США – Украине: Надо, Петро, надо!

Прошел год с начала карательной операции киевских властей на востоке Украины. О том, с чего начинался Евромайдан, как весь этот год жили донбассцы, как шла борьба за русский язык и право называться русскими, как формировалось ополчение, рассказал в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru председатель общественной организации "Оплот" Евгений Жилин.

— Евгений, чем занимается ваша организация "Оплот"?

— Организация "Оплот" изначально была организована мной в 2011 году, после того, как я ушел на пенсию из органов внутренних дел. Я ее создал для того, чтобы отстаивать свои интересы, убеждения, с которыми я работал в органах внутренних дел. Первоначально мы помогали семьям погибших сотрудников милиции в Харькове. Оказывали помощь ежемесячно. Потом я занялся бизнесом, появились хорошие финансовые результаты, и мы стали помогать афганцам, которые пришли с войны без рук, без ног, без глаз, и еще тогда потеряли возможность зарабатывать себе на жизнь.

Получается, работал вместо них — "за други своя", как говорится. Таким образом я выполнял свой солдатский и офицерский долг перед этими людьми.

В дальнейшем наша деятельность заключалась в том, что мы отстаивали интересы русскоязычного населения Украины. Мы поддерживали президента Украины Януковича, после того, как он подписал закон о языке, собирали подписи в поддержку русского языка, а также мы боролись с неофашизмом всеми доступными законными способами.

Так, мы обжаловали решение местных советов о переименовании улицы Мира в улицу СС Нахтигаль на западной Украине, выиграли этот суд. Когда на Украине начали выбирать куда двигаться — евроинтеграция или интеграция с Россией и Евразийским союзом — я прекрасно понимал, что для Украины губительно движение исключительно в Европу, потому что вся экономика Украины завязана на России, здесь — наши деньги, наши интересы. Мы не против двигаться в Европу, но вместе с Россией.

Поэтому мы собирали подписи, хотели провести референдум, хотели показать всему миру, что народ Украины против навязанного курса евроинтеграции.

Когда президент приостановил свое движение в сторону евроинтеграции, мы были очень довольны, считали, что одержали победу законными методами. Мы никогда не прибегали для отстаивания своих интересов к какому-то насилию, хотя я занимался патриотическим воспитанием, готовил людей для службы в армии. Когда начался Майдан, стали выступать люди, которые хотели заставить президента принять курс евроинтеграции, мне это казалось проявлением демократии. Так же и мы выходили и говорили, что мы — против евроинтеграции.

Но законы совместного проживания говорят о том, что все-таки меньшинство должно подчиняться большинству, тогда мы будем уживаться. Но когда мы решили провести референдум, куда Украине двигаться, куда большинство людей хотят идти — в союз с Россией или с Европой, этот референдум был заблокирован. Потому что сторонники евроинтеграции знали, что они проиграют на этом референдуме.

Когда начались насильственные действия против работников милиции, мирное выражение взглядов закончилось, я выступил с обращением, призвал людей разойтись с Евромайдана.

После этого я приехал в Киев. В политическом руководстве Украины не нашлось людей, которые были бы готовы просто выходить и говорить правду. Многие разъехались, политическая элита оказалась не способна бороться за свои убеждения.

Сам того не желая, я оказался впереди. Простые люди, которые разделяли мои взгляды, увидели во мне какую-то силу, поняли, что я человек простой и прямой. Поэтому "Оплот" приобрел очень большую поддержку среди обычных людей на территории всей Украины, хотя изначально он создавался как Харьковская общественная организация.

Начали звонить люди со всей Украины, в том числе, из Донецка, Луганска, Одессы, Житомира. Приезжали люди, просили их назначить руководителями "Оплота" в своих регионах. Одним из них был Александр Захарченко. Мы с ним пообщались, мы с ним были единого мнения о происходящем, он готов был бороться, сражаться, а не просто отсиживаться. Поэтому я принял решение, что он будет возглавлять "Оплот" в Донецке. Также поддерживают наши идеи и работают Игорь Безлер и Александр Беднов.

— Прошел год после того, как Турчинов с Порубием ввели войска на Донбасс. Почему именно в этих областях возникло военное противостояние?

— Такое противостояние могло произойти на территории всей юго-восточной Украины. Люди в Харькове, Запорожье, Днепропетровске, других областях были не менее настроены против этой власти. В Донецке и Луганске, наверное, началось потому, что там, надо отдать должное, появился Стрелков Игорь Иванович. Протест был народный. Но была и заслуга Стрелкова. Люди готовы были мирным путем доказывать свой протест, выходили на площадь.

В Харькове по 10-20 тысяч человек собирались, люди говорили: "Мы против этого". Но их никто не слышал. Наши люди не готовы были убивать ради своих убеждений. Они надеялись на то, что власть, какая бы ни была, их услышит.

Произошел редерский захват предприятия под названием "Украина", но работники вышли и сказали: Мы, может быть, и готовы это принять, но только мы — против фашизма, против неонацизма, это — в нашей крови. Но до народа новой власти не было дела. А в Харькове не было Стрелкова, который был готов к вооруженному сопротивлению. Стало понятно, что протестное движение может быть подавлено только вооруженным путем. Украинская власть не хотела ни с кем считаться, слушать аргументы, решила задавить это силой, как их кураторы — американцы — поступали везде. Но Стрелков спутал им все карты.

— Как вы считаете, Стрелков — террорист, который был направлен российскими спецслужбами, или это наш Че Гевара, революционер?

— Стрелков как Че Гевара. Я лично с ним не знаком, но опосредованно мы знакомы. Он не был направлен российскими спецслужбами, Стрелков — искренне убежденный человек. В его действиях были какие-то ошибки, с которыми я не согласен, но именно Стрелков сделал то, что многие хотели сделать, но не решались.

Назвать его террористом сложно, потому что он борется за русских людей, он встал и сказал: Я готов за русских драться до смерти и убивать любого, кто посмеет убивать русских за то, что они русские. Это правильный лозунг. Он вышел против людей, захвативших власть незаконным путем вооруженного переворота.

Юридически их власть незаконна. Это было признано, просто не было воли других государств этот переворот победить, задушить его. А вот Стрелков вышел сказал: Король-то голый! Эта власть ненастоящая. Я против нее и готов это отстаивать с оружием в руках. Естественно, Европа и Америка будут назвать его террористом. А мы, простые русские люди, должны сказать спасибо Игорю Ивановичу за то, что он назвал белое белым и боролся с черным, что с оружием в руках отстаивал интересы простых русских людей.

— Как в центральной и западной частях Украины относятся к этой войне? Есть ли понимание того, что надо отпускать русских, или считают, что надо подчинить и украинизировать эти территории и людей?

— Средний класс не хочет воевать, хочет стабильности, но их мнения никто не спрашивает. Воевать они не хотят. В Донбассе не было ни одной мобилизации, но людей, которые хотят воевать за русский мир, — масса. Их просто уже не берут, не пускают, потому что перенасыщена армия ДНР и ЛНР. А людей, которые хотят воевать за Украину, нет.

В эту армию надо загонять насильственно под угрозой привлечения к уголовной ответственности. Но люди полностью находятся под властью режима, который жестко контролируется США. Для них Украина — такая же страна, как Филиппины или как Гвинея. Все решается в госдепартаменте, и им неинтересно мнение украинцев. Они сами делают и преподносят лживые телевизионные программы, постановочные кадры, фальшивые соцопросы.

Я знаю многих людей по всей Украине, говорил с ними. Украинцы хотят мира и спокойствия, хотят работать и зарабатывать, хотят дружбы с Россией, со своим братским народом, но телевизионно создается другое мнение. Конечно же, война, которая затянулась, отсутствие победы во многих уже рождает ненависть, в том числе к ДНР и ЛНР, потому что они видят в этом источник своих проблем.

Потому что людям говорят: вы мало получаете денег из-за Донбасса, вас не могут лечить, потому что — Донбасс, потому что его поддерживает Россия. Такой алгоритм запускается, это твердится постоянно и внушается людям.

А на самом деле поднялись простые, обычные люди — шахтеры и другие рабочие. Оказалось, что даже у контрабандистов, полубандитов с непонятным прошлым в душе — любовь к своей земле намного больше, чем у так называемой элиты, которая сбежала. Им побоялись сначала давать оружие, не поверили сначала, именно потому и было отдано столько городов, в которых люди голосовали за независимость Донбасса.

Потом, в дальнейшем, их начали переподготавливать, в том числе с моим участием, и давать оружие. Жизнь не стоит на месте, сейчас перемирие, и есть реальная власть Захарченко в ДНР и Плотницкого в ЛНР.

Не всегда власть поступает правильно, по моему мнению, не совсем так, как нужно. Ведь везде — тоже разные люди у власти. Простые жители ждали другого, люди ждали честности большей и порядочности. На сегодня не до конца выстроена в правовом плане государственность, что меня лично очень тревожит.

Я не понимаю, почему создали следственные органы, но не создали суды, как людей можно сажать в тюрьму, но не иметь возможности их дальше судить, чтобы человек имел возможность доказать свою невиновность. Конечно, еще все можно исправить, в любом случае когда-то это будет все исправлено, и в любом случае — в ДНР и ЛНР лучше потому, что сегодня там будут праздновать 9 мая, там уважают ветеранов и память о них. Будет праздник День Победы, и это значит, есть надежда, что будет все хорошо.

Читайте также:

Идея Киева о миротворцах похоронена навсегда

Разведка предупреждает об украинском джихаде

"Запад уже начинает слив Украины"

"Забрать Донбасс" — игра Яценюка против Порошенко

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Война на Украине: что изменилось за год?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Зачем США навязывают всему миру свое энергетическое сырье
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам