Французский опыт борьбы с террором

Многие страны мира сталкивались с терроризмом. Среди них и Франция. Впервые она испытала террор после 1789 года, во время Великой французской революции. Однако по-настоящему террористические волны захлестнули страну после Второй мировой войны.

Французским службам антитеррора приходилось тогда работать по четырем направлениям: ультраправые, леваки (особенно "Аксьон директ", нейтрализована лишь в 1993 году), сепаратисты (особенно баски и корсиканцы) и исламисты.

Исламистский терроризм впервые проявил себя также в годы Алжирской войны. Бойцы алжирского подполья нанесли несколько мощных ударов по важным военным объектам на территории самой Франции, в том числе и в Париже.

С начала 1960-х годов Франция активно боролась также против левого и правого терроризма. Достаточно сказать, что только в марте 1962 года ежедневно правая организация ОАС, выступавшая против отделения Алжира, взрывала более ста бомб и совершила множество покушений на политических деятелей страны, включая самого Шарля де Голля.

Однако наибольшую опасность для Франции представляли исламисты. Так, в 1970-е годы себя проявили палестинские группы, руководимые небезызвестным Карлосом Шакалом. В 1980-е годы вызов бросили террористы, направляемые спецслужбами Сирии и Ирана. А уже в 1990-х годах напомнили о себе алжирские террористы, самой громкой акцией которых был захват в 1994 году французского авиалайнера, который они планировали направить на Эйфелеву башню.

О том, что угроза действительно велика, говорит тот факт, что с 1974 года в результате терактов в этой стране были убиты и ранены более 3,5 тысячи человек.

В последние годы главная опасность исходила главным образом от исламистов, совершивших около 10 крупных терактов, в результате которых по меньшей мере девять человек погибли и 160 были ранены. Самым кровавым был взрыв бомбы в Париже 25 июля 1995 года на станции метро "Сен-Мишель", когда погибли семеро и были ранены 84 человека.

Впрочем, в 1997—1998 годы действовавшие на территории Франции исламисты в основном были разгромлены. Но на этом борьба с терроризмом не закончилась, поскольку радикалы постоянно ищут лазейки, чтобы ударить по ненавистному им обществу и запугать его. Так, весь декабрь 2002 года, несмотря на гневную реакцию правозащитников, французские спецслужбы делали массовые превентивные аресты подозреваемых из числа тех же алжирцев, которые планировали отомстить России за ее действия в Чечне.

Фото: AP

Только в парижском пригороде Курнев и городе Роменвиль арестовали 20 участников нелегальных исламистских организаций. Как оказалось, они планировали подорвать посольства России в Париже и другие российские учреждения во Франции в отместку "за гибель в Чечне полевого командира Хаттаба, за смерть их "брата" в Чечне Аль Мутана и особенно за уничтожение 40 боевиков при освобождении заложников в театре на Дубровке".

Как бы там ни было, все террористические всплески быстро гасятся, и с 1996 года французские борцы с террором не совершали крупных ошибок. Их деятельность заметно упрощает то, что подразделения по борьбе с террористами строго структурированы и имеют свои задачи. Среди них следует назвать такое подразделение национальной полиции, как "Дивизия по борьбе с терроризмом" (Division Nationale Anti-Terroriste — D.N.A.T.), контрразведка (DST), жандармерия (Gendarmerie) и др. Примечательно, что в состав D.N.A.T. входят два особых исследовательских отдела, занимающихся "международным терроризмом и сепаратизмом".

К разработке радикалов периодически подключается и служба внешней разведки (DGSE). Судебная полиция (Police Judiciaire) специализируется на выявлении авторов преступлений. А Центральное управление судебной полиции (D.C.P.G.) перекрывает финансирование терроризма. Вся деятельность этих структур четко координируется.

Благодаря постоянной работе в направлении предотвращения терактов французамнеоднократно удавалось наносить по террористам упреждающие удары.

Постепенно создали и соответствующую юридическую базу, позволяющую оперативно реагировать на подобные вызовы. В 1963 году во Франции была создана, по сути, полувоенная надсудебная структура — Le Cour de surete de l'Etat (Суд безопасности государства), позволяющая карать террористов и их пособников без оглядки на либеральное законодательство.

И сейчас борьбой с терроризмом во Франции занимаются профессионалы, которым вовсе не обязательно дожидаться одобрения их действий по малейшему поводу со стороны высших руководителей страны. Главный из них — специальный судья по вопросам борьбы с терроризмом.

Причем все террористические преступления в стране рассматриваются в Париже и ни в коем случае не передаются на места. Это позволяет властям "держать руку на пульсе" и избежать даже самой перспективы вынесения террористам оправдательных приговоров.

Читайте также: Арабы Франции преподали России урок толерантности

При этом французские судебные власти могут не только расследовать теракт, но и инициировать расследования в отношении подозрительных лиц с последующим предъявлением обвинения.

На случай резкого обострения ситуации в 1978 году был разработан план "Вижипират" (Vigipirate), предполагающий мобилизацию сил полиции и жандармерии с возможным подключением армии.

Его неоднократно приводили в действие. Достаточно вспомнить события 1985—1986 годов, 1991 года (в время войны в Персидском заливе), в 1995—1996 годах, а также в 1998-м во время Чемпионата мира по футболу, в 1999 году (во время войны против Югославии), в 2000-м — из-за вылазок корсиканских сепаратистов.

Фото: AP

Примечательно, что французские правоохранители не ограничиваются разовыми мерами. Так, например, они оперативно реагируют и на террористические вызовы в других странах. Так, после серии терактов в Великобритании французское правительство разработало особый "Антитеррористический пакет", предусматривающий возможность усиления контроля за телефонными звонками и электронной почтой.

Причем еще до своего прихода к власти министр внутренних дел Николя Саркози инициировал наступление на экстремистов и террористов, предусматривающее лишение гражданства "имамов, пропагандирующих насилие и фундаментализм", а также высылки тех, "кто не уважает французские ценности, не являясь гражданином Франции".

Причем Саркози, анализируя усиление террористической опасности в Европе, неоднократно выступал за "политику нулевой терпимости" по отношению к тем, кто хоть как-то причастен к террору, в том числе и в "отношении тех, кто способствует вербовке молодых смертников".

Иными словами, в случае необходимости французы готовы пойти на крайние, непопулярные и порой сомнительные меры, не оглядываясь на назидания со стороны. Многие, например, критиковали власти за то, что в середине 1990-х годов, во время разгула арабского терроризма, они убрали с парижских улиц урны, в которых радикалы закладывали бомбы, швыряя их туда под видом мусора в свертках. Это затрудняло выяснение личности преступников. И хотя кое-где стало довольно грязно, это в определенной степени затруднило действия террористов.

Особенно тщательно приглядывают за мусульманскими организациями и их иностранными связями. И основания для этого имеются, поскольку те же египетские "Братья-мусульмане", как и выше упомянутые алжирские исламисты, а также другие радикалы, не обходят Францию своим вниманием.

Французские силовики отлично помнят угрозу, прозвучавшую в 1974 году из уст тогдашнего лидера Алжира Хуари Бумедьена: "Однажды миллионы людей покинут южное полушарие, чтобы проникнуть в северное. Уж, конечно, не как друзья. Ибо они придут, чтобы завоевывать".

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде