Август 2008: Пять лет после пяти дней

Войны начинаются по объективным причинам. Редчайшее исключение — воля лидера государства, не совсем, мягко говоря, адекватного, как Саакашвили, который развязал пять лет назад войну против России. Народ Грузии оценил его заслуги, оставив бесноватого Михо без власти. По просьбе "Правды.Ру" российские эксперты оценивают следствия августа 2008. 

Август 2008: Пять лет после пяти дней. 285368.jpeg

Главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко:

- 8 августа 2008 года, пять лет назад произошло нападение Грузии на Южную Осетию. По прошествии времени изменилась ли оценка произошедшего?

— Никаких оснований для пересмотра всех тех решений и заявлений, которые делало российское руководство 5 лет назад нет. Российские миротворцы стали жертвой неспровоцированной агрессии со стороны Грузии и для того, чтобы защитить их жизнь и для того, чтобы предотвратить массовый геноцид осетинского населения Россия была вынуждена в ответ на действия грузинской стороны провести операцию по принуждению к миру Грузии. Наши действия были абсолютно легитимны, обоснованы, соответствовали нормам международного права. Естественно дальнейшим вариантом развития событий стало признание государственной независимости Южной Осетии и Абхазии.

Подобного рода прецеденты уже неоднократно были, взять, например, ситуацию на Балканах. Поэтому надо исходить из существующих реалий, а она такова, что на территории бывшей Грузинской ССР сегодня существуют три независимых образования: Грузия, Южная Осетия и Абхазия.

— Как ситуация повлияла на правительство Грузии?

— Мы видим что грузинский народ разочаровался в президенте Саакашвили, в его авантюристической политике. Грузия — это страна, где по большому счету народ живет тяжело, а элита, по крайней мере, при Саакашвили была безответственна в отношении интересов и чаяний собственного населения. Мы видим, итоги недавних парламентских выборов показали, что оппозиция получила вотум доверия и очевидно, что впереди политический крах, он уже фактически произошел. Но этот крах может оформиться и в конкретное уголовное преследование президента Михаила Саакашвили после того, как он сложит свои полномочия. Очевидно, преследовать его будет уже грузинская юстиция, поскольку ему будет инкриминирован целый ряд должностных, государственных и военных преступлений.

Как вы считаете, это была наша победа или некое поражение нашей дипломатии? И что значат эти события для России?

— Если агрессор нападает, здесь дипломатия уже бессильна. Мы на дипломатическом уровне пытались урегулировать отношения, выстраивать добрососедские мирные контакты с Грузией, но при Саакашвили это было абсолютно невозможно. По своему коварству и двуличию он действовал так же, как Адольф Гитлер. То, что произошло 8 августа 2008 года это во многом напоминало события 22 июня 1941 года, конечно, масштабы были другие, но тактика была совершенно одинаковая между гитлеровской Германий и Грузией Саакашвили.

Мы говорим о том, что Россия защитила своих миротворцев, предотвратила геноцид мирного населения на Северном Кавказе и в принципе это блестящая военная победа. Конечно, тяжело говорить о том, что на постсоветском пространстве была такая война. Но, если мы говорим чисто в профессиональном плане, конечно, российская армия разгромила Грузию и грузинские вооруженные силы. Они потерпели поражение, несмотря на многолетнюю тренировку и поддержку со стороны США и других стран НАТО. Грузию активно вооружали все, ее готовили, из нее создавали такой бронированный кулак. И вот этот кулак треснул в соприкосновении с российской армией. Это главный урок, и для очень многих, думаю, он послужил отрезвляющим сигналом. И безусловно это усилило международный авторитет нашей страны.

Август 2008: Пять лет после пяти дней. 285369.jpeg

Телеведущий и публицист Михаил Леонтьев:

— Моя оценка не изменилась. Первое, считаю, что наше военное участие было абсолютно необходимо. Решение выполнять обязательства, публично взятые на себя, было абсолютно верным, ничего другого делать было нельзя. Отказ от этого означал бы исчезновение России, как исторического субъекта.

Второе, геополитический результат, который сложился в итоге и которого, к сожалению, никакого другого и быть в том контексте не могло, для России отрицательный. Он заключается в том, что, если до того нашими противниками Южная Осетия и Абхазия были де-факто признаны российским протекторатом, то Грузии не признавалась де-факто Россией американским протекторатом.

Сейчас де-факто наше урегулирование и так называемое улучшение отношений построено на практически взаимном признании де-факто, не де-юре, Грузии американским протекторатом, а Южной Осетии и Абхазии российским протекторатом.

Независимость Южной Осетии и Абхазии, при моем глубоком уважении и любви к абхазскому и юго-осетинскому народам и, по-моему, взаимной, могу сказать — это фикция. Независимых государств такого размера и масштаба в природе не бывает. Поэтому одно из двух: либо это чистая формальность, тогда к этому так и надо относиться. Либо это некая реальность, тогда эта реальность абсолютно бредовая.

И самое последнее. Если бы Россия проводила бы геополитическую линию исключительно в своих собственных интересах с адекватным пониманием своей позиции в мире и в постсоветском пространстве, то операция в Южной Осетии могла и должна была быть не операцией по принуждению Грузии к миру, а операцией принуждения Грузии к территориальному единству. Но это территориальное единство включает в себя еще и Россию, потому что иначе никакого территориального единства Грузии не было, не будет и быть не может.

То есть конкретно это один из тех эпизодов, когда российская власть и Россия как страна выполнила свой долг и спасла себя. Но в целом, если рассматривать в длинном контексте, ситуация, конечно, абсолютно неприемлемая практически по всем параметрам.

Август 2008: Пять лет после пяти дней. 285370.jpeg

Президент редакции газеты "Известия" Владимир Мамонтов:

 — Ситуация сейчас стала кристально ясной, и если говорить в физических терминах, ее заряд поменялся с плюса на минус. Если сначала Россия под ураганом информационной войны выглядела агрессором, в том числе и в глазах мирового сообщества, то сейчас всем ясно и нашим друзьям, и нашим недругам, и тем, кто хотел бы знать объективную истину, что авантюристическая политика Саакашвили всем виной и всему является причиной. Это для мировой общественности стало ясно не спустя 5 лет, а гораздо раньше, через год или два.

Считаю, что дипломатические методы, во-первых, были исчерпаны, а во-вторых, давайте задумаемся: возможна ли дипломатия там, где заранее, по тем или иным причинам, твой контрагент сориентирован на конфликт с тобой, когда вся политика страны строится на то, чтобы стать плацдармом против России.

Недавно Медведев сказал: пока могли, мы улыбались Саакашвили. Но, когда он попер против наших граждан и против наших миротворцев в прямую агрессию, посыпались снаряды и пошел обстрел Цхинвала, какая может быть дипломатия?

Для России это очень важный шаг. Я не знаю, кто принимал решение, есть разные трактовки. Путин ли, Медведев ли, будучи тогда президентом, или они вместе приняли это сложное и важное решение, не в этом дело. В конце концов, как правильно Медведев сказал, кто президент, тот и принимает решение. Поэтому много, что можно поставить Дмитрию Анатольевичу в вину, о чем-то пожалеть или повздыхать, но надо сказать, что это волевое и жесткое решение — защищать интересы России любыми способами, и в том числе и столь непопулярными, как военный ответ.

Именно сегодня эта малая отечественная война показала нам и всему миру, что, когда наши интересы затронуты по-настоящему, включаются любые самые малоприятные, самые недипломатические средства с целью защитить себя и отстоять собственные государственные российские интересы.

И многим стало ясно, что у России коленки не задрожат, Россия не станет бегать и выпрашивать разрешение у мирового сообщества. Вспоминают о миссии Саркози, который умолял оставить это на усмотрение мирового сообщества: подождите сутки, мы решим, мы надавим на Саакашвили и т. д. Да проблема была бы решена, но уже бы люди погибли гораздо в большем количестве, если бы мы пошли на поводу у миротворцев, которые вместе с Владимиром Владимировичем Путиным в это время пекинскую Олимпиаду смотрели.

С пекинской Олимпиады, может быть, это вот все кажется не страшным, а по простым, понятным российским меркам защиты российских интересов надо вводить войска и, как это оригинально называется, принуждать к миру. Так делают настоящие суверенные государства, так делают в мире все, у кого штаны не спадают и коленки не трясутся.

Август 2008: Пять лет после пяти дней. 285371.jpeg

Председатель комитета Госдумы по образованию, президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов:

— Это была безусловная победа, которая сопровождалась сложными дипломатическими издержками, но в итоге позволила России заметно увеличить свой вес на международной арене. Россию начали воспринимать максимально серьезно после этих событий.

Это также было одним из толчков, которые привели к снижению авторитета, и в конце концов, к падению правительства Саакавшили, что тоже позитивно влияет на отношения между Россией и Грузией. Потому что хуже, чем при Саакашвили, быть не может.

Сейчас, конечно, это создало ситуацию, при которой Абхазия и Южная Осетия признаны Россией в качестве самостоятельных государств, что никогда не будет признано Грузией. Но думаю, что решение, и грузинские власти должны это понимать, может идти только в русле налаживания более тесных отношений между Грузией и Россией, Грузией и СНГ, и в этом контексте решать проблемы Абхазии и Южной Осетии.

Например, сейчас в Европе никого не волнует, кому принадлежат Эльзас и Лотарингия, за которые велись войны на протяжении многих веков, просто потому, что там не существует никаких границ. Также если будут налажены отношения Грузия и Россия, Грузия и СНГ, никого не будет волновать, кому принадлежат Абхазия и Южная Осетия, являются ли они самостоятельными или частями какого-то другого государства.

Август 2008: Пять лет после пяти дней. 285372.jpeg

Заведующий кафедрой "Прикладная политология" Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов:

— Мы по-прежнему считаем, что это была сознательная агрессия грузинской армии, которая попыталась воспользоваться моментом. Логика была простой: быстро захватить Южную Осетию и добиться признания восстановления территориальной целостности Грузии со стороны США и ведущих европейских стран. Понятно, что стратегически Грузия не могла с Россией воевать, потом их выбили бы из Цхинвали. Но идея была простой — захватить территорию и "застолбить поляну" — прикрыть уже международным статусом. Естественно, когда бы США сказали: все, целостность Грузии восстановлена, вводить туда танки было бы рискованно.

Сейчас в Грузии происходит демонтаж политической системы. В октябре будут выборы президента, ясно совершенно, что никаких шансов у Саакашвили и его кандидатов нет, правительство он уже потерял. Иванишвили приходит к власти под лозунгами демонтажа всего того, что было связано с Саакашвили. Но, тем не менее, они тоже не могут сказать, что Саакашвили допустил агрессию. Потому что в Грузии сегодня нет ни одной политический силы, которая бы сказала: давайте расстанемся с южной Осетией и Абхазией. Это для них как четыре курильских острова в России, у нас тоже нет ни одной партии, которая скажет: давайте отдадим японцам эти острова. Иванишвили не может признать факт агрессии: если Грузия напала, тогда получается, что Южная Осетия и Абхазия уже не могут им принадлежать и входить в состав страны. Поэтому они никогда публично это не сделают. Но мы видим, что отказ от наследия Саакашвили уже произошел.

Что изменялось на постсоветском пространстве? Ключевой момент заключается в том, что крушение режима Саакашвили началось 8 августа 2008 года. Он совершил стратегическую ошибку и за 5 лет утратил все. И легитимность, и правительство, и скоро утратит свой президентский пост.

Август 2008: Пять лет после пяти дней. 285373.jpeg

Заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн:

— Оценки со стороны России не изменились, они остаются прежними. В отношении братской Осетии была предпринята попытка вторжения, и российские миротворцы выполнили свой долг, согласно условиям подписанных международных соглашений.

Что касается оценки со стороны Запада, она изменилась. Изменилась и оценка в самой Грузии, потому что прошедшие события показали правоту, которую Россия продемонстрировала в этом конфликте. И очень хорошо, что сегодня народ Грузии осуществил переоценку лидеров. Власть спровоцировавшего эту агрессию Саакашвили подошла к концу, а то напряжение, которое грузинские политики пытались создавать в отношениях между нашими народами, спало. События в Южной Осетии показали всему миру, постсоветскому пространству то, что у России есть свои стратегические интересы и она намерена их защищать, в том числе и силой.

Читайте самое интересное в рбурике "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Австралиец неизвестного пола перевернул историю человечества
Сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции
Россия готовится продать украинский долг стране-вышибале
Россия готовится продать украинский долг стране-вышибале
Тишь и благодать: хищники-альбиносы захватили Чернобыль
Тишь и благодать: хищники-альбиносы захватили Чернобыль
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции
Ученые рассказали о странной находке на островах Земли Франца-Иосифа
Сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Сберкнижки упразднят в следующем году
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
На кинофестивале в Москве покажут фильм про "героев АТО"
Школьник с Ямала покаялся в бундестаге за убитых фашистов
Сенатора Сулеймана Керимова задержали во Франции
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Василий ОЛЕЙНИК – о том, почему Трамп выбрал войну
Ученые рассказали о странной находке на островах Земли Франца-Иосифа