Политический пат

В Германии завершилось голосование на парламентских выборах. Вопреки ожиданиям, отрыв оппозиционной ХДС/ХСС от правящих социал-демократов оказался символическим, и ни одна из партий не набрала абсолютного большинства мест в бундестаге. Не смогли добиться большинства и представители коалиций – христианские демократы со «свободными» демократами, и правящие социал-демократы, и «зелёные». Таким образом, будущий партийный состав правительства страны пока неясен.

Как только начали поступать первые данные об итогах голосования, стало ясно, что наибольшее число голосов избирателей набрали консерваторы из ХДС/ХСС. Однако их отрыв от СДПГ оказался не впечатляющим – чуть более 2 процентов. Когда же было обработано подавляющее большинство протоколов избирательных комиссий, разрыв между фаворитами оказался и вовсе символическим. Так, по официальным данным, за ХДС/ХСС проголосовали 35,2% избирателей (в том числе ХДС - 27,8 и ХСС - 7,4), за СДПГ - 34,3%, за СвДП (свободных демократов)  - 9,8%, за «левых» из Партии демократического социализма - 8,7%, за «зелёных» - 8,1%. Остальные партии набрали в сумме 3,9%.

Отметим, что на выборах в бундестаг применяется смешанная система – 299 депутатов избирается по партийным спискам и столько же  - по одномандатным округам. Всего в бундестаге 598 мест, но для лучшего отражения расклада политических сил оно может быть увеличено – так, в этом бундестаге депутатов будет 614. В  результате у ХДС/ХСС оказалось 225 мест (в том числе у ХДС - 179 и у баварской ХСС - 46), у социал-демократов - 222, у свободных демократов - 61, у «зелёных» - 51 и у левых из Партии демократического социализма - 54. В одном из одномандатных округов Дрездена предстоят довыборы, и фаворитом там считается представитель неонацистской Национально-демократической партии (НДП).

При таком раскладе сложилась патовая ситуация - ни социал-демократы, ни консерваторы не могут сформировать правительство не то что сами – даже в коалиции со своими традиционными партнёрами из партии «зелёных» или СвДП соответственно. И действующий канцлер Герхард Шрёдер, и лидер ХДС Ангела Меркель объявили себя победителями выборов и выразили готовность занять пост канцлера. Однако каждому придётся искать союзников в противоположном лагере. Вполне возможно, что ведущим партиям Германии придётся пойти на создание «большой коалиции» в составе ХДС/ХСС и СДПГ, только и здесь Шрёдер и Меркель отказываются уступать друг другу пост канцлера. В своё время через подобное проходила Западная Германия, когда в 1966 году канцлером ФРГ стал представитель ХДС/ХСС Курт-Георг Кизингер, а вице-канцлером и главой МИД – социал-демократ Вилли Брандт. Правда, подобная коалиция просуществовала недолго, и уже в 1969 году полновесным канцлером стал Брандт.

Практически все немецкие газеты, независимо от политических симпатий, отмечают, что в стране возникла патовая ситуация и вскоре её ждут новые досрочные выборы. Вот только некоторые заголовки: «Меркель станет канцлером, Шредер им останется» («Зюддойче Цайтунг»); «Два проигравших хотят стать канцлерами». («Вельт»);  «Выборы без определённого победителя» («Хандельсблатт»).  «Дуэль с продолжением» («Цайт»). Наиболее красноречиво написал таблоид «Бильд»: «Война за пост канцлера. Шрёдер и Меркель в патовой ситуации». И все, говоря о новых досрочных выборах, ссылаются на опыт 1966-69 гг. Правда, Герхард Шрёдер категорически опровергает возможность создания «большой коалиции» в том случае, если консерваторов будет возглавлять Ангела Меркель.

Ещё недавно казалось, что победа ХДС/ХСС, которая смогла завоевать большинство в бундесрате – верхней палате парламента, будет весьма убедительной. Цены в стране росли, безработица велика, и почва для недовольства политикой кабинета Шрёдера была существенной. Но огромную фору консерваторы умудрились свести практически к нулю. Главной виной тому – личность и точки зрения на ключевые вопросы Ангелы Меркель, которой окончание избирательной кампании можно явно занести в пассив. Во внутренней политике, критикуя социал-демократов и «зелёных», она предлагала типично социалистические меры вроде выхода из кризиса путем увеличения налогов. А во внешней политике выступила за сближение с США и не исключила возможность участия Германии в войне в Ираке – а это ещё четыре года назад стоило ХДС/ХСС победы. Данные опросов весьма красноречивы – если бы выборы канцлера были прямыми, то Шрёдер получил бы 53% голосов, в то время как Меркель – только 40%. Немалую роль сыграла и её восточногерманское происхождение – жители западной части страны всё ещё продолжают с недоверием относиться к гражданам бывшей ГДР.

Ещё одним итогом выборов стала наглядная демонстрация растущей политической апатии немцев. Многие из них так до последнего дня и не определились с предпочтениями – они просто не видели особой разницы между консерваторами и социал-демократами не только во внутренней, но и во внешней политике. Уже давно социал-демократы готовы проводить политику сокращения налогов и размера социальных пособий, а консерваторы – роста социальных расходов.

Несмотря на разные подходы к внешнеполитическим вопросам, радикальных изменений в случае прихода к власти Меркель не предвиделось и здесь. «Заморозки на почве российско-германских отношений в связи с приходом Меркель возможны. Но они едва ли будут продолжительными. И вряд ли она захочет ввести немецкие войска в Ирак – 90% немцев против этого», - отметил за неделю доголосования бывший российский посол в Германии Игорь Максимычев.

Сенсация грянула и в рядах других партий. Так, СВДП и «зелёные» набрали несколько меньше голосов, нежели ожидалось, и, таким образом, не смогли обеспечить большинство мест в бундестаге своим старшим партнёрам из ХДС/ХСС и СДПГ соответственно. Зато удивила Партия демократического социализма (ПДС). Наследница правившей в бывшей ГДР СЕПГ набрала свыше 8% голосов и уверенно преодолела 5-процентный барьер. Во многом это связано с разочарованием восточных немцев политикой как консерваторов, так и социал-демократов. В результате у ПДС оказался ключ к формированию правительства – в случае если Шрёдер позовёт «левых» в свою коалицию, он сможет остаться полновластным канцлером Германии. В то же время сокрушительное поражение потерпела Национально-демократическая партия (НДП), которую не без оснований считают неонацистской. Это значит, что предпосылок для возрождения идей Гитлера, пускай и в несколько видоизменённой форме, в Германии пока мало.

Итоги выборов показали, что кто бы ни стал канцлером, полностью самостоятельную политику он проводить не сможет. И если во внутренних делах особой разницы между ХДС/ХСС и СДПГ не увидели даже немецкие избиратели, то во внешней она более очевидна. Ангела Меркель всегда выступала за сближение с США, критически относилась к России и симпатизировала войне в Ираке. Шрёдер же кажется куда более удобным для России, куда большим сторонником расширения Евросоюза и противником войны в Ираке. Кое-что во внешней политике страны поменяется – но не слишком многое. Скажем, судьбе газопровода по дну Балтийского моря приход ХДС/ХСС к власти мало угрожает, поскольку крупнейшие концерны страны «Рургаз» и БАСФ, подписавшие это соглашение, связаны именно с консерваторами. Да и с США не всё так гладко – внутри ХДС/ХСС есть и сторонники сближения с Францией – прежде всего, баварцы-католики из Христианско-социального союза (ХСС). Да и не всем консерваторам нравится война в Ираке.

Таким образом, Германия оказалась на переломном этапе своего политического развития. Отличие друг от друга старых, традиционных партий постепенно сводятся на нет. Это свидетельствует о кризисе всей политической системы крупнейшей страны Евросоюза, выходом из которой может стать эволюция партий, смена лидеров и их программ. Особенно это касается ХДС/ХСС – консерваторы явно имеют проблему с лидерами, ибо уже второй раз (после 2002 года) они на финише по причине слабости лидеров (ранее – руководителя ХСС Эдмунда Штойбера) упускают победу, которая, казалось бы, уже находится в кармане. Оказалось, что фигуры, которая могла бы достойно заменить канцлера-объединителя Гельмута Коля, у них просто нет.

В итоге кто бы ни оказался канцлером – Шрёдер или Меркель – его опора в бундестаге будет весьма зыбкой. При этом бундестаг всё-таки оказался скорее левым, а бундесрат – правым. Все законы станут следствием компромисса, ради чего будут выхолощены, а вся политика окажется подвержена значительным колебаниям. Поэтому выборы 18 сентября стали не окончанием бурных политических событий в Германии, а лишь их началом, что найдёт отражение и во внутренней, и во внешней политике крупнейшей страны Евросоюза.

Вадим Трухачев

На фото: Герхард Шредер в день выборов (АР)

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Теракты в Испании, суета в Прибалтике, Ленин vs борцы с историей: главные события 18 августа
Китаю не надо толкать Россию к конфликту с США — Константин СИМОНОВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель