Босния в политической коме

Исполнился год с тех пор, как в Боснии и Герцеговине (БиГ) прошли выборы, но эта республика бывшей Югославии по-прежнему живет без правительства. Все из-за неспособности договориться между собой представителей трех общин страны: мусульманской, сербской и хорватской.

По случаю непрекращающегося правительственного кризиса в Сараево заявила о себе организация, называемая "гражданское правительство". Ее активисты попытались прорваться в здание правительства, но были оттеснены полицией от входа. Протестующие требовали как можно скорее сформировать правительство и провести реформы, которые необходимы для вступления Боснии и Герцеговины в Евросоюз. К тому же призвала и председательствующая сегодня в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Литва.

Однако пока руководители трех общин страны никак не могут договориться. Теоретически подобная ситуация может сохраняться вплоть до осени 2014 года, когда Боснию ждут очередные парламентские выборы. Дело в том, что местная конституция не содержит никаких указаний относительно того, как нужно выходить из подобного кризиса. Если так оно и случится — бывшая республика Югославия установит абсолютный мировой рекорд по безвластию. Пока что пальму первенства держит Бельгия с ее почти 500 днями. Но уже 11 октября бельгийцы должны обрести долгожданное правительство.

Читайте также: Религиозную войну на Балканах устроили США

Корни безвластия и в Боснии, и в Бельгии кроются в одном — межнациональных противоречиях. Однако бельгийские фламандцы и валлоны друг с другом не воевали, да и их уровню жизни можно только позавидовать. В Боснии и Герцеговине картина совершенно иная. В 1992–1995 годах здесь развернулся самый кровавый конфликт в Европе со времен Второй мировой войны, его жертвами стали порядка 200 тысяч человек. Несмотря на все усилия, раны той войны не зажили до сих пор.

Современная Босния и Герцеговина — правопреемница одноименной республики в составе Социалистической Югославии. Когда страна начала распадаться, возможности избежать конфликта практически не было. Мусульмане (составлявшие 43 процента населения) захотели создать свое государство в границах республики. Сербы и хорваты желали присоединиться к своим национальным государствам. Поскольку этнически чистых районов в Боснии не было, разразившаяся в 1992 году война быстро охватила всю ее территорию.

Главными злодеями в глазах Запада стали боснийские сербы, чьи лидеры Радован Караджич и Ратко Младич сегодня находятся в Гаагском трибунале. Авиация НАТО неоднократно подвергала их позиции бомбардировкам. Хорватов же принудили вступить в союз с мусульманами, хотя до 1994 года они друг с другом ожесточенно воевали. Венчало войну подписанное в конце 1995 года Дейтонское соглашение. Практически полностью разрушенная войной республика в принудительном порядке сохранила свою целостность.

Читайте также: Хорватская бомба под миром в Боснии

Впрочем, создать на ее месте прочное образование не получилось. Босния представляет собой конфедерацию из двух образований: мусульмано-хорватской Федерации БиГ и Республики Сербской. У каждой из них есть свои президент, парламент и правительство. Формально главным общегосударственным органом является президиум Боснии и Герцеговины, куда входит по одному представителю от каждой из трех общин. Временными президентами страны по очереди становятся мусульманин, серб и хорват. Почти все партии в Боснии сформированы по национальному признаку.

Однако эта картина отнюдь не полная. На самом деле реальная власть в стране принадлежит назначаемому с согласия ООН международному верховному комиссару (сегодня это представитель Австрии Валентин Инцко). Он наделен полномочиями разрешать споры между общинами и надзирать за выборами. Вмешиваться в ситуацию ему приходится постоянно. Кроме того, открыто под международным управлением находится расположенный на севере Боснии округ Брчко со смешанным населением.

 

По большому счету, подобное положение вещей не устроило никого. Составляющие почти половину населения Боснии мусульмане настаивают на максимальной централизации страны. Время играет на них: рождаемость у мусульман выше, чем у сербов и хорватов, другой этнической родины, кроме Боснии, у них нет. Не желающий дробления Боснии Запад фактически также льет воду на их мельницу. Под его давлением Республика Сербская уже не раз делилась полномочиями с центром, у нее появились вице-президенты от мусульман и хорватов. Отдельной хорватской единицы в послевоенной Боснии и так не было.

Читайте также: Американский умиротворитель Балкан

Что касается боснийских сербов, то они по мере сил делают все для того, чтобы не укреплять центральную власть. Так, президент Республики Сербской Милорад Додик высказался категорически против решения международной администрации создать единый суд и прокуратуру Боснии и даже вознамерился провести на сей счет референдум. Он также потребовал от мусульмано-хорватской Федерации БиГ вернуть 53 миллиона марок, полученных в виде налогов.

О нежелании своего народа жить в составе такого государства Додик говорит открыто. Еще в 2008 году он осудил решение Запада признать независимость Косова и высказывался в пользу референдума об отделении Республики Сербской. Впоследствии он открытым текстом говорил, что Босния "разваливается на части" и он считает ее "бесповоротно разделенной страной", которую "объединить невозможно". Впрочем, пока из-за международного давления референдум о независимости Республика Сербская не провела. Но желание боснийских сербов очевидно.

Этот год показал, что своим положением в Боснии недовольны и хорваты, составляющие 14 процентов населения "большой" БиГ и чуть более 20 в мусульмано-хорватской федерации. Их партии собрались весной на хорватскую национальную ассамблею и приняли заявление, где отказались войти в коалицию с мусульманскими партиями и потребовали создать свою отдельную, хорватскую национальную единицу в составе Боснии. Собственно говоря, именно из-за нежелания Хорватского демократического содружества (ХДС) общебоснийские органы власти никак не удается создать.

Читайте также: Босния: квазигосударство-общежитие под управлением Запада

Понять хорватов также можно: их объединили с мусульманами вопреки их воле. Пребывание в составе аморфной БиГ едва ли привлекательнее, чем вхождение в состав Хорватии, которая уже с 1 июля 2013 года станет членом Евросоюза. Кстати говоря, требования соплеменников о создании отдельной хорватской единицы фактически поддержал президент Хорватии Иво Йосипович, также заявивший о необходимости реформы устройства БиГ.

Чехарда во власти отражается и на внешней политике страны. Так, Босния получила место непостоянного члена Совета Безопасности ООН, но вот принять решение о голосовании по вопросу о признании Палестины никак не может. Мусульмане — за, сербы — против, в итоге выработать единую линию не получается. Неспособность представителей трех общин договориться между собой является серьезным препятствием на пути в ЕС и НАТО. Членство в каждой из этих организаций требует внутреннего единства, но им и не пахнет. Напротив — в воздухе витает воздух нового конфликта.

"Босния и Герцеговина могла бы стать более прочной, но Запад неправильно ее построил. США и ЕС должны были бы оказывать поддержку и внимание всем трем общинам, однако у них наблюдался перекос в сторону мусульман. У Республики Сербской постоянно урезалась автономия — она сделала 78 уступок по отношению к общебоснийским органам власти.

Но сегодня боснийские сербы больше не хотят уступать и требуют ряд полномочий назад. Как показывает нынешняя история, устройство БиГ больше не устраивает и хорватов. Хорваты не получили своей единицы, потому они и считали себя обиженными", — прокомментировала ситуацию "Правде.Ру" заведующая Центром изучения современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова.

Таким образом, у Боснии и Герцеговины есть все предпосылки для того, чтобы побить мировой рекорд безвластия. Государство в нынешнем виде не устраивает никого, и оно с полным основанием может сегодня считаться "больным человеком Европы". Так не пора ли начать его "контролируемую эвтаназию"?

О главных международных событиях читайте в разделе "Мир"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

До сих пор ученые не могут разгадать и половины загадок, которые таит в себе пирамида Хеопса. Однако египтолог Дэвид Мид уверен, что ему ближе всех удалось продвинуться в разгадке страшной тайны, которую скрывает эта гробница.

И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Комментарии
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Трамп решил, что делать с Афганистаном
Украина — бомба замедленного действия для США
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Александр ПРОХАНОВ — о ключевых событиях августовского путча 1991 года
Генерал ГРУ рассекретил кремлевских экстрасенсов
В Россию прилетели комары-менингитчики
Черепаха бежала из зоопарка со скоростью 10 метров в день
Украина — бомба замедленного действия для США
Украина — бомба замедленного действия для США
Кофе вызывает галлюцинации
Украина — бомба замедленного действия для США
Генерал ГРУ рассекретил кремлевских экстрасенсов
Украина — бомба замедленного действия для США
Пьющие россияне перешли на иностранные вина
Украина — бомба замедленного действия для США
"Кому ваша гривна нужна": валюту Украины больше не принимают на валютном рынке
Власти рассказали об идее сделать платным въезд в Москву
Нужен ли в России алиментный фонд — Лилия ГУМЕРОВА
В Россию прилетели комары-менингитчики