"Европа должна помнить, кто обеспечил ей мир"

Известный факт, что не было и нет более близких народов, чем русские, украинцы и белорусы, создавших государственную основу славянского мира. Почему же Украина стала чуть ли не злейшим врагом, а белорусы верны идее братства? Гость "Клуба главного редактора" Инны Новиковой на видеоканале Pravda.Ru — чрезвычайный и полномочный посол Республики Беларусь Игорь Петришенко.

— Я недавно вернулась из Минска, где участвовала в IX Международном медиафоруме во имя мира. Я в восторге и от того, как мероприятие было организовано, и от того, насколько гостеприимный город. И моя признательность и вам, и правительству республики Беларусь. Я думаю, что если вы будете журналистов чаще собирать, то мы сможем и услышать друг друга лучше, и понять друг друга лучше.

Предлагаю начать с очень важной темы и для Белоруссии, и для всего мира. 3 июля состоялось празднование по поводу освобождения Белоруссии от фашизма. Память-то историческая такая короткая. И забывается то, что казалось невозможно забыть. Но для Белоруссии это один из главных праздников, потому что нет, наверное, больше такой страны, где бы столько людей пострадало от фашизма. И когда мы были на форуме, нам назвали цифру, что треть белорусов погибли. Это немыслимые цифры. Прошло 70 лет, что для вас означает этот праздник. И как вы это воспринимаете?

— 3 июля — это святой для каждого белоруса день, и вы правильно отметили, что это не один из главных, а самый главный праздник нашего государства. В 1996 году на всенародном референдуме весь народ проголосовал за то, чтобы Днем Независимости, Днем Республики нашего государства был день 3 июля, все единогласно поддержали это решение. Этот вопрос был вынесен президентом нашей страны на всенародное голосование, и мы это решение приняли, поэтому идет это решение от сердца, от души. И каждый белорус очень чтит эту дату.

Да, действительно, война нанесла непоправимый вред. Хотя прошло 70 лет, мы не можем до настоящего времени восстановить довоенное население, которое проживало тогда в Белорусской ССР. У нас каждый третий погиб.

В рядах Красной армии сражалось более миллиона 300 тысяч белорусов, они достойно, плечом к плечу с многими национальностями — русскими, украинцами и казахами давали отпор фашистам. Действительно, мы очень трепетно относимся к этому дню.

По всей стране проходят торжественные мероприятия, посвященные 70-летию освобождения республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков. Достойно украшена наша столица Минск, и не только Минск — все областные центры, города, деревни. Все готовятся к этому замечательному празднику, убирают могилы, возлагают венки.

Мы с удовольствием приглашаем вас, ваших коллег посмотреть, потому что память народа о том подвиге, который совершили наши деды и прадеды, должна жить в веках. И напоминать об уроках истории.

70 лет — это миг. И мы этот миг в масштабах столетия не должны пропускать. Наверное, не было бы победы в Великой Отечественной войне, если бы не было Брестской крепости, тех солдат, которые стойко стояли, сражались, когда уже враг далеко продвинулся вглубь нашей тогда единой страны — Союза Советских Социалистических Республик. Не было бы Буйничского поля, сопротивления под Минском, если бы не было 1255 партизанских отрядов, которые не давали немцам подтягивать все силы для того, чтобы сделать свой решающий удар и, как они планировали, завоевать Советский Союз…

— Молниеносно, причем.

— Да, молниеносно и занять Москву. Поэтому, если посмотреть, по данным партизанами уничтожено было порядка 500 тысяч немецких солдат и офицеров. Это цифра, которая сопоставима с той, которая была после открытия Второго фронта.

Второй фронт понес такие же потери, как и Белоруссия, как наши белорусские партизаны. Поэтому у нас в каждой деревеньке, в каждом доме, в каждой городской квартире это святой праздник, и мы его искренне все отмечаем. Для меня как для гражданина нашей страны, как для патриота это важный день, мы всегда вспоминаем тех, кто погиб.

К сожалению, с каждым годом ветеранов той войны становится все меньше и меньше. Вот по данным на 1 января текущего года у нас в Белоруссии насчитывается 23 тысячи. Это очень мало.

Читайте также: "Русских больше нет", или Бред несостоявшихся

— Только 23 тысячи человек?

— 23 тысячи. Да. А было, если посмотреть два года назад, — 30. Поэтому хочется успеть сделать максимально возможное для этих людей, чтобы они чувствовали комфорт, уют, социальную защищенность, проживая в нашей стране. И в нашем государстве все делается для того, чтобы ветеранов Великой Отечественной войны мы чествовали не только на 9 мая — в этот великий праздник, и на День Независимости республики Беларусь, чтобы мы помнили о них каждый день, чтобы и молодежь помогала им. Наверное, были хорошие традиции, когда и пионеры, и октябрята, и комсомольцы оказывали помощь ветеранам: и наколоть дров, и принести чего-то тяжелого, сходить в магазин, и где-то лекарство подать — вот этой заботы, наверное, чисто человеческой иногда всем нам не хватает. И мы периодически вспоминаем накануне больших замечательных дат, а это должно быть в сердце каждого человека.

Люди эти отстояли мир, и не было бы той свободной Европы, которая сегодня нам и России показывает по каким стандартам нам жить, по каким стандартам развиваться.

— Вы говорите про стандарты, которые нам насаждаются…

— Я специально эту тему затронул. Но именно там, в 1941 году, в Брестской Крепости, на Буйничском поле, в битве под Москвой, в блокаду Ленинграда, которую мы отстояли и отбросили врага, — именно тогда удалось освободить Европу от коричневой чумы. И они должны нам до сегодняшнего дня быть благодарны, что мы обеспечили им мир и благоденствие, которое они сейчас и осуществляют. Поэтому Европа должна с нами развивать всяческие контакты, всяческое сотрудничество. Я вспоминаю себя, наверное, с трех, с пяти лет человек, остались такие отголоски…

Я родился в деревне на границе с Российской Федерацией, и мы всегда и на 9 мая, и на 3 июля — на день освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков, ходили возлагать цветы, и особенно 3 июля это всегда были полевые цветы… Ведь тогда приходили туда ветераны.

— Ну, они в силе еще были…

— Да, конечно. Это 1978-й год. В 80-е годы, эти люди в силе, когда ты видишь человека в повседневной деятельности — он тракторист, комбайнер, общаешься с ним, а потом, когда он на эти праздники надевает полный иконостас боевых наград, у тебя мурашки идут по коже, потому что ты с таким человеком, с историей соприкасаешься. Вот с тех времен это чувство у меня осталось, и я его пронесу через всю свою сознательную жизнь.

— Я тоже же из того поколения, когда к нам приходили ветераны, рассказывали какие-то дежурные для нас вещи тогда казались, но что-то было очень интересно. Я думаю, что те встречи с ветеранами давали понимание истории. И та история у нас теперь в сердце. И я помню, как маленькая была, лет семь, и я ехала в поезде с папой… И с нами ехал танкист, он был весь обожженный, у него были культяпки вместо рук, и вот они с отцом разговаривали, я маленькая слушала. И я понимаю, что это вот и есть та самая преемственность, которая сейчас у молодежи, может, нет в той мере, в какой была у нас. Но мы должны тоже как-то и для молодежи это оставить.

Игорь Викторович, вы сказали, что открывается музей Великой Отечественной войны. Я не поняла, в Белоруссии не было раньше музея?

— Он раньше был, но возможности размещения всех экспонатов были ограничены… Да, мы сделали новый музей в центре города, все передовые технологии внедрили туда. И государство затратило огромные средства для того, чтобы сделать во имя памяти наших предков, которые совершили этот великий подвиг. Я к тому акцентирую внимание, что в настоящее время такие объекты государствами практически не строятся. Но чтобы отдать память ветеранам Великой Отечественной войны, Беларусь как страна, которая понесла огромные потери, сделала это…

— У меня свежие впечатления от поездки. Минск — это большой памятник, потому что это современный, светлый, красивый город. Я была потрясена, когда увидела вашу старую улицу, часть улицы, которая осталась. Все остальное ведь было разрушено. То же самое было и в Витебске. Я была там с ребенком, и он спрашивал: "А где старые дома? Где старый город, старые районы?" Я ему говорю, понимаешь, вот это то, что осталось от города, а все остальное заново отстроено — это большой памятник победителям.

Игорь Викторович, у меня сложный вопрос. У нас в январе отмечали 70-летие снятия блокады Ленинграда, это огромная, такая же трагическая история. И в связи с январскими празднованиями был заброшен телеканалом "Дождь" опрос о том, что правильно ли было защищать Ленинград, не легче ли было его сдать, и тогда бы те люди, которые погибли в блокаду, они бы, может быть, остались бы живы. Я даже не представляю, кому бы могло прийти в голову подобные выводы, но тем не менее…

Мой вопрос: что было бы, если бы Белоруссия вдруг не стала защищаться, а предпочла бы просто сдаться?…

— Ну, я такого себе представить не могу, поскольку наша республика — республика, которая всегда защищала интересы и своей страны, и тогда, нашей единой страны. И когда враг пришел к нам с войной, любой, начиная от маленьких наших граждан и заканчивая пожилыми стариками, все дружно встали на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками. Аналогичная ситуация была во всех селениях Российской Федерации. И то же самое — наш любимый город, колыбель революции, город-герой Ленинград, который выстоял. Выстоял и, наверное, если бы не сковали силы противника сопротивлением, безмерным подвигом, который ленинградцы совершили, мы могли бы жить сейчас вообще в другом геополитическом измерении. Не было бы страны, и мы бы людьми третьего сорта звались…

Читайте также: Как уступить белорусам, не обидев русских

Нас бы просто не было вообще.

— Не было бы вообще, действительно. И поэтому говорить о том, что надо было сделать, а что не надо — это заниматься чисто схоластическими размышлениями. Рассуждать надо в конкретной исторической обстановке с анализом всех факторов, которые были на то время. Мы считаем, что это — единственное правильное решение было отстоять город. Человеческие жертвы — невосполнимые утраты, но по-другому нельзя было разгромить врага.

— Если говорить о Ленинграде, то там даже не было варианта, чтобы фашисты собирались кого-то оставить. Были даже исторические документы о том, что город нужен был без жителей. И если бы Ленинград был взят, там освободился бы весь фронт от Архангельска до Астрахани. Поэтому с точки зрения военной это было бы невозможно. Хотя вот, к сожалению, сегодня раздаются и все громче такие голоса.

— Не всех интересует история… Все исторические данные свидетельствуют о том, что немецко-фашистские захватчики не только воевали с действующей армией. Они воевали с населением, истребляли, отправляли в концентрационные лагеря и детей, и взрослых, и женщин, поэтому говорить об их человеколюбивых настроениях, что они сказали бы: вы все свободны, отдыхайте, — это кощунственно.

Я думаю, правильно делали то, что за каждую пядь родной земли, за каждый дом, за каждую улицу мы сражались и мы победили.

— Даже вы говорите, вот мы тут вынуждены обсуждать, что правильно делали. Даже мысли, наверное, не было о том, что можно как-то иначе поступать. Я обратила внимание, что созданный музей Великой Отечественной войны, не Второй мировой, а именно Великой Отечественной.

— Музей истории.

— Да, как и для России, так и для Белоруссии это остается именно народной войной. А вот как вы относитесь к тому, что, например, на Украине вдруг стали говорить, что 9 мая — это не день победы, а день скорби, и нужно отмечать день скорби. Как вы считаете, уместны ли такие утверждения.

— Я думаю, в исторической памяти народа, начиная с 1945 года, мы этот праздник ежегодно праздновали, как в Белоруссии, в России, так и в Украине. Я думаю, эту дату никто не ставил под сомнение, и она должна оставаться как День Победы Великого народа в Великой Отечественной войне. И я вот хочу отметить, что в последнее время даже молодое поколение, у которого, казалось бы, нет такой идеологической подковки, которая у людей нашего поколения была, даже они видят, даже они просят рассказать, что это было, как это было. Снимаются фильмы о Великой Отечественной войне, архивы открываются, художественные книги пишутся. И мне приятно, что и российский кинематограф и наша Беларусьфильм возвращаются к теме, она не уходит из центровой такой темы для съемок фильма о Великой Отечественной войне, поэтому это очень важно. И молодежь смотрит эти фильмы, смотрит с удовольствием.

— Нам на медиафоруме показывали серию из вашего нового телевизионного сериала "Испытание". Там тоже новые неизвестные факты о Великой Отечественной войне. И это было сильнейшее впечатление. Там как бы документальный фильм и играют ребята, фильм про концентрационный лагерь детей-доноров. И детки, ваши современные, наши общие детки играют этих узников. Причем я говорила с режиссером, с создателями фильма, и они рассказывали, как было трудно заставить, убедить детей играть. Они даже маленькие понимали, что это такое, они входили в роль, начинали все это переживать, и в итоге получилась сильнейшая по степени воздействия картина.

А на форуме были еще две девушки из Киева, очень агрессивные. И они очень возмущались и тому, что мы спрашивали про Хатынь, про бандеровцев. И после этого фильма они вышли с возмущением — зачем это все поднимать, зачем вспоминать снова и снова и открывать новые факты. Что бы вы им ответили, Игорь Викторович?

— Беспамятство не должно присутствовать у людей. Мы должны помнить свою историю. И для будущих поколений сохранить те исторические факты, которые действительно задокументированы и которые реально были. И я думаю тот аспект, что наше министерство обороны, министерство информации, ВоенТВ обратилось к этой теме, чтобы…

Читайте также: "Большой вальс" врагов на улицах Москвы

— Там нашли новые факты.

— Чтобы еще раз подчеркнуть, что эта тема важна. Важна для того, чтобы для будущих поколений показать, что жизнь человеку дана для того, чтобы он ее прожил достойно, ни с кем не воевал, а только дружил, только развивал — развивал себя, развивал собственную страну.

Мы не должны жить в монополярном мире, который нам сейчас пытаются преподнести некоторые сильные мира сего. Именно проповедовать такую идеологию, что у сильного всегда бессильный виноватый. Сильная страна то, что захотела, то и сделала. Это абсолютно неверный постулат.

Возвращением к этой тематике, к Великой Отечественной войне, к ее урокам, мы хотим продемонстрировать, чтобы люди бережно относились к тому хрупкому равновесию, хрупкому миру, который, к сожалению, в XXI веке мы видим вокруг. И подтверждение тому — вся эта череда войн, которая прокатилась и по северной Африке и по ряду других регионов. Поэтому это очень важно, именно для того, чтобы не допустить дальнейших эскалаций, напряженности и развития военных конфликтов.

Я вот к теме кино мы вернулись. И ключевой вопрос это, конечно, патриотическая составляющая. И, конечно, спасибо огромное и режиссерам, и артистам, которые воплотили эти образы, донесли до нынешнего поколения…

— Такое сильнейшее эмоциональное восприятие.

— И тебе не хочется делать плохое, тебе хочется не допустить кровопролития и всех тех издевательств, которые над человеческим организмам, над детишками осуществляли фашисты.

— Ну, в Белоруссии-то всем хватило, и детишкам, и взрослым, да и всему Советскому…

— Да, и всему Советского Союзу.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Игорь Петришенко: Белоруссия очень толерантна
Комментарии
Скоро вернется? Улюкаева сравнили с блондинкой
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Литва лишится белорусского транзита в пользу России из-за "говорливых" политиков
Назван способ, как США "задушат" "Северный поток-2"
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Кошачьи поцелуи и прочие нежности: как на самом деле относится к вам ваша кошка
Кошачьи поцелуи и прочие нежности: как на самом деле относится к вам ваша кошка
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
Литва лишится белорусского транзита в пользу России из-за "говорливых" политиков
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры