"Вечный украинский вопрос" разъедает ЕС



Чтобы понять, что происходит в последнее время в Евросоюзе и в каком направлении он движется, можно попробовать сравнить динамику ситуации там и на Украине. И первое, что бросается в глаза — это отсутствие единства: национального, культурного, ментального, исторического, а также единства экономических интересов.

Отсюда и проистекают постоянные и все усиливающиеся склоки и грызня в каждой из "дружных семей" — европейской и украинской. Неспособность преодолеть противоречия, выстроить систему приоритетов, сформировать ответственное руководство просто поражает.

С политико-экономической точки зрения Украина представляет собой скопление разноплановых региональных и олигархических группировок. "Донецкие" и "днепровские", "западенцы" и одесситы живут в разных реальностях, действуют в разных исторических и ментальных логиках.

При этом Киев — "Мать городов русских" — является не столько столицей — "стольным городом", где определяется государственная политика, сколько базарной площадью — майданом, где идет жесткая борьба между олигархами за финансовые, административные и иные ресурсы, за контроль над "трубой", над бюджетом, над энергосистемами.

Обо всем этом было известно задолго до киевского переворота. Собственно, и сам переворот, и его предтеча "Оранжевая революция" были вызваны именно этой самой борьбой, которая до сих пор не дает молодому украинскому государству "взять себя в руки" и начать ответственно работать в интересах собственных граждан.

Результатом является потеря контроля над целыми кусками национальной территории, что порождает страх и милитаристскую истерию, стремление обвинить во всем "внешнего врага", рост политического влияния экстремистских сил. Это происходит на фоне деградации экономики, утратившей внутреннюю динамику, что вызывает страх перед более могущественными и активными соседями.

Те же самые симптомы видны невооруженным глазом и в Европе — при всей ее сытости, "культурности" и "толерантности". Восток и запад, север и юг континента так же мало понимают и любят друг друга, как и жители, например, Львова и Макеевки. Конечно, пока дела шли неплохо, пока сытость была гарантирована, можно было рассуждать о том, что "различия — это богатство Европы". Но несколько лет кризиса, нашествие нищих мигрантов заставляют от чего-то отказываться, чем-то делиться, жертвовать. И тут оказывается, что "эгоизм", "национализм", "местечковое мышление" никуда не делись. Европейцы, совсем как украинцы пару десятилетий назад, охвачены одной заботой: "хто з'їв моє м'ясо?"

Помните греческий кризис? Греки не понимали, почему они должны отдавать долги немцам, которые "наживаются на развале греческой экономики", а немцы не могли понять, с какой радости они должны даром кормить "не блещущих трудолюбием" греков. А сейчас мало кто в Европе понимает, кому и зачем нужно содержать бесконечное количество нелегалов из Азии, Африки, Ближнего Востока, ставя под угрозу не только привычный комфорт, но и саму жизнь.

И вот уже Венгрия, Словакия, Польша, Чехия, Австрия закрывают свои границы, не обращая внимания на заклинания о "солидарности" из Брюсселя: "хто з'їв моє м'ясо?" оказывается сильнее!

Именно этот "вечный украинский вопрос" заставил Британию выйти из ЕС: британцы не захотели делиться ни с мигрантами, ни с другими европейцами своим "м'ясом".

Однако если заглянуть поглубже, то можно увидеть, что дело тут не столько в мигрантах и связанных с ними жертвах и тяготах, даже не в страхе перед терроризмом. При наличии единой политической воли со всем этим вполне можно справиться: ресурсов достаточно. Гораздо более существенный фактор — страх перед этой самой единой политической волей, перед превращением европейского Киева — Брюсселя — из торгового майдана в европейскую Москву — стольный город, откуда осуществляется общее руководство.

В этой связи очень показательно, что именно этот тезис об усилении руководства Евросоюзом был особенно отмечен главой Еврокомиссии Юнкером в его ежегодном выступлении перед европарламентом на прошлой неделе. Говоря о том, в чем более всего нуждаются граждане единой Европы, он подчеркнул: нужно, "чтобы кто-то руководил, чтобы кто-то ответил на вызовы нашего времени".

"Кто-то" — это тот, кого нет в Европе, кого европейская система — совсем как украинская — не предусматривает: ответственный руководитель. Не "консенсусная фигура", устраивающая (до поры) все основные группировки, а действительно сильный и пользующийся доверием человек, чей статус предполагает широкие полномочия.

Перспектива, пусть и теоретическая, появления подобного института (даже не человека) в Евросоюзе по-настоящему напугала Лондон. Диктатура Брюсселя или Берлина оказалась неприемлема для британцев, и они вышли из ЕС через референдум. Совсем, кстати сказать, как крымчане, которым тоже не понравились процессы "на материке".

Эта же перспектива превращения Союза в по сути единое государство пугает столь дорожащие своей недавно обретенной "незалежністю" страны Восточной Европы. Они-то видели Евросоюз как добрую хозяйку, щедро раздающую вкусные кусочки тем, кто сумеет как следует попросить и угодить. Но им не нужен строгий управляющий, указывающий, что и как делать, да еще и наказывающий за непослушание. И они готовы сделать все возможное, лишь бы не допустить этого.

В этом вопросе, насколько можно судить, знаменитая европейская "солидарность" готова проявиться во всей силе: Австрия, а за ней и Италия демонстративно дистанцируются от сторонников усиления ЕС во Франции и Германии, подыгрывая восточноевропейцам.

Иными словами, начинается процесс открытой "украинизации" Европы, когда каждый играет за себя, день ото дня складываются и распадаются коалиции, и у всех одна цель — не позволить собой командовать! Своя рубаха ближе к телу!

В этих условиях единственное, что может заставить если не объединяться, то хотя бы сбиться в кучу — это общее дело. Все равно, какое. Главное, чтобы было масштабно и, желательно, выглядело, как "ответ на угрозы" — это впечатляет. Одним словом, "робити щось треба!"

Решать проблемы мигрантов вместе не получается, тут "кто в лес, кто по дрова". Бороться с глобальным потеплением тоже не выходит: парижские соглашения, инициированные европейцами, ими же игнорируются. Выступать в качестве глобального торгово-экономического партнера США силенок не хватает: договор TTIP Евросоюз отверг. Еще немного — и ЕС перестанут замечать в мире: что он такое? Это та организация, из которой вышла Британия? Чем ЕС занимается, какие проблемы решает? Пытается распихать несколько сотен тысяч мигрантов по разным углам? Сколько, в конце концов, у него дивизий?

Остается реанимировать проект "европейской армии". Согласитесь, само слово "армия" как-то дисциплинирует. И вот тот же Юнкер предлагает европарламенту создать нечто вроде единого Генштаба вооруженных сил ЕС: по его словам, Европа должна не только оберегать своих граждан, но и защищать их и европейские ценности.

Где? От кого? Ответов на эти вопросы нет. Но "евроармия" нужна. Нужна, потому что этот проект — последняя, возможно, надежда на сохранение такой организации, как Европейский Союз, в котором, по признанию того же Юнкера, "слишком мало от Европы и слишком мало от союза".

И здесь тоже прослеживается аналогия с Украиной: для нынешнего режима в Киеве создание того, что могло бы быть названо "национальной армией" является последней надеждой сохранить себя. Национальной экономики уже почти нет, национального единства, единого украинского общества — нет уже давно. Украина из государства все больше превращается в некое географическое понятие: все выучили, что она "не-Россия", что от нее ушел Крым и хотят уйти Донецк с Луганском. Но что это такое само по себе?

А, це — Європа? Ну-ну…

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


В Луцке уже как в Париже Це Европа

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Порошенко возвестил о желании поднять украинский флаг над Севастополем
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Литва "помогла" Украине летальным оружием советских времен
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Посол США рассказал о прозвище "Пельмень"
Пушков прокомментировал решение Украины об ужесточении въезда россиян
Российских солдат оденут в экзоскелеты
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Семен БАГДАСАРОВ: пока идут боестолкновения ИГИЛ*, военный конфликт не закончится
Пушков прокомментировал решение Украины об ужесточении въезда россиян
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
Google рассказал, что и как болит у россиян по запросам в поисковике
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Google рассказал, что и как болит у россиян по запросам в поисковике
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Родителям рассказали, как правильно выбрать школьную форму