Турция - "несуществующий" партнер ЕС

В Турцию 29 марта прибыла с двухдневным визитом канцлер Германии Ангела Меркель. В центре внимания её переговоров с премьером Реджепом Тайипом Эрдоганом оказались самые разные темы — от глобальных мировых проблем до положения многочисленной турецкой общины в ФРГ.

Разногласия между двумя странами проявились по нескольким вопросам. Первый из них — вступление Турции в Евросоюз. В этом Меркель туркам фактически отказала. "Переговоры о вступлении — процесс, не имеющий конечной даты. Я считаю, что нам следует работать над этим процессом", — заявила она на совместной с премьером пресс-конференции. И добавила, что лично сама выступает за предоставление Турции статуса привилегированного партнёра (но не члена) ЕС.

Эрдоган выразил свое несогласие. "Это было бы большой ошибкой. Мы продолжаем переговоры только по полноправному членству", — заявил он. Его мысль развил турецкий министр по европейским делам Эгемен Багис: "Такого статуса, как "привилегированное партнёрство", не существует. Мы не рассматриваем такой вариант, поскольку он не имеет юридической основы. Временами я чувствую себя оскорбленным тем, что нам предложили нечто несуществующее".

Разошлись стороны и по отношению к иранской теме. Если Меркель высказалась за ужесточение международного нажима на Иран, не желающий остановить процесс обогащения урана, то Эрдоган выступил против таких мер.

Наконец, канцлер Германии призвала Турцию официально признать правительство греческого Кипра, являющегося членом ЕС. В Анкаре же, как известно, признают только самопровозглашённую Турецкую республику Северного Кипра (ТРСК). И пересматривать свою позицию не намерены.

Читайте: Германия втянулась в "минаретный скандал".

Однако самые жаркие споры вызывали не глобальные международные вопросы, а положение трёхмиллионной турецкой общины Германии. В последние месяцы власти Турции неоднократно выступали с призывами к немецким коллегам открыть турецкие школы. Однако в ФРГ эта идея поначалу, мягко говоря, не вызвала энтузиазма.

На прошлой неделе один из лидеров правящего Христианско-демократического союза (ХДС) Вольфганг Босбах заявил, что появление в стране турецких школ помешает интеграции турок в немецкое общество. Резко против выступила и социал-демократка турецкого происхождения Лейла Акгюн, назвавшая такие учебные заведения "тупиком для учащихся".

Фото: AP

Накануне приезда Меркель Анкару с резкой критикой подобных заявлений выступил премьер Эрдоган: "Я не понимаю, откуда такая ненависть к Турции? Я не ожидал такого от канцлера Меркель. Разве Турция мальчик для битья?". Кроме того, он предложил Германии ввести институт двойного немецко-турецкого гражданства, чтобы турки, получая немецкий паспорт, сохранили и гражданство своей этнической родины.

На это канцлер в конце прошлой недели решительно возразила: мол, подобный шаг не способствовал бы росту взаимопонимания между турецкой общиной и остальной частью немецкого общества. Однако, прибыв в Турцию, Меркель существенно смягчила свою непреклонную позицию.

"Поскольку Германия имеет свои школы в других странах, вполне естественно, что Турция может иметь свои школы в Германии", — сказала она 29 марта. Фактически это означает согласие. Однако канцлер дала понять, что дети турецкого происхождения всё равно будут в полном объёме изучать немецкий язык.

Спор о школах во многом связан с первой из проблем, обсуждавшихся Меркель и Эрдоганом, — вступлением Турции в ЕС. В Европе существует страх перед приёмом в ряды Евросоюза огромной 70-миллионной мусульманской страны, которая по численности населения скоро обойдёт саму Германию.

В немалой степени этому страху способствовали произнесённые Эрдоганом несколько лет назад слова: "Мечети — это наши казармы, минареты — наши штыки, купола мечетей — наши шлемы, а верующие — наши солдаты". Он же неоднократно призывал немецких турок не ассимилироваться и продолжать жить по традиционным мусульманским и национальным турецким правилам.

Из трёх миллионов этого этноса в ФРГ около четверти, а то и трети, имеют крайне низкую степень религиозности, вообще не посещая мечети. Остальные как жили, так и живут по законам шариата. Если 40 лет в ФРГ было только три мечети, то теперь их (вместе с молельными домами) свыше 2,5 тысячи. Берлинский район Кройцберг уже в шутку называют Стамбулом из-за его ярко выраженного восточного облика.

То и дело немецкая полиция сообщает о выявлении ячеек исламистских организаций, готовивших теракты. Очень часто в числе задержанных радикалов оказываются представители турецкой общины. Страх перед турками растёт: в Кёльне два года назад вспыхнули акции протеста против строительства в городе, известным своим готическим собором, мечети. А в городе Фёлькинген на западе Германии стоит вопрос о запрете минаретов.

Подобные проблемы с выходцами из мусульманских стран возникают и в других государствах Европы. Во Франции взаимоотношения с арабской общиной носят ещё более острый характер, чем в Германии — с турецкой. Но французское правительство не даёт согласие на открытие в стране арабских школ, опасаясь, что они могут стать рассадниками исламизма. Похожие опасения насчёт турецких школ есть и в Германии.

В Анкаре Меркель вроде бы дала согласие открыть их. Но ещё не факт, что это будет сделано. Напор известного своим исламизмом Эрдогана может только отпугнуть немецкие власти от превращения слов Меркель в соответствующий закон. Тем более на фоне их желания отложить приём Турции в ЕС на весьма отдалённое будущее.

О главных международных событиях читайте в разделе "Мир".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать