Американский дезертир рассказал правду об Ираке

Американский солдат, уставший видеть смерть и постоянную жестокость в Ираке, сбежал из части и долго скрывался от властей. Но его вернули и теперь держат в военной тюрьме на территории Германии. С момента начала иракской войны из армии США дезертировали уже восемь тысяч военнослужащих.

Двое сотрудников военной полиции сидели в гостиной рядом с его женой и ждали. Железным голосом ему было приказано побыстрее собирать вещи. Его должны были доставить в аэропорт для немедленной отправки в Ирак.

Солдат Огестин Агуайо рассказал репортеру журнала « Spiegel », что в эти минуты думал только об одном: «Я им не дамся». Накануне он спрятался и специально пропустил отъезд своих сослуживцев в направлении аэродрома. Теперь за ним пришли персонально.

Войдя в спальню, он погремел какими-то вещами, делая вид, что пакует снаряжение. Потом открыл окно первого этажа и выпрыгнул наружу.

Облаченный в камуфляжную форму, он побежал прочь. Огестин совершил дезертирство в самом центре Германии, где в этот момент находился его батальон.

По данным журнала « USA Today », с начала иракской войны, по меньшей мере, восемь тысяч американских солдат самовольно оставили свои части. Сотни пытаются найти прибежище в Канаде, где сейчас целая группа дезертиров пытается получить политическое убежище. Некоторые скрываются в ФРГ.

В течение недели 34-летний солдат прятался у знакомой семьи в Баварии. Ему дали немного денег и гражданскую одежду, готовили для него еду. «Я беспокоился за свою жену», - говорит Огестин. Женщина осталась на базе в Швайнфурте, ежедневно отвечая на вопросы военной полиции.

Сбежавший солдат говорит, что с самого начала чувствовал себя совершенно чужим в армии. Его тяготили даже «агрессивные песни, которые заставляли орать» во время строевых упражнений.

Стать военным его заставила бедность. Американец мексиканского происхождения был складским рабочим в Лос-Анджелесе. Однажды он услышал, как бодрый голос из радиоприемника призывает решить все материальные проблемы, поступив на контрактную службу. Он решил попробовать.

На собеседовании ему предложили службу в качестве санитара и возможность через четыре года поступить на учебу. Он подписал договор: «Я не знал, что продаю душу дьяволу». Через год его отправили в Ирак.

То, что он увидел, его ужаснуло. На третий день службы двери его лазарета в Тикрите распахнулись, и солдаты внесли двух полумертвых мужчин, возле которых только что взорвался автомобиль, начиненный взрывчаткой. Он делал все, как его учили, пытался остановить кровотечение. Но пациент с оторванными руками и обожженной кожей умер у него на руках. Огестин едва успел выбежать за дверь, прежде чем его стошнило.

В Тикрите он провел год. Его довольствие составляло 1600 долларов, плюс 600 евро надбавки. За эти деньги он упаковывал останки погибших в пластиковые мешки, стоял в карауле, наблюдал как его сослуживцы издеваются над иракцами во время обысков. Он слышал как один солдат говорил: «Я хочу кого-нибудь замочить, хочу, наконец, сказать, что я это сделал».

Огестин решил, что с него довольно. Он подал прошение об отставке, заявив, что не может служить по религиозным убеждениям. Прошение отклонили. Во время пребывания части в Германии он отказался носить при себе оружие. Ему урезали жалование.  Он обратился в вашингтонский суд. Его иск отклонили. Он подал апелляцию, но ему пришел приказ об очередной отправке в Ирак «для поддержки глобальной войны с терроризмом». Он понял, что ему остается единственная возможность – бегство.

Сидя в своем убежище в Баварии, Огестин размышлял, что ему делать дальше. Можно было прятаться многие годы, надеясь на амнистию, подобной той, что, в конце концов, получили сбежавшие из Вьетнама. Но ему надо было еще думать о своей семье, и он решил сдаться. По словам военных юристов, почти никто из дезертиров не в состоянии прятаться долго. Жизнь в бегах выдержать трудно.

Огестин окружным путем добрался в США и спустя месяц после побега сдался военной полиции в Калифорнии. Он надеялся на скорый суд и мягкий приговор. Но все оказалось не так просто.

Он все еще является солдатом 1-й пехотной дивизии, временно расквартированный в Швайнфурте. Его приказали снова доставить в Германию, на этот раз в наручниках. Теперь он сидит в военной тюрьме, ожидая начала процесса. Дезертиру грозит более двух лет заключения, но, по его мнению, это все равно лучше, чем новая командировка в Ирак. 

Владимир Иванов

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
12 признаков надвигающейся войны Запада с Россией
Проигравшую Самойлову снова отправят позориться на "Евровидение"?
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Видео: ветеран спецназа США обалдел от русского автомата
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
США потребуют от Европы быть более жесткой с Россией
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Проигравшую Самойлову снова отправят позориться на "Евровидение"?
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Умирающий Маккейн потребовал уничтожить Путина и Россию
Умирающий Маккейн потребовал уничтожить Путина и Россию
Разоблачено: почему российский "Бук" не сбивал MH-17
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Проигравшую Самойлову снова отправят позориться на "Евровидение"?
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Документы ВСУ: лучшие части Украины стали "кровавым быдлом"
Почему Дональд Трамп забанил Стивена Кинга в Twitter
Раскрыт девиз сборной РФ - про сердце, но без валидола
Голландцы готовы просить помощи у Шойгу по делу рейса MH17