Патриотический сепаратизм земляков Ле Пена

На западе Франции живёт народ, который, хоть и стремится к автономии, но при этом является куда большим патриотом страны, чем этнические французы. И именно из этого народа вышел знаменитый правый политик Жан-Мари Ле Пен.

В XXI веке проблема сепаратизма стала столь же актуальной, какой была в середине ХХ-го. Ярким примером тому является Франция, где, согласно законодательству, термины "гражданство" и "национальность" юридически совпадают. И это притом, что в стране существуют исторические области, компактно населенные другими этносами. Одной из них является Бретань в западной части Франции.

Бретонцы - потомки кельтов, переселившиеся сюда с юго-запада Англии. Их общая численность достигает 6 миллионов человек. Начало государственности Бретани положил граф Номиноэ, который разбил войска франкского короля Карла Лысого и в 850 году добился независимости своих владений. Однако в 1532 году герцогство Бретань прекратило свое существование.

Читайте: Сепаратисты могут оставить от Франции один Париж.

Несмотря на формальное присоединение к Франции, Бретань вплоть до революции 1789 года оставалась в достаточной мере самостоятельной. У нее был собственный парламент, а население пользовалось своим кельтским языком. Во время революции жители Бретани выступили на стороне короля. К середине XIX века она являлась одним из самых отсталых регионов Франции, а населению которого в наказание за поддержку контрреволюции было запрещено пользоваться родным языком.

В начале XX века в регионе начался бурный экономический рост: были построены авиационные и автомобильные заводы, развивалась перерабатывающая промышленность. На этом фоне поднималось национальное самосознание населения. После Первой мировой войны вернувшиеся с фронта бретонцы не смогли устроиться на работу. Социальное неравенство и нищета породили сепаратизм, и к середине 30-х годов прошлого века разрозненные группы националистов объединились в Партию бретонских автономистов. В годы Второй мировой войны часть ее членов сотрудничала с нацистами.

После окончания войны сепаратизм в Бретани практически сошел на нет. Родной язык был запрещен вплоть до 1976 года, но и по сей день официальным языком в регионе остается только французский. В 1971 году новое поколение сепаратистов основало Революционную армию Бретани. Впрочем, терактов она практически не устраивала.

В настоящее время Бретань считается развитым регионом. На этом фоне национальное самосознание ее жителей переживает второе возрождение. В школах и университете активно идет изучение родного языка и истории. Налажен выпуск газет, журналов и телепередач на бретонском языке. Ныне 34% коренных жителей считают себя бретонцами, а не французами, еще 31% считают, что Бретань — особый регион Франции.

Но говорить о стремлении народа к независимости не приходится. Бретонцы больше опасаются националистов и сепаратистов, чем диктата французского государства. Многие из них являются большими патриотами Франции. Они – ревностные католики, выступающие против притока иммигрантов, и неслучайно последних там очень мало. Любопытно, что знаменитый французский крайне правый политик Жан-Мари Ле Пен является этническим бретонцем, что не мешает ему 50 лет отстаивать идею «Франции для французов».

Исторически так сложилось, что бретонцы веками были верными слугами Франции. Даже герой средневекового французского эпоса Роланд, защитивший страну от арабов, являлся уроженцем этой местности. Бретонцем был и полководец Столетней войны (1337-1453 гг.) Дюгесклен, спасший Францию от английского завоевания. Император Наполеон Бонапарт отмечал выдающиеся волевые качества бретонцев и считал их лучшими солдатами своей армии.

Совершенно очевидно, что, несмотря на стремление к автономии, большая часть населения Бретани одновременно считает себя и бретонцами, и французами. Можно сказать, что они даже большие французы, чем жители Парижа или Лиона.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Ла реведере, Румыния: молдаване выступили за объединение с Россией
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Спортивный юрист США: МОК совершил страшную ошибку
США угрожает катаклизм, который может разразиться в любой момент
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Русские женщины глазами иностранцев
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры