Автор Правда.Ру

«Ночной дозор» вышел в прокат: стало видно во все стороны

К вышедшему кинополотну Тимура Бекмамбетова отношение у публики такое: и мы можем!
За годы жизни в мегаполисе ко всему привыкаешь. И к транспортной толчее, и к рядам безликих жилых кварталов — коробочка на боку, коробочка на торце, — и к покосившимся "шанхаям" съестных и пивных палаток у метро, к попрошайкам, к мятым "ментам", рабочим в оранжевых жилетах, к тучам воронья над помойками и смрадному духу промышленных окраин. Пока доберешься до работы, пока доползешь до дома, разбираться в причинах глухой тоски, грызущей изнутри ни сил не остается, ни возможностей. Зальешь ее, родимую, бутылкой пива, а повезет, так и парой рюмашек чего-то более содержательного, и вроде притупилось. В кино к такому отражению жизни почти привык, чего смотреть, если уже в зеркале видели?

К вышедшему кинополотну Тимура Бекмамбетова "Ночной дозор" отношение у публике либо такое, либо технологическое, предвосхищено восторженное. И мы можем! Это общее место, относящееся к спецэффектам, компьютерной графике, художественной изобретательности, но не к собственно, содержательной стороне дела. То ли так реклама картины построена, то ли авторы преднамеренно занижали планку, но получается, что цель — доказать публике, что и мы "могем" делать всякие там "фентези" на их манер. Вроде и не было у нас Стругацких, вроде и не выходил гигантскими тиражами не только в России, но и за ее пределами каждый роман Сергея Лукьяненко. Вроде мы оправдываемся, опять за кем-то на цыпочках тянемся. Но ведь все не так. Это первое. Второе — "Ночной дозор", хотя и сваливается изредка в жанр фантастических комиксов, кино вовсе не фантастическое. Телебытовуху узнаваемую ищите, неунывающих "ментов", развеселых бандюков, но не фантастику. Всем этим дело не исчерпывается.

В лучших своих сценах фильм пробивается к жанру притчи, он — еще один шаг на пути, по которому когда-то с меньшим или большим успехом шагнули Г. Данелия в "Кин-дза-дза", А. Митта в "Сказке странствий", надо полагать, и А. Герман в бесконечно снимаемой, но так пока и не доснятой киноверсии романа Стругацких "Трудно быть богом". Вполне возможно, что вроде бы, туристико-романтический, переполненный стихами отечественных столпов "рока" роман Лукьяненко сыграл шутку с авторами, и они поначалу не очень понимали, куда ведет сюжет. Пытаясь иронически снизить всю эту притчевую патетику, весь сюжет о вечной борьбе добра и зла, о перманентно нарушаемом ими договоре о ненападении, авторы фильма въехали в такие сферы, из которых вырваться трудно.

Понятно, что смутные времена предлагают растерянному населению такое изобилие вариантов, такой выбор ходов в лабиринте, что остается либо впасть в ступор, либо очертя голову, кидаться вперед. В грошовые соблазны как в пропасть.

Первый роман Лукьяненко "Ночной дозор", выводит сюжет к любовному финалу, мгновенно перечеркивающему одностороннюю правду Добра, и плоскую выгоду Зла. До банальности простая концовка сражения оставляет читателя в глубочайшем недоумении, но у текстов, в отличие от фильмов, есть гарантированное продолжение. Потому авторская слабость всеобщего "гармонизатора" Лукьяненко, последовательно и неуклонно в финалах глав, частей или целых романов приводящего в объятья любимых и возлюбленных, независимо от принадлежности к тому или иному лагерю, кровососущей ориентации или "перевертышных" способностей, эта слабость не очень смущает. Остается же перспектива... В кино все иначе.

Действие фильма Бекмамбетова, наполненное нервической давкой, человеческой суетой, неврастенией, продуктами больного или здорового воображения, яркими художественными деталями стремительно летит от несчастной любви к несчастной любви. Все начинается с брошенного невестой героя Антона Городецкого, стремительно бегущего к ведьме. Все завершается тем же героем, которого оставляет едва найденный сын, переходящий в лагерь темных сил.

Умножение разрушенных "любвей" - это и есть лейтмотив фильма. Едва не погибшая, бывшая невеста Городецкого, потерявшая жениха маленькая вампирша, сгорающая от самопроклятия в невротическом вакууме без любви Светлана, одинокий, потому тянущийся на ласковый "кровососущий" зов маленький Егор — это все порождения недолюбви, недочеловеческого, теряющего человечность и, одновременно, вырастающего у нас над головами мегаполисного, вороночного вакуума.

Кинокультура российская как и вся наша постсоветская культура эклектична. Это неизбежно, потому как перелистывать книгу, упираясь в телевизор, а при этом еще пощелкивать "мышкой" в интернет-вселенной — почти норма для чуть ли миллиона молодых (и не очень молодых) людей. Многоканальность поступления информации, душевная (или духовная?) рассредоточенность потребителя — то ли зло, то ли благо, данное обстоятельствами. При этом человеческое сообщество из единства деградирует в сумму слагаемых. Потому и получается, что в ряду из программиста, милиционера, монтера, парикмахера, продавца легко представить себе вампира, мага, оборотня, ведьму. В этих рядах Бекмамбетов иногда, кстати, прячет потрясающие микросюжеты. Чего стоят в фильме несколько секунд трагедии старичка, укравшего пакет карамели в супермаркете и почти уличенного?

Почему мясник на базаре не может быть вампиром? Не в фантастическом, а в самом бытовом смысле этого слова? Куда делась мамаша у соседа Антона Городецкого? Не заел ли ее век этот противнейший, сквалыжный папа-вампир, он же мясник, столь убедительно изображенный Валерием Золотухиным?

Ничего даром не говорится, ничто даром не проходит. Кто же не знает этих банальных, но от этого не менее весомых истин? Восстановление баланса между добром и злом, а точнее, вечные их тягания — это просто перевод в жанр вечной притчи всей быстротекущей реальности. Восстановление связей внутри мира или критическое переосмысление этих связей — не есть ли это суть тяганий двух Дозоров?

Воображение общественное и воображение художественное, не следующее, а опережающее публику, компенсирует остро ощущаемый дефицит. Дозоры должны были бы появиться в том или ином жанре, поскольку критические массы добра и зла в смутные времена образуются с устрашающей регулярностью. Образуются и взрываются, разнося действительность в щепки.

Кстати, самым слабым местом в фильме Бекмамбетова становятся именно овеществеленные катастрофы. Никак не падающий и все же падающий самолет с суматошной тетенькой, собравшейся в Анталию, судорожный диспетчер ТЭЦ, взрывающий станцию, злокозненная подружка демона Завулона Алиса, уж очень по- гангстерски изводящая банкой с кровью и без того несчастную, свежеиспеченную вампирку... Все эти иллюстративные материалы к притче о вечном сражении выпадают из ткани фильма. Дело не в актерской слабости работ, а в авторском, неукротимом желании дообъяснить, дожевать все до конца. Собственно, из того же разряда и финальный "рэп" группы "УмыТурман" "под титрами" пересказывающей публике, покидающей зал краткое содержание происшедшего на экране. И тогда сверхпереваренное выпадает из ткани фильма. Но все же, все же...

Искреннее, выстраданное желание дать публике — сквозь всю эту круговерть, сквозь дымы и смрад, слезы и грязь, — возможность увидеть во все стороны... Увидеть и не ужаснуться, не спрятаться, а может, прослезиться и понять, что — при прочих равных, — сражение не закончено... Это дорогого стоит. Замершие в противостоянии на мосту воины в латах, пустеющие провалы в шлемах, кровь, каплями проступающая на лице. Эти же армии - на крыше московской панельной коробки... Что же дальше?

Алексей Токарев,
"ПРАВДА.Ру"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Тайна "Прометея": куда направлен ЗРК С-500
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Олег Денисенко: Высокоточное оружие позволяет дать адекватный отпор Украине
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Владельцев СМИ признают неблагонадежными из-за родственников за границей
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Боевая подводная лодка "Сан-Хуан" пропала у берегов Аргентины
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Уфолог разгадал план КНДР — взорвать США через вулкан
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине
Сестры из США, предсказавшие 11 сентября, дали прогноз на 2018 год
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Как воевать с "Черными дроздами"