Ален Шуэ: "Террористы — это наши дети!"

Сейчас часто раздаются призывы расширить полномочия спецслужб. Ален Шуэ, бывший высокопоставленный представитель французской разведки и специалист по Сирии, которой он занимается уже 40 лет, имеет свой взгляд на теракт в Ницце. Борьба с терроризмом — прерогатива всего общества, и Франция зря отказалась от воинской повинности, убежден он.

— Господин Шуэ, во Франции произошел теракт, к сожалению, уже далеко не первый. И мы хотели бы понять, идет ли речь о террористе-смертнике, который действовал на свой страх и риск, накачавшись пропагандой по радио или по интернету, или же все-таки здесь прослеживается воля враждебного государства?

— В настоящее время, учитывая, что расследование только началось, крайне трудно делать любые далеко идущие заключения. Но мы четко знаем, что специалист был один и обладал ограниченными возможностями. Однако дело в том, что речь идет о части некоего плана, похожего на действия Аль-Каиды в 1990-е годы: та или иная террористическая организация призывает своих сторонников к переходу к активным действиям; такие организации распространяют призывы: "Убивайте неверных! Наносите удары, где только сможете! Боритесь любыми способами! Побивайте неверных камнями!", и это дает результат. Но все-таки похоже, что тот, кто совершил теракт, действовал на свой страх и риск, причем в одиночестве.

— Но коль скоро речь идет о подчинении людей при помощи пропаганды, то надо ли ограничиваться пассивным сопротивлением или же все-таки лучше отправиться, как говорится, "в логово зверя и выжечь его нору", как это делается в Сирии или в районе Сахары?

— Я считаю, что Франция должна присоединиться к глобальным усилиям по борьбе с терроризмом против салафитов. Но проблема в том, что вплоть до сегодняшнего дня у Франции нет никакой четкой политики в плане терроризма — ни внутренней, ни внешней.

В том, что касается нашей внутренней политики, то мы создали некое подобие антитеррористического МЧС, но мы не принимаем никаких долгосрочных мер. Даже четкого определения "против кого дружим" у нас не дано: чрезвычайные положения мы вводили и по поводу забастовки профсоюзов, и по поводу неправильно запускаемых фейерверков… Нам не дано никаких дефиниций, что считать борьбой с терроризмом, а что — нет. Нет никакого понятийного аппарата.

В том же, что касается нашей международной политики, то, с одной стороны, мы заявляем, что боремся с ИГ (группировка запрещена в РФ), но с другой — продолжаем быть крайне снисходительными к державам и странам, стимулирующим исламистское насилие в мире.

— Но вы знаете, очень многие специалисты по борьбе с терроризмом, — в том числе бывшие члены Национального антитеррористического комитета Франции Иван Бло и Роже Марион, а также политики, подобно первому заместителю главы самой популярной партии Швейцарии Оскару Фрейзингеру, — считают своевременным принятие нового законодательного акта для борьбы с терроризмом. Причем такой акт может ограничить ряд основополагающих свобод в обществе и предоставить государству право вести слежку, читать почту и т. д. Как еще можно бороться с пусть и террористами, но все же гражданами страны?

— Я не думаю, что надо идти по этому пути. Ведь если такой закон будет принят, то мы начнем топтать собственные свободы. Именно к этому террористы и хотят нас привести. И именно это произошло с США, которые отказались от ряда своих законов на территории тюрьмы Гуантанамо. Предлагаю для начала научиться применять уже имеющийся у нас нормативный аппарат. Нам хватает необходимых полномочий. Да и вообще на нас напала не иностранная армия, а наши собственные дети. К сожалению, эти террористы — продукты нашего собственного общества. Поэтому надо научиться вести с ними диалог и как-то работать над их образом мыслей.

— Для борьбы с терроризмом Иван Бло предлагает возродить Национальную Гвардию, которая существовала во Франции вплоть до времен Парижской Коммуны. Считаете ли вы, что подобная инициатива может явиться хорошим подспорьем для полиции при борьбе с терроризмом?

— Идея, безусловно, хороша! Но считаю, что очень напрасно в 2000 году Франция отказалась от воинской повинности. Раньше армия помогала становлению человека — все проходили одну и ту же школу жизни, варясь в армейском котле. При этом Национальная Гвардия — действительно хорошая инициатива. И все же борьба с терроризмом — прерогатива всего нашего общества. Для эффективности необходимо еще и ввести режим бдительности, при котором граждане сами сообщают в полицию обо всем подозрительном. Люди должны почувствовать солидарность с органами правопорядка перед лицом общей опасности.

Беседовал

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
"Свидетели Иеговы" окончательно запрещены в России
Месть 90-х: России грозит депопуляция
"Свидетели Иеговы" окончательно запрещены в России
Таксист зарезал москвича за поездку без денег
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Естественная убыль россиян серьезно выросла
Самолеты-разведчики стали чаще появляться у российских границ
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Новый постпред президента Украины займется "де-оккупацией" Крыма
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
"Москали из Крыма летят бомбить!": Сирены гражданской обороны испугали Днепр
Новый постпред президента Украины займется "де-оккупацией" Крыма
Самолеты-разведчики стали чаще появляться у российских границ
Самолеты-разведчики стали чаще появляться у российских границ
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
"Свидетели Иеговы" окончательно запрещены в России
Трамп защищает национальные интересы от "злостных китайских воров"
Самолеты-разведчики стали чаще появляться у российских границ
Самолеты-разведчики стали чаще появляться у российских границ
Новый постпред президента Украины займется "де-оккупацией" Крыма
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"