Автор Правда.Ру

Николай Трофимов: "Есть еще порох!"

Давно заметила: чем знаменитее артист, тем он скромнее. Всенародно известные, популярные, любимые, настоящие звезды, живые легенды доступнее и приятнее в общении, проще -- в отличие от "звездушек"-однодневок, капризных, высокомерных, "безумно загруженных и уставших", окруженных охраной. Питерские актеры (суперзвезды!) Кирилл Лавров, Игорь Дмитриев, Михаил Светин, Петр Вельяминов, Игорь Горбачев, Леонид Неведомский, Георгий Штиль (список можно продолжать!) ходят без охранников, отличаются высокой культурой, интеллигентностью, деликатностью, тактичностью. По свидетельству очевидцев, знаменитый Милляр ("Кощей Бессмертный") и в 89 лет был галантным кавалером. Свидетельствую: народный артист Советского Союза, любимец миллионов телезрителей и публики театральной, знаменитый "Лев Гурыч Синичкин" (второе, если не первое имя актера-легенды) -- Николай Трофимов и в свои 82 года джентльмен и приятный собеседник.

-- Вы из Иркутска? Я не был в вашем городе. Может быть, еще приеду. Привет иркутянам от петербуржцев! -- знаменитая трофимовская улыбка. Мы договариваемся о встрече для интервью: "Приходите на служебный вход БДТ. Вы знаете, где это? Все равно я вас встречу, так лучше". Николай Николаевич подает мне пальто с укоризной: "Ну что же вы не даете мне поухаживать за красивой женщиной, почувствовать себя мужчиной? Записали меня в старикашки?"

Только что сыгран "Безумный день, или Непровинциальный бенефис" -- спектакль-бенефис, созданный в настоящих традициях старого театра, -- в театре "Русская антреприза" имени Андрея Миронова. На глазах зрителей пролетела вся жизнь любимого актера. Мальчик из Севастополя приехал поступать в Ленинградский театральный институт. И сразу был принят. И стал хорошим артистом. На экране (в этом театре часто используют в спектаклях бесценные живые кинокадры, ставшие историей) -- выдающийся режиссер Георгий Товстоногов, говорит о Трофимове: "Это комик мирового уровня. Он сыграл много знаменитых ролей. Я счастлив, что работаю с ним".

Актер великолепно читает Зощенко. Заслушаешься! Обхохочешься! Оказывается, писатель, услышав его исполнение, признался, что "даже не подозревал, какой хороший рассказ написал!"

На следующий день мы встречаемся в знаменитом АБДТ имени Г.А. Товстоногова, где Николай Трофимов служит уже ни много ни мало 38 лет! Идем в его гримерку. По дороге артист, то и дело приветливо здороваясь с обитателями театра, рассказывает, что сегодня у него еще встреча со студентами.

-- Я занялся преподаванием 8 лет назад. У меня будет второй выпуск. Ребята учатся при консерватории, где готовят режиссеров музыкальных театров, у них есть предмет "Актерское мастерство"...

А я рассказываю, как мне понравился спектакль "Пиквикский клуб" по Диккенсу (мистера Пиквика играет наш герой).

-- Он идет у нас уже лет 20. Это единственная оставшаяся постановка еще самого Товстоногова. Все остальные уже отошли. Я прошу не убирать его из репертуара. Все артисты прекрасно играют! И сами получают от этого удовольствие, и зрителям, надеюсь, тоже доставляют.

-- Николай Николаевич, Товстоногов увидел вас впервые в театре в Тбилиси? В какой роли?

-- Не в театре, а в ансамбле "Пяти морей", который организовал Исаак Дунаевский. Он собирал лучшие силы мобилизованных на войну -- скрипачей, балетных... всего там было 260 человек. Ансамбль просуществовал до 1943 года, а потом был расформирован.

Я окончил театральный институт в 1941 году. Когда сдавал экзамен (марксизм-ленинизм), пришло сообщение о начале войны. Пошел служить на флот. В 1946 году демобилизовался и поступил в Ленинградский театр комедии. Это, так сказать, основные вехи моей биографии.

А Товстоногов увидел меня, когда мы с ансамблем выступали в Тбилиси. В то время он был там худруком Русского драматического театра.

-- И на сцене вы пели, танцевали?

-- Нет. Я вел концертную программу, Георгий Александрович ее смотрел.

-- Неужели в ведущем он разглядел будущего артиста, нужного ему в труппе?

-- Да. А познакомились мы позже, когда Товстоногов приехал к нам в Ленинград, стал художественным руководителем театра Ленинского комсомола.

-- Вы не пожалели, что перешли в БДТ?

-- Ну что вы, наоборот! Почти каждый год в Комедии у меня было по 3-4 премьеры. Акимов меня не обижал. По существу это была моя школа. Там я сыграл "Ревизора", "Трагика поневоле" -- не перечислить всего, что было за 17 лет!

В моей жизни было три великих режиссера. Мой педагог в театральном институте Борис Иосифович Зонн, Акимов, руководитель Театра комедии, Товстоногов. А из кинорежиссеров -- Бондарчук (я снялся у него в трех картинах) и наш, ленинградский, Михаил Иванович Ершов, у него сыграл в четырех фильмах.

Первая серьезная роль в кино -- "Война и мир" Толстого, капитан Тушин. До этого были эпизодические роли.

Мне очень хотелось сыграть трагикомедию. В театре не удавалось, там приходилось играть одни комедии. А когда стал сниматься, мне попался очень хороший сценарий -- "Африканыч" по повести Белова. Вот и сыграл хорошую трагикомическую роль.

-- Имя "Лев Гурыч Синичкин" стало для вас родным?

-- Да. Так и зовут с тех пор. Удачно получилось. Всем понравилось.

Люди помнят еще "Трембиту". И оперетту "Принцесса цирка", двухсерийную картину. Там, кстати, должен был сниматься не я, а Стржельчик, но он что-то не смог, и на графа взяли меня. Хорошая роль. Еще помнят "На пути в Берлин"...

-- У вас была историческая встреча с Зощенко...

-- Да. Когда я был студентом первого курса театрального института, выбрал для чтения (у нас была бригадка при Доме писателей) смешной рассказ. А автора даже не знал! Читал его как-то на вечере, вдруг ко мне подошел человек невысокого роста, интеллигентного вида, протянул руку, поблагодарил и сказал: "Я даже не подозревал, что написал такой хороший рассказ!" Это был Зощенко. С тех пор я с ним больше не встречался. Но когда его травили -- у него ведь были плохие времена, -- я продолжал читать этот рассказ -- "Мелкий случай из личной жизни". И читаю его до сих пор. У меня в репертуаре есть еще "Аристократка" и другие рассказы Зощенко.

  -- Вашими партнерами были Сергей Филиппов, Иннокентий Смоктуновский....

-- Да, Филиппов -- хороший партнер, мы дружили, понимали друг друга на сцене. У Акимова в Театре комедии я играл Хлестакова, он -- Осипа в "Ревизоре". Очень интеллигентный человек, с большим чувством юмора, а его принимали за босяка, алкоголика -- из-за ролей. Это ему не нравилось. Мы с ним очень любили импровизировать! Играем как-то "Ревизора". Захудалая гостиница, оба голодные. Я сижу ем, а он -- за моей спиной. Поел я первое, остатки -- ему, принимаюсь за второе -- жаркое. Мясо жесткое, никак не разрезать, я его "пилю", "пилю", кусок слетает с тарелки, ловлю и обратно кладу. Филиппов наблюдает. И вдруг случайно на сцене появляется муха! И он это обыграл. Хвать муху и съел, словно мясо. И смотрит: не достанется ли ему кусок настоящего мяса? Аплодисменты зрителей!

Со Смоктуновским снимались у Бондарчука в фильме "Степь" по Чехову. Он играл эпизодическую роль хозяина какой-то еврейской харчевни, но очень смешно! У него там шестеро детей. А я играл священника.

-- Раньше у вас гастролей было!

-- О-о! Вы знаете, у нас же были заграничные гастроли. Первой поездкой стала Германия. Мы повезли "Мещан" Горького. И были первым театром, который налаживал дружеские отношения между Германией и Советским Союзом. В то время театры не выпускали за границу. А Товстоногов "пробивал" начальство, которое дрожало, как бы чего не вышло. С нами всегда ездили какие-то незнакомые люди в серых костюмах. Когда нас спрашивали, кто это, мы говорили: "Помощник режиссера".

Много мы поездили! Даже в Японии побывали.

-- О семье вашей хотелось бы узнать...

-- У меня была жена, с которой я прожил 56 лет, она умерла. Сейчас у меня вторая жена. В моей жизни были две женщины. Первая жена, Татьяна Григорьевна, очень любила мозаику. И меня "заразила". У меня есть две большие картины (полтора на два метра). Одна -- "За Русь", вторая -- "Фальстаф", мы с ней вдвоем их делали. Часами сидели, занимались. Собирали старые пластмассовые разноцветные игрушки, резали их на небольшие квадратики и клеили клеем БФ по рисунку на дерево.

Моя жена была очень талантливым человеком. После того, как ей, актрисе, пришлось уйти из Театра комедии, она решила посвятить свою жизнь мне.

-- А почему "пришлось уйти"?

-- Акимов не стал ее держать, когда я перешел в БДТ...

-- Вы тогда уже много снимались?

-- Да! Приедешь домой уставший, а тут тебя и встретят, и накормят. Я считаю, что 50 процентов моих успехов -- ее заслуга, Татьяны Григорьевны.

Марианна Иосифовна, вторая моя жена, тоже очень хорошая женщина, следит за мной, оберегает. У нас дочка Наташа. Она живет в Италии, там вышла замуж.

-- В свободное время чем сейчас занимаетесь?

-- Люблю бывать в лесу. Из сухих веток, что там соберу, потом получаются всякие поделки.

-- Дачными делами не увлечены?

-- Дача у меня была казенная, но я от нее отказался. Заели комары! На свою дачу денег не было, мы жили небогато. Да и сейчас до сих пор народные артисты получают самое большее три тысячи рублей.

Была машина, я попользовался ей лет 20, накрутил всего 20 тысяч километров. Она почти все время стояла...

-- Сами водили?

-- Сам. Перевернулся как-то на ней и решил от нее избавиться. Лучше пешком ходить -- полезно для здоровья.

P.S.

В гримерке Николая Николаевича на стене висят фотографии, на которых запечатлены его роли в двух замечательных театрах. Это друзья оформили стенд к его 80-летнему юбилею. Перчихин ("Мещане"), Чебутыкин ("Три сестры"), Телегин ("Дядя Ваня"), Хлестаков и Хлопов ("Ревизор" в Театре комедии и в БДТ), и Пиквик, и Лев Гурыч Синичкин, и еще много-много ролей!

Чуть не забыла: недавно Николай Трофимов снялся в кино, на своем родном "Ленфильме". Есть еще порох!..

Светлана МАЗУРОВА

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде