Последняя надежда ЕС — война на Балканах?

Евросоюз столкнулся с самым острым и глубоким кризисом за всю свою историю. Исход Британии на фоне продолжающихся тяжелых проблем в Греции, незатухающих волн миграции, тлеющих военных конфликтов на Украине и на Балканах, ухудшения отношений с соседями, Россией и Турцией, — все это, вкупе с неблагоприятными для ЕС изменениями в политике США, подрывает единство союза, лишает его будущего, которое еще недавно казалось таким прекрасным…

О том факте, что Евросоюз оказался в весьма плачевном состоянии, в прошлом месяце, накануне саммита ЕС на Мальте, откровенно писал председатель Евросовета Дональд Туск. Какова была реакция на его "крик души" — неизвестно. Но с того момента не прошло и нескольких недель, как главы стран ЕС собрались на новый саммит в Брюсселе. По идее, он должен был бы дать ответы на поставленные Туском вопросы.

Итак, основной вопрос — о единстве Евросоюза — предложено решать "отрицательно", а именно: от единой для всех модели интеграции будут отказываться. Вместо нее будет восстановлена концепция "Европы двух скоростей". Она существовала после так называемой "первой волны расширения", когда в (тогда еще) Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) были приняты Греция, Испания, Португалия — страны с гораздо более слабыми экономиками, нежели у основоположников проекта — Германии, Франции, государств Бенилюкса.

На "одну скорость" интеграции весь проект был переведен с момента преобразования ЕЭС в Евросоюз и введения евро в 90-х годах. И последовавшие за этим новые "волны расширения", когда в ЕС были приняты страны Восточной Европы, задумывались и реализовывались как полноформатное подключение "новичков" к нормам и темпам, заданным "старой Европой".

Сегодня вряд ли кто сомневается в том, что сделано это было в рамках германской интеграционной модели. Европа должна была стать единым экономико-политическим пространством, функционирующим по правилам, задающимся в Берлине. Чего бы это ни стоило.

Какова оказалась реальная цена единства по германской модели, можно судить по судьбе Греции. Ее экономика практически уничтожена, население лишено большинства социальных льгот и гарантий, по сути — будущего. Но платить приходится не только грекам; немецкие эксперименты дорого стоят всем остальным членам ЕС, прежде всего — "новичкам" вроде Болгарии и Румынии.

В этих условиях выход из ЕС Британии стал решающим ударом по планам Берлина создать "экономический Рейх". Лондон превратился в альтернативный центр организации европейского пространства. И в этом он найдет полную поддержку новой американской администрации, которая не скрывает своего желания "укоротить" Европу. Нет сомнения, что англосаксы будут всячески поощрять недовольство в рядах Евросоюза и переманивать к себе тех, кто не в силах выдерживать немецкий "орднунг".

На этом фоне лидеры ЕС вынуждены бороться за сохранение того, что еще можно сохранить. На мини-саммите, прошедшем недавно во французском Версале, руководители Франции, Германии, Испании и Италии разработали инициативу возврата к "двускоростной" модели ЕС. Это означает, что сильные будут форсированно интегрироваться, а слабые будут вынуждены плестись в хвосте — если они не согласятся на "усиленные" интеграционные меры, которые на самом деле означают полное подчинение диктату Берлина и Парижа.

Не удивительно, что подобный план вызвал отторжение у "слабаков". Выразителем их настроений стала Польша, давно претендующая на главенство в блоке стран "новой Европы"; кроме того, у Варшавы накопилось немало претензий к европейской политической элите. На "большом" саммите в Брюсселе премьер-министр Польши Беата Шидло выступила однозначно против "Европы двух скоростей". А заодно отказалась подписывать итоговое коммюнике саммита.

В ответ на это французский президент Франсуа Олланд пригрозил полякам оставить их без сладкого, то есть урезать выплату европейских субсидий. Это взорвало Шидло. "Если кто-то говорит: вы плохо себя ведете и денег вам не будет, — мы не можем принять такие заявления", — сказала она.

Этот эпизод возвращает нас на много лет назад, когда французский президент Жак Ширак позволил себе едкое замечание в адрес Польши. Когда Варшава поддержала американский план нападения на Ирак, Ширак заметил: "Польша упустила прекрасную возможность промолчать".

Так что качество отношений между "старой" и "новой" Европой мало изменилось за последние годы. В этой связи интересно также вспомнить, что против приема Польши и других государств бывшего "Советского блока" в ЕС горячо выступал Жан-Мари Ле Пен, основатель "Национального фронта" во Франции. При этом он активно использовал образ "польского водопроводчика", который обязательно отнимет работу у своих французских коллег. Теперь, судя по всему, место пронырливого водопроводчика может занять гордый шляхтич, не терпящий никаких указаний со стороны о том, как ему себя вести. И который ни в коем случае не станет молчать.

А рядом со шляхтичем появился другой традиционный для европейцев персонаж — турецкий янычар. Отношения с ним также крайне запутаны: начав с деклараций о намерении принять Турцию в единую европейскую семью, ЕС к настоящему времени дошел до того, что отказывает турецким министрам в доступе на территорию турецких же консульских представительств. Янычары обвиняют европейцев в фашизме (не слишком хорошо представляя, что этот термин значит), а европейцы разгоняют массовые мероприятия турок, фактически вмешиваясь в подготовку референдума по изменению конституции Турции.

При этом Европа не может не понимать, что конфликт с Турцией грозит ей, как минимум, обострением миграционных проблем. Анкара до сих пор хоть как-то сдерживает поток беженцев из стран Ближнего и Среднего Востока; что будет, если она откажется от этой роли, представить себе нетрудно: новые сотни тысяч отчаявшихся людей хлынут на Балканы и дальше. Мира и стабильности это не принесет никому.

А может, в этом и состоит план? Разжечь новый конфликт на Балканах, чтобы запугать соседей и заставить их сплотиться, приняв условия защиты со стороны франко-германского ядра ЕС? Ведь Франция — это сильнейшая на континенте армия и ядерная держава, а Германия — мощнейшая экономика и наращивающая свою мощь армия. И опыт уже имеется: "вторая волна" расширения прошла как раз после Балканской войны, в результате которой НАТО уничтожила Югославию. Так что, по расчетам европейских стратегов, новая война здесь вполне может "вернуть в чувство" и водопроводчиков, и шляхту, и янычар…

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Постигнет ли Евросоюз судьба СССР?

Фракция Европарламента "Европейские объединенные левые / Лево-зеленые Севера" (GUE/NGL) вынесет на рассмотрение ЕП резолюцию с требованием ввести санкции против прибалтийских стран, где участились акции и шествия неонацистов.

Европарламент призывают ввести санкции против стран Балтии за нацистские шествия
Комментарии
Когда закончится безнаказанность США
Ученые рассказали, какая планета в Солнечной системе более всего подходит для колонизации
Ученые рассказали, какая планета в Солнечной системе более всего подходит для колонизации
Ученые установили, какие люди являются самыми мстительными
Путин честно объяснил рост цен на бензин
Выборы и оппозиция: устрой истерику, откажись от участия
Десять ответов Путина из "Недетского разговора"
Активист: "Мы для Навального пехота, которую можно пустить в расход"
СМИ: дорогостоящая система ПРО не спасет Америку от ударов России
Вернет ли государство финансовое доверие своих граждан?
Ученые рассказали, когда человек сможет путешествовать за пределы Солнечной системы
Напролом: Китай входит в ближневосточную игру
Напролом: Китай входит в ближневосточную игру
В Киеве началась встреча Лукашенко и Порошенко
Иран—Израиль: что может послужить детонатором войны?
Иран—Израиль: что может послужить детонатором войны?
Почему Луганск не поддержал Донецк в создании Малороссии
Почему Луганск не поддержал Донецк в создании Малороссии
Конгресс США опубликовал законопроект по санкциям против России
НАТО до смерти боится России
НАТО до смерти боится России