Водка заставила британца выдать военную тайну

Все реже звучат слова ветеранов, прошедших дорогами войны с самого начала до самого конца. Тем ценней воспоминания тех из них, кто сохранил трезвую память и остроту ума. Британия сражалась с фашизмом с 1939 года, а в 2003-м, отпраздновав очередной юбилей победы в «Войне за Атлантику», ее власти заявили, что больше не будут организовывать массовых праздников с привлечением стариков, пускай даже заслуженных.

Ветеран Полярных конвоев Колин Макмилланн, несмотря на свои 86, готов дать фору некоторым юношам. Особенно по части «перца» в воспоминаниях о встречах с союзниками . Как ветеран королевских ВМС (капитан-лейтенант с героического «эскортера» – эсминца «Бигль»), а также глава лондонской секции клуба «Русский конвой» Макмиллан был видным участником международной конференции, посвященной Союзным конвоям, организованной петербургской ассоциацией Полярный конвой в 1999 году.

О посещении советского эсминца в бухте Ваенга в далеком 1943-м Колин вспоминает с восхищением… Стоял наш эсминец («Бигль») на якоре прямо в центре бухты. И вот как-то раз пригласили нас к советским коллегам с эсминцев, стоявших в Окольной (северная часть бухты Ваенга). Отчего же не проведать братьев по оружию, тем более что не так часто это случалось?! Командир назначил меня старшим, дал еще двух офицеров и старшину катера, опытного и непьющего. Последнее обстоятельство носило особый смысл. Должен же кто-то сохранять трезвый ум, чтобы группа вернулась на родной корабль ? В том, что русские будут угощать никто не сомневался…

Пришли мы в Окольную, сигналят нам с борта одного эсминца, дескать, подходите сюда, дорогие друзья, не ошибетесь. Подходим. У трапа довольно угрюмый офицер, капитан-лейтенант, и, как вскоре выяснилось, политкомиссар. Молча приглашает нас жестом следовать за ним. Мы дружно последовали, а старшина остался в катере, на всякий случай. Озираюсь вокруг: «Где же остальные офицеры? Да и экипажа почти не видно!» Увы, кроме нашего гостеприимного хозяина никто так и не появился, по крайне мере, в нашей компании.

Ну, расположились мы в комиссарской каюте , тот молча достает четыре стакана и бутыль какой-то мутноватой жидкости. Молча разливает. Закуски не помню, почему-то в памяти она совершено не отложилась. Вообще с памятью после этого визита еще долго возникали проблемы. Помню, что подняли мы всего три тоста. Но каких! Кстати, напиток оказался редкостной гадостью. Какой-то «сучок», но что делать – noblesse oblige! (положение обязывает – фр.) Как никак первый тост – «За Победу!» А ведь она у нас общая! Ну, второй, понятное дело, дело «За Сталина!».

-А почему, - спрашиваю, - товарищ комиссар, мы так частим? Что за спешка?
- А потому что мы еще за вашего короля не выпили!
Вежливый комиссар попался, знал толк в политесах, но очень немногословный. Наверное, со словарным запасом было туговато! Но дело святое – выпили третий «За короля!», хотя, насколько мне известно, его у вас пьют «за тех, кто в море», как и у нас.

И тут поплыло у меня все перед глазами. «Все, - думаю, - сейчас богу душу отдам. С русскими на этом поприще тягаться бесполезно. Пора ноги уносить!» И вдруг слышу, как наш радушный хозяин , склонившись к моему соседу Бобби, тихо так шепотом спрашивает: «Какова дальность действия вашей гидроакустической станции, товарищ?»

«Вот ведь, - думаю, - собака, а еще союзник! Выведывает гад? Но ничего от нашего брата ты не услышишь, мы ребята тертые!». И вдруг слышу, как Бобби шипит в ответ: «1200 ярдов, сэр!»
- Что же ты врешь, - к своему удивлению, встреваю я в опасную дискуссию о британских секретах , - забыл что 1800!?

Поверьте, я не предатель своего народа, но под воздействием русского напитка почему-то потянуло на искренность. Вот и выложил правду-матку. Куда там современным психотропам до этого зелья? Больше, правда, никто ничего добавить не смог. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Просто физически, включая хозяина. Помню, мы молча, обнявшись, дошли до трапа и чуть было не протрезвели. Оставленный в катере трезвенник-старшина был мертвецки пьян!

Скажу честно, думали мы недолго. Опыт, как известно, не пропьешь! Привязали руль «право-10», завели мотор и сходящейся спиралью минут через 40 оказались у борта родного корабля. Напрямки-то было бы, раз в пять быстрее, но кто их обеспечил бы эти «прямки». Помню, что мы несколько раз проходили довольно близко от борта эсминца , где приветственно махал рукой, подыгрывая туловищем, наш гостеприимный хозяин…Неужели он действительно был единственным обитателем этогозагадочного корабля? По крайней мере, у нас в тот вечер сложилось именно такое мнение…

Что там было на самом деле, оставим на совести старины Колина, но вот не менее заслуженный ветеран конвойной эпопеи капитан 1 ранга, доктор наук и профессор Анатолий Львович Лифшиц утверждает, что встречи союзников были довольно частыми. Особенно для тех, кто направлялся офицерами связи или лоцманами на прибывающие в Кольский залив корабли союзников. Уж кто-кто, а Анатолий Львович, всю войну проплававший корабельным штурманом, главным образом на эсминцах «Разумный» и «Гремящий», вправе судить о том, что и как было на самом деле.

Послужной список говорит сам за себя. Здесь участие в 88 боевых выходах, обеспечивших конвоирование 303 союзных и 38 советских транспортов, охранение поврежденного английского крейсера «Эдинбург», 15 атак подводных лодок противника, в ходе которых 2 лодки были утоплены, а 2 повреждены. Участвовал он в обстреле немецких позиций в Северной Норвегии и в 1941 году, и при освобождении Заполярья в 1945-м. Активный участник 23 союзных конвоев: QP-9, QP-10, PQ-12, PQ-13, QP-13, PQ-14, QP-15, PQ-17, JW-53, JW-56, JW-57, RA-57, JW-58, JW-59, RA-59, JW-60, RA-60, JW-61, RA-61, JW-62, JW-63 и более 20 внутренних он принял непосредственное участие в спасении 40 английских моряков конвоя PQ-17. Работа штурмана не подразумевает особого личного героизма, однако остается весьма ответственной.

Обеспечивая кораблевождение во всех боевых эпизодах и боевое маневрирование с момента выхода из базы и до возвращения, штурман по праву разделяет все успехи и неудачи экипажа при выполнении самых разнообразных действий. Походы кораблей, которые обеспечивал А.Л. Лифшиц, составили в общей сложности около 96 000 морских миль, большая часть которых приходится на штормовое Баренцево море.

Сегодня Анатолий Лифшиц вместе с боевыми друзьями из петербургской общественной организации «Полярный конвой» находится в Исландии, хранящей память о боевом содружестве военных лет. Ведь именно оттуда конвои начинали свой путь в «Холодный угол ада».

Сергей Апрелев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Петр Порошенко сбежал с дебатов в Европарламенте
Какие лекарства убивают мужскую силу
Венесуэла: Мадуро, Кастро и Путин хотят Карибский кризис 2.0
Украинские моряки в "Матросской тишине" пожаловались на "Русское радио"
Турецкие граждане будут есть российскую говядину
В чем признается Бутина и какие санкции это обеспечит
Россиян ждет серьезный дефицит импортных алкогольных напитков
США призывают Германию отказаться от «Северного потока-2»
Во сколько обходится Украине "бережливость" Петра Порошенко
Какие лекарства убивают мужскую силу
У России могут навсегда отобрать Луну
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
У ВМС Украины нет ракет для своих катеров
Турция купит у США больше сотни истребителей F-35
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Петр Порошенко сбежал с дебатов в Европарламенте
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?
Украина "создала" автокефальную церковь. Что дальше?