Каковы итоги президентства Барака Обамы и стоит ли ждать перемен при Дональде Трампе? Узнаем ли мы правду о трагедии самолета "Ту-154" над Черным морем около Сочи? Об этих и других событиях в авторской передаче "Необычная неделя" главный редактор Pravda.Ru Инна Новикова поговорила с секретарем ЦК Объединенной коммунистической партии Дарьей Митиной.

— Сейчас активно обсуждаются итоги правления уходящего президента США Обамы. Состоялась инаугурация Трампа, он вступил в должность президента. Станет ли мир более спокойным?

— Собственно, вся интрига закончилась еще 19 декабря, когда выборщики подтвердили выбор, который был сделан до этого в ноябре. Потому что там еще могли быть какие-то неожиданности и кто-то делал на них какую-то ставку.

— Шансов было мало на эти неожиданности.

— Да, шансов было мало. Но накручивалось вокруг этого очень много в медиа, естественно, и целый сегмент Демократической партии раздувал специально эти слухи. Было много спекуляций на тему, что выборщики не так проголосуют и т. п. Но, естественно, вся эта интрига была развеяна 19 декабря.

В общем-то, ничего неожиданного не произошло. 20 января состоялась инаугурация. Но меня, честно говоря, настораживает, расстраивает и даже пугает этот ажиотаж, который царил, в том числе и наших СМИ. Потому что такое ощущение было, что оставались считанные дни потерпеть и потом наступит какой-то…

— …конец света, крушение надежд…

— И наоборот, у нас почему-то официозная наша пресса с большим воодушевлением воспринимает начало трамповского руководства, как будто закончатся все беды, горести и проблемы, тут же снимутся против России санкции, будут по всем пунктам договоренности. Иногда доходит даже до абсурда. Конечно, красиво выразилась Мария Захарова, что у Господа было семь дней на сотворение мира, у Обамы девять дней, чтобы его разрушить.

Моя точка зрения всегда, в общем-то, была одной и той же: приходят различные администрации, меняются партии власти, меняются президенты. Но в главном, в общем-то, ничего не меняется. Конечно, политика и в Америке, и вообще в глобальном мире делается не личностями, даже такими яркими, экстравагантными, как Трамп.

Она делается теми силами, которые за этими политиками стоят, финансово-промышленными группами и группами элит, которые этого кандидата выдвинули, продвигали и т. д. Если посмотреть на итоги руководства различных администраций, что демократической, что республиканской, для Советского Союза и для постсоветской России разница всегда была лишь в деталях, в нюансах, она не была принципиальной.

Понятно, что изменятся какие-то детали в риторике, безусловно, в государственных отношениях, на межличностном уровне что-то может поменяться, но по большому счету все остается также. Об этом свидетельствуют и многочисленные заявления членов команды Трампа, которые мы уже слышали, например, заявления будущего министра обороны.

— Джеймса Мэттиса.

— Да. Они показывают, что какой-то кардинальной смены курса не будет. И сам Трамп не сказал ничего многообещающего. Он сказал, что на перезагрузку надеяться не стоит, как поладим, так и поладим. Поэтому я не очень понимаю, почему такой ажиотаж.

— Он сказал еще во время избирательной кампании, что хватит Америке так активно с такими финансовыми тратами решать проблемы других стран, ей нужно заняться внутренними проблемами.

— Ну, дай Бог, конечно.

— И для нас это было бы очень важно.

— Безусловно, когда у власти республиканцы, они больше занимаются своими внутренними проблемами, но тем не менее у них есть свой набор приоритетов, от которых Трамп, естественно, отказываться не будет. Демократы очень большое внимание уделяют европейским проблемам, взаимоотношениям с Евросоюзом, Ближнему Востоку.

Республиканцы больше обращают внимание на пояс стран вокруг себя любимых. В Латинской Америке будут продолжаться те же самые негативные тенденции с удвоенной силой, на мой взгляд. Уже сегодня, на излете обамовского правления, пошли негативные тенденции во всю раскручиваться в Бразилии и Аргентине, сейчас еще в Венесуэле.

Трамп уже обозначил Латинскую Америку как свой безусловный приоритет. Сейчас непонятное, робкое потепление наметилось у США с Кубой в виде открытия американского посольства на Кубе и снятия некоторого вида санкций. Мне кажется, что этот процесс может быть заморожен. То же самое может быть и с Ираном. Сейчас мне кажется, что может быть существенный откат назад.

В этой республиканской политике есть, безусловно, свои плюсы, но есть и минусы. И нам придется приспосабливаться. Те, кто настроен на какую-то легкую жизнь при Трампе, я думаю, будут жестоко разочарованы. Потому что нельзя забывать, что империализм, в общем-то, всегда один и тот же, у него всегда одни и те же интересы. И тот, кто об этом забывает, получает веслом по башке очень серьезно.

— Закончились восемь лет правления первого черного президента Америки, и оценки тех достижений, что бы он сам ни говорил, крайне негативны. В том числе, часто слышим, что первый черный президент оказался хуже самого никудышного белого президента. У нас всегда были отношения сложные, неразрешимые, какие-то противоречия глобальные.

Всегда было две супердержавы, и остальные ориентировались либо на нас, либо на них. Но последние годы лет это было просто нечто невообразимое. Такого не было даже при Советском Союзе…

— Если мы вспомним годы правления обоих Бушей, что там было что-то более радостное, что ли?… Точно такая же политика велась и в отношении Ближнего Востока, точно то же самое было в Афганистане. Другое дело, что Россия была сосредоточена больше на своих внутренних болячках и проблемах, не так сильно и активно действовала на международной арене.

— И не противодействовала США.

— Да, мы больше занимались какой-то саморефлексией. А сейчас Россия просто начала вести себя гораздо активнее на внешнеполитической арене. Поэтому у нас складывается впечатление, что все очень плохо. На самом деле, и раньше все было не лучше.

— И мы тоже были в сфере влияния этих внешних сил. У нас и на наших оборонных заводах были американские специалисты.

— Конечно, вся конвергенция шла под руководством американских консультантов.

— Давай обсудим следующую тему — трагедию с "Ту-154" в Сочи. Ты сказала такую странную вещь, что пусть это будет лучше теракт, чем какая-то чья-то неаккуратность и невнимательность. Почему? Сейчас много-много версий ходит. Министерство обороны очень жестко критикует все попытки делать поспешные выводы, пока идет следствие.

С другой стороны, появляется такая информация, что это все-таки могло быть некое воздействие. Потому что высота и скорость небольшие были, тем не менее такой разброс, такие сильные разрушения, на шесть километров осколки разлетелись. Что ты об этом думаешь?

— Скажем так, когда произошла внешне похожая трагедия над Синайским полуостровом, тоже в первые дни версия теракта не была основной, базовой. Говорили, что даже если это был теракт, все равно мы об этом не узнаем, потому что правды нам не расскажут. Тем не менее, прошло несколько недель, и версия терактов стала основной.

В промежуточных выводах работы комиссии осталось семь основных версий, которые находятся в разработке. Версия теракта ушла. Ее в числе разрабатываемых версий как бы нет. Но проблема же не в том, что теракт это или не теракт. Это внешнее воздействие, какой-то взрыв, взрывное устройство, либо какое-то внешнее воздействие на летательный аппарат и т. д.

Ведь помимо терактов существуют еще и диверсии. Почему не раскрылись закрылки? Отвинтил кто-то гайку, они и не раскрылись. Могут же быть и такие вещи. Мы этого никогда не узнаем. Потому что пока в приоритете — версии перегруза, человеческого фактора, ошибки пилотирования… Как-то все это очень странно.

Потому что, с одной стороны, экипаж — суперпрофессиональный, там самые асы, которые сажали самолет в катастрофических ситуациях. Это были летчики высочайшего класса. С другой стороны, перегруз — это тоже странно, потому что основная часть груза шла другим бортом. Что касается там других факторов, не знаю. Я не специалист, мне сложно сказать, подождем окончательных выводов.

Факт заключается в том, что версия теракта уже как бы исключена из рассмотрения. Вот поэтому очень обидно. Потому что любой случай халатности, недосмотра, невнимательности и т. д. — это, конечно, во много раз обиднее и горше, чем если бы кто-то подбил ракетой. Тогда от нас ничего не зависит, а в данном случае очень многое зависит от человеческого фактора. К сожалению, видимо, базовая версия: человеческий фактор и какая-то ошибка именно при загрузке самолета — все-таки верна.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Дарьей Митиной

В субботу первый заместитель министра иностранных дел России Владимир Титов подтвердил в Москве журналистам приятную новость: в конце текущего года ожидается визит в столицу России главы МИД Великобритании Бориса Джонсона.

К визиту главы МИД Великобритании в РФ: почему  Лондон размораживает диалог с Москвой?
Комментарии
Оружие и туристы: чего хотят другие страны от России
Касьянов выгнал Навального на улицу
Названы сроки извержения супервулкана в Йеллоустоне
Жизнь страшнее смерти: 12 фактов о КНДР
В случае войны флоту Украины не поможет "волчья стая"
Теплая война и революция: как Запад надеется развалить РФ
Молодой шпион задержан в Югре
МГУ и НГУ возглавили супер-рейтинг вузов QS EECA
В случае войны флоту Украины не поможет "волчья стая"
В России будет введено софинансирование медуслуг?
Мова пополнилась: нацюцюрник для охвостья
В случае войны флоту Украины не поможет "волчья стая"
Большая Игра Империи против России
Большая Игра Империи против России
Тело русской девушки сожгут в Доминикане
МВФ надоело: Украина снова без денег
Задержанные игиловцы хотели взорвать Киркорова
Магнитное поле Земли не защищает от радиации
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
От греха подальше: телеканалы отказались рекламировать "Матильду"