За что судят "стрелочника" Младича?

В Гаагском суде начался процесс над бывшим командующим армии Республики Сербской в Боснии и Герцеговине Ратко Младичем. Его обвиняют в преступлениях против человечества, этнических чистках мусульман, ему светит пожизненное заключение. Однако многие обстоятельства заставляют усомниться в том, что Младич — такое уж исчадье ада, как малюют его западные СМИ и обвинение.

16 мая в Голландии начался суд над Младичем. Прокурор Дермот Грум часы напролет читал обвинительное заключение. Он обвинил высокопоставленного сербского военного в этнических чистках на территории Боснии. Прокурор заявил, что люди Младича в июле 1994 года убили тысячи людей в городе Сребреница, "хорошо потренировавшись в убийстве". Вспомнил он и массовую гибель на рынке в Сараево в начале 1994 года.

Обстановка в зале была наэлектризована. Одна из родственниц тех, кто назван обвинением мусульманскими жертвами Младича, пригрозила ему пальцем. В ответ сербский генерал сделал характерный жест, проведя пальцем по горлу. Обвинение тут же пригрозили закрыть "клетку" с Младичем ширмой, чтобы избежать визуального контакта с жертвами. На поведение же женщины-мусульманки никто внимания не обратил. Ей, видимо, можно все.

Читайте также: Они делают историю: Борис Тадич

Процесс над Младичем — едва ли не самый знаковый в истории Гаагского трибунала. Слишком широко стало известно его имя, и слишком долго (более 15 лет) ему удавалось скрываться от правосудия. Всего ему вменяют в вину 106 преступлений. Наиболее тяжелые — расстрел более семи тысяч мусульман в Сребренице и более чем трехлетняя осада Сараево, в ходе которой погибли свыше 10 тысяч человек.

Прокуроры уверяют, что собрали свыше 28 тысяч улик. Кроме того, судьям предстоит заслушать показания более 400 свидетелей. Предполагается, что заседание суда продлится свыше 200 часов чистого времени. Младичу грозит пожизненное заключение. Сам он называет выдвинутые против него обвинения "ужасающими", не признавая себя виновным ни по одному пункту.

Вопросов по поводу объективности суда над Младичем более чем достаточно. Само словосочетание "гаагское правосудие" давно уже стало именем нарицательным. До сих пор в нем прошло 142 судебных процесса. Из них 92 — над сербами, 33 — над хорватами, восемь — над косовскими албанцами, семь — над боснийскими мусульманами и два — над македонцами. Почти все осужденные на длительные сроки заключения — сербы. А из политических руководителей несербской национальности до сих пор не осужден никто.

Читайте также: Россия "спасет" сербов Косова одеялами

Антисербская направленность Гаагского суда видна даже в данных цифрах. И удивляться этому не приходится. С самого начала бойни в Югославии западные политики и западная пресса объявила палачами сербов, а хорватов, боснийских мусульман и косовских албанцев — их жертвами. Самым кровавым эпизодом югославской войны стал именно конфликт в Боснии, где погибли порядка 200 тысяч человек. И оттого Младичу некоторые присвоили чуть ли не титул "Гитлера нашего времени".

Но был ли Младич единственным виновником того, что вменяется ему в вину? Начнем с блокады Сараево, которая продолжалась 3,5 года. Обвинение пытается представить это как осаду некими сербскими оккупантами мирного мусульманского города. Между тем такой подход не выдерживает никакой критики. В 1991 году население Сараево составляло примерно 500 тысяч человек, из которых 200 тысяч были сербами. Боснийские сербы всю войну контролировали часть города.

Так о какой осаде идет речь? И почему мусульман не судили за осаду сербских районов? И отчего никто из руководителей боснийских мусульман до сих пор не ответил за расстрел в мае 1992 года проходившей через город разоруженной колонны Югославской народной армии? Даже нынешнее, прозападное правительство Сербии пытается призвать к ответу тогдашних руководителей мусульман — Эюпа Ганича и Хариса Силайджича. Но в Гааге их почему-то то никто не ждет.

Читайте также: Гаага: антисербское судилище продолжается

Гибель десятков людей на рынке в Сараево в феврале 1994 года — один из самых трагических эпизодов боснийской кровавой драмы. Только вот очень многие эксперты высказывают сомнение в том, что снаряды были выпущены с позиций боснийских сербов. Траектория полета у них не та. Так что возникает другая версия: сознательная провокация боснийских мусульман. Но удосужился ли ее кто проверить? Кажется, такой цели Гаагский суд и не ставил.

Возьмем события в Сребренице в июле 1995 года. Прокуроры настаивают на гибели семи тысяч мирных мусульман от рук подчиненных Младича. Только вот столь массового захоронения до сих пор не найдено. Максимум речь идет о тысячи с небольшим людей. Примечательно, что среди убитых — сплошь мужчины и юноши, способные держать оружие. Так были ли эти погибшие мусульмане мирными жителями? И почему тогда женщин не постигла та же страшная участь?

А как вообще Сребреница превратилась в мусульманский анклав? В Боснии не было ни одного моноэтнического города. В 1991 года свыше четверти населения составляли сербы. Куда они делись? Весной-летом 1992 года боснийские мусульмане при поддержке наемников-исламистов начали наступление в восточной Боснии. Они вырезали или заставили бежать тысячи сербов из Сребреницы, Тузлы, Горажде, Жепы. Дотла были сожжены многие сербские деревни. Командир мусульманских отрядов Насер Орич, командовавший тем наступлением, был Гаагским судом оправдан.

Читайте также: Неоднозначная трагедия Милошевича

"Вина" Младича заключается в том, что ближе к концу 1992 года он организовал контрнаступление и выбил мусульман из этих районов. Взять ту же Сребреницу ему помешали "голубые каски" ООН, взявший ставший мусульманским анклавом город под защиту. Засевшие там боевики пользовались таким прикрытием, совершали обстрелы сербских позиций и вылазки на них. Миротворцы смотрели на это сквозь пальцы. И у Младича просто не было выбора, кроме как ликвидировать такой анклав.

Вряд ли можно говорить о том, что Младич совсем ни в чем не виноват. Когда кровь льется такой рекой, как в Боснии, своя доля вины лежит на всех сторонах. Однако почему тогда так и не ответили за свои деяния вожди боснийских мусульман? Премьер тогдашней мусульманской Боснии Харис Силайджич до сих пор не ушел из большой политики. Лидер мусульман Алия Изетбегович, мечтавший о построении шариатской Боснии, где не было места сербам (и хорватам), тихо умер отнюдь не в камере Гаагской тюрьмы, как Слободан Милошевич.

Да и роль Запада в развязывании той боснийской бойни еще не получила должной оценки. Но доказательств того, что она очень велика, предостаточно. Только гаагским судьям на них как-то плевать. Они видят только то, что хотят видеть. Оттого и возникает впечатление, что Младича просто назначили стрелочником. Хотя виноват он ничуть не больше, чем мусульмане, хорваты и их покровители на Западе.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Истребители НАТО перехватили Ту-160: в случае войны их бы сбили
Истребители НАТО перехватили Ту-160: в случае войны их бы сбили
Собственная почка как стартовый капитал
Собственная почка как стартовый капитал
Варианты ответа: как Москва могла бы наказать за антироссийские санкции
Анатолий Чубайс: от либеральной империи к "дайте регионам свободу"
Варианты ответа: как Москва могла бы наказать за антироссийские санкции
Россияне боятся обрушения биткоина, майдана и мега-теракта
Россияне боятся обрушения биткоина, майдана и мега-теракта
"Корабли вернем вместе с Крымом. Россия еще и денег даст"
"Корабли вернем вместе с Крымом. Россия еще и денег даст"
"Корабли вернем вместе с Крымом. Россия еще и денег даст"
"Корабли вернем вместе с Крымом. Россия еще и денег даст"
Россияне боятся обрушения биткоина, майдана и мега-теракта
Вопрос на 22 миллиарда: вернет ли Трамп казахские деньги
Казахстан в шоке от нового алфавита
Со скоростью торпеды: Россия опередила "быстрый удар" США
Вопрос на 22 миллиарда: вернет ли Трамп казахские деньги
Казахстан в шоке от нового алфавита
Как Китай и Россия смогут "обнулить" доллар США
Социологи: миллионам россиян приходится выживать в долгах