Косово: в ожидании чуда

Спустя шесть с половиной лет после окончания бомбардировок Югославии международное сообщество сумело добиться того, что и сербы, и албанцы дали принципиальное согласие на проведение переговоров о статусе Косово. В штаб-квартире ООН с итоговым докладом о ситуации в крае и о позициях противоборствующих сторон выступит главный международный посредник по урегулированию косовского конфликта, спецпредставитель генсека ООН и бывший президент Финляндии Мартти Ахтисаари. Активность проявляют и другие основные игроки на балканском политическом поле. Своего спецпредставителя на переговорах уже назначили США, с визитами в Белград и Приштину зачастили представители России, ЕС и ОБСЕ. Все они единодушно называют готовность сербов и албанцев сесть за стол переговоров «историческим событием» и «важнейшим шагом на пути к миру в регионе».

О нынешней ситуации в Косово и о перспективах её развития «Правда.Ру» побеседовала с доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником Института всеобщей истории РАН Артёмом Улуняном.

- Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Косово?

- Её можно охарактеризовать одним словом: ожидание. Албанцы ожидают того, что Косово вскоре получит независимость. Мировое сообщество ожидает некоторого прорыва в решении этого вопроса. Что касается Сербии, то там предпочитают этот вопрос не поднимать, однако когда это всё-таки приходится делать, там указывают на опасность перекройки границ в Европе.

- Готовы ли косовские албанцы объединиться с Албанией и создать «Великую Албанию»?

- «Великая Албания» - это миф. Конечно, ряд албанских националистов выступает за создание государства, включающего в себя, помимо Албании, Косово, запад Македонии и северо-запад Греции. Но трезвомыслящие албанские политики понимают всю утопичность этой идеи. История Балкан говорит о том, что попытки создать здесь великие государства оборачивались крупными войнами, в которые вовлекались не только страны этого региона. Мировое сообщество также не заинтересовано в том, чтобы «пороховая бочка Европы» взорвалась, как это было в 1914 году, поэтому создания «Великой Албании» оно просто не допустит.

- Какова роль исламского фактора и «Аль-Каиды» в косовских событиях?

- Их не стоит преувеличивать. Конечно, люди бен Ладена помогали албанцам, но их было намного меньше, чем в Боснии-Герцеговине. Кроме того, сама албанская Армия Освобождения Косово никогда не заявляла о создании исламского государства. Число исламистов среди албанцев крайне мало. Отмечу, что среди албанцев есть не только мусульмане, но и христиане – причём и православные, и католики. Но даже среди албанцев-мусульман, преобладающих в Косово, идеи Усамы бен Ладена не пользуются популярностью.

- А как же массовое сожжение сербских святынь?

- Да, актов вандализма по отношению к сербским храмам и монастырям полно. Но религиозный фактор здесь вторичен. Просто албанцы борются с историей и пытаются уничтожить следы сербского влияния. Так же, как при Слободане Милошевиче сербы в Косово жгли мечети, считая их частью турецкого или албанского прошлого. Так что это, прежде всего, часть национального вопроса.

- Есть ли сейчас в деятельности международных организаций антисербский уклон?

- Об этом стоит говорить в том смысле, что Запад пренебрегает сербскими интересами. Бегство сербов из Косово является непростительной ошибкой, но Милошевич тоже действовал против албанцев далеко не правовыми методами. Однако ни ЕС, ни США не заинтересованы в полном уничтожении Сербии – для них важно, чтобы на Балканах никто не доминировал, иначе полное ослабление сербского государства вызовет цепную реакцию новых войн. Кроме того, в Западной и Центральной Европе на бытовом уровне больше не любят албанцев – и из-за другой ментальности, и из-за высокого уровня преступности среди них.

- Как вы оцениваете политику России в Косово?

- К сожалению, у России не просматривается какой-то особой линии. Она, похоже, готова согласиться с любым сербским предложением. В то же время мы сковали себе руки тем, что своими действиями перестали вызывать какое бы то ни было доверие со стороны албанцев. Это – непростительная ошибка нашей дипломатии, и мы уже не можем быть полноценным посредником в разрешении косовского конфликта.

- Что с другими посредниками? В последнее время от лица ЕС всё активнее выступает Чехия (Белград и Приштину от лица Евросоюза посещал премьер-министр Чехии Иржи Пароубек – ред.)…

- Это неслучайно. И у сербов, и у албанцев есть историческая память о чехах как о народе, связанном с Балканами, хотя, конечно, Чехия – страна совершенно иной политической культуры. Чехия не вызывает раздражения ни у сербов, ни у албанцев, поскольку и для тех, и для других она выступает в роли образца развития для страны Восточной Европы. Кроме того, чешское общество, с одной стороны, выступали категорически против действий Милошевича, а с другой отвергало бомбардировки Югославии. Её политика традиционно была направлена на недопущение конфликтов, и в ЕС решили это использовать.

- Как бы вы оценили деятельность посредников из Северной Европы?

- Финляндия и Швеция являются нейтральными странами, поэтому их традиционно используют в качестве посредников. Бывший финский президент Мартти Ахтисаари шесть лет назад зарекомендовал себя хорошим специалистом по балканскому урегулированию, поэтому его привлечение к переговорам о статусе Косово является вполне закономерным. Позитивную роль мог бы сыграть и бывший премьер Швеции Карл Бильдт, известный по Боснии-Герцеговине. Однако своими словами о том, что мир устал от парада суверенитетов, он сам себя вычеркнул из числа участников переговоров, ибо практически никто не согласен с его заявлением.

- Могут ли попытки оторвать от Сербии автономный край Косово вызвать к жизни подобные попытки в другом автономном крае – Воеводине? Некоторые венгерские политики периодически ставят вопрос об ущемлении венгров…

- Это вряд ли возможно. Во-первых, большинство населения края составляют сербы. Во-вторых, отношения сербов и венгров вполне цивилизованные. В третьих, при вступлении в ЕС от Венгрии потребовали отказаться от территориальных претензий к соседям. Ведь иначе под угрозой окажется территориальная целостность не только Сербии, но и Румынии со Словакией. В Венгрии готовы влиять на ситуацию в Воеводине экономически, но венгерские политики достаточно трезвы, чтобы не поднимать национальный вопрос.

- Каким может быть наилучший итог переговоров о статусе Косово?

- Я вижу два пути выхода из кризиса. Первый – предоставление Косово независимости при сохранении международного протектората, и в этом Косово должны быть обеспечены все права сербов. Второй – приравнять Косово к Черногории и сделать его третьей составной частью федерации. Проблема в том, что Запад никак не может определиться, чего он хочет добиться от этих переговоров. В принципе, шагом к миру стало бы вступление и Косово, и Сербии в Евросоюз. Пока же стоит отметить, что готовность и сербской, и албанской стороны идти на компромиссы сама по себе является большим успехом.

Вадим Трухачев

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Болгария в шоке: вслед за Радевым к Путину едет Борисов
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Герой ночного кошмара НАТО находится в России
Ученые предупредили о "рисовом кризисе", который грозит большими проблемами
В Третьяковке вандал «наказал» Ивана Грозного, убивающего сына
Путин назвал условия для заключения мирного договора с Японией
Руководители двух Корей провели второй саммит в Пханмунджоме
Виталий Мутко может покинуть РФС в ближайшее время
Путин: новому правительству работать помогут простые граждане
В США восхитились сложнейшими технологиями комплекса "Авангард"
Bild: бундесверу сегодня хвастаться нечем
Чулпан Хаматова сыграет Доктора Лизу
Иногда лучше жевать. Найден новый способ похудеть
250 тысяч французов выступили против политики президента Макрона
Путин: новому правительству работать помогут простые граждане
250 тысяч французов выступили против политики президента Макрона
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Встреча представителей России и НАТО состоится в конце мая
Константин Боровой: русские не понимают, что Крымский мост придется снести
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены