Людмила Зайцева: Я устала от жизни

Людмила Зайцева в советские времена играла своих современниц — милых, честных тружениц. Зрители полюбили и запомнили ее по фильмам «А зори здесь тихие...», «Здравствуй и прощай», «Печки-лавочки». Но в моду вошли другие типажи, и теперь Зайцева очень редко снимается в кино. Сейчас актриса на пенсии, но «заслуженным отдыхом» ее жизнь не назовешь. Случилось так, что Людмила Васильевна стала единственной опорой для своей престарелой мамы, больного мужа и дочери-студентки.

«Никогда не жила, как актриса»

Несмотря на полную забот жизнь, Людмила Васильевна выглядит строго и элегантно. Легкий макияж, черный беретик на аккуратной — волосок к волоску — прическе, из украшений — серебряное кольцо и бусы из самоцветов под воротничком черной водолазки. Наверное, так выглядеть при минимуме средств может только актриса, подумала я. И никаких попыток казаться моложе, закрасить седину или расправиться с другими сюрпризами безжалостного времени с помощью пластических ухищрений.
— Вы не выглядите измотанной...
— Чем хуже, тем лучше. Когда весь день лежишь и думаешь о внешности, выглядишь плохо. Когда мне трудно, я собираюсь. Встаю рано. Вот сегодня поднялась полвосьмого — позволила себе понежиться, а обычно просыпаюсь раньше.
— Для актрисы это ни свет ни заря...
— А я никогда не жила, как актриса. У меня нет ни спектаклей ночных, ни тусовок. Так что я живу заботой о своих домашних, о себе. Когда-то в молодости бывала и в Доме кино, и в ресторанах. А сейчас интенсивная жизнь уже прошла. Я просто устала от жизни вообще...
В Театре киноактера, где лежит трудовая книжка актрисы, ей платят две тысячи рублей. Плюс пенсия. Но она не жалуется:
— Я никогда не смогла бы отдать свою маму в дом престарелых. Она посвятила мне свою жизнь, содержала, когда я была студенткой. Мама очень постарела в последние годы, поэтому живет сейчас со мной. Свободного плавания, как в юности, уже нет. Лет тридцать назад я, конечно, не думала, что в моей жизни будут такие проблемы.
— Вам помогает кто-нибудь?
— Когда совсем трудно, кто-нибудь сто долларов сунет. Деньги я стараюсь зарабатывать сама, на творческих встречах.
— Вам это нравится?
— Да. Не надо играть несвойственную мне роль, напрягаться. Я читаю и показываю то, что люблю.
— Когда последний раз работали в кино?
— Снималась летом на Свердловской киностудии и в телесериале у режиссера Игоря Талпы — в небольших ролях.
— Какой сериал?
— Названия не помню... Мне предложили, дали эпизод, который понравился. Даже если б была большая работа, во что не верю...
— Почему?
— Ну как вам сказать, дорогая моя. Я человек избирательный. Не могу сниматься во всем подряд. Выбираю и выбирала всегда. Звонят, дают сценарии какие-то. Но я редко принимаю эти предложения. Мне гораздо интереснее сейчас принадлежать себе. Читать, думать. У меня нет тоски по несыгранным ролям.
— Большинство актрис страдают, когда их не зовут.
— Что же страдать, такая профессия наша — или тебя выберут, или нет. Как на параде невест. Режиссера нельзя заставить — он разве что своей жене роль даст, но это не всегда удачно.
— Кажется, ваш муж Геннадий Воронин — тоже режиссер...
— Он занимался режиссурой, но мы никогда не работали вместе. Сейчас он не работает, у него больные сердце и сосуды.
Людмила Зайцева училась вместе с Ириной Купченко, Валерием Фокиным, Натальей Сайко.
— У нас был очень талантливый курс, но большой кусок хлеба с маслом профессия нам не дала. Годы перестройки разрушили киностудии. В кино пришли молодые, совсем другие люди. Раньше, когда я шла по «Мосфильму», каждого знала по имени. Кто звал на картину, кто на пробу. Сейчас не состою ни в каких картотеках, не хожу на кастинги. Немногие могут позволить себе снимать, что хотят. Лебедев, Балабанов, Тодоровский.
— Хотели бы с ними работать?
— Я себе таких вопросов не задаю. Если они меня не снимают, значит, я им неинтересна и они мне соответственно тоже. Кто приглашает, с тем и работаю.

«Раньше не спрашивали, сколько я стою»

— Многие актеры жалуются, что в прежние времена им не давали заработать.
— Я всегда хорошо зарабатывала. Запросы человека могут быть бесконечными. Конечно, если хочется дачу за 30 тысяч, то трудно. А мне хватало зарплаты. Меня больше устраивало старое время, когда я имела определенную ставку. А сейчас, когда звонят и спрашивают: «Сколько вы стоите?», имея в виду съемочный день, я теряюсь. У меня нет своего агента, который мог бы за меня торговаться. Раньше меня не спрашивали, сколько я стою, и меня это устраивало. За съемочный день платили сначала 16 с половиной рублей, потом, когда стала народной, — 56. И не задумывалась, правильно ли дирекция посчитала мой гонорар.
— Похоже, вам наше время не очень нравится...
— Времена не выбирают. Кому-то и советское время не нравилось. Вот сейчас всякие повылезали и галдят, как их зажимали, как они ничего не могли снимать, а потом выясняется, что всю карьеру они сделали при советской власти. Мне советские времена не мешали.
В нынешней жизни Людмилу Васильевну многое удивляет и раздражает:
— Была на каком-то приеме год назад и удивлялась — не помню, чтобы раньше, при тотальном дефиците, люди так набрасывались на столы. Что с нами произошло? На закрытых тусовках я вижу респектабельных, хорошо одетых людей, но, как только дело касается еды, все несутся, опрокидывая друг друга, становятся в очередь. Меня это потрясает. На одном приеме стояла очередь за лягушачьими лапками. Но я отказалась от угощения. Я в детстве очень любила лягушек, брала в руки, целовала в мордочку. И сейчас могу. Но кушать не буду.

Зайцева никогда не считала себя звездой:

— Я не ставила перед собой задач кого-то удивить, потрясти мир, быть звездой. Где только не работала перед поступлением, чтобы перебиться! На заводах, фабриках, стройках.
— Ремонт можете сами сделать?
— Давно не делала. Только косметический знакомые сделали несколько лет назад... Я не умею белить, красить, клеить обои. Абсолютно к этому бесталанна. Не умею шить, вязать, лобзиком пилить. В школе к домоводству относилась отрицательно. Считала, оно унижает женщину. Я готовилась в актрисы, и мне казалось странным шить какие-то фартуки, в то время как можно пойти в кино, прочесть журнал «Советский экран», выучить стихи Евтушенко, Ахмадулиной. Сейчас об этом немножко жалею. Если надо что-то сшить или брюки подрезать, вынуждена идти в ателье. И пуговицы пришивать не умею. Прошу мужа, который это хорошо делает. Я только готовлю, потому что это необходимость. Делаю простую еду — борщ, компот из сухофруктов, капустный пирог.
— Что читаете?
— Периодически перечитываю Чехова — для того, чтобы убедиться, что жизнь в России всегда была грустна. Читаю и духовную литературу.
— Есть подруги среди актрис?
— Задушевных нет. По молодости дружила с Натальей Гундаревой, потому что много снимались вместе. Мы обе закончили Щукинское. Потом жизнь нас развела. Видимо, не такая крепкая была дружба. Двум соловьям на одной ветке трудно петь. Наташа — личность сильная. То, что с ней случилось, я очень тяжело переживаю.
— Навещали ее?
— Зачем? Когда человек болен, он практически никого не хочет видеть. Она актриса и не хочет, чтобы ее видели беспомощной. Если б она была рядовым человеком, тетей Ниной — это другое дело.

«От государства я ничего не получила — даже квартиры»

— Заметила, что актрисы вообще жаловаться не любят...
— Я не имею права жаловаться, пока есть люди, которым не приносят пенсию, старики, замерзающие в своих домах. У меня есть кооперативная квартира в центре Москвы. Есть старенькая, но мебель. Теперь смотрю на нее и думаю: это та мебель, с которой умру, потому что другой уже, наверное, не куплю.
— А для себя чего-то хочется?
— Мне давно уже ничего не хочется, я не могу себе этого позволить — надо кормить дочь, мужа, мать... У меня несколько лет нет люстры на кухне. Я иногда глаза в тоске подниму и думаю: «Опять сорокаваттка висит, надо поменять». Куда-то забежишь случайно, там такие цены — глаза на лоб лезут... Хотелось бы маленький кусочек земли, чтобы иногда дышать свежим воздухом. И раньше были проблемы — надо было достать мебель, устроиться в кооператив. Так я ничего и не получила от государства — построила квартиру на свои деньги. Когда снималась, они у меня были. Я не умела заводить знакомства с нужными людьми — дантистами, гинекологами, мясниками. Если что-то было в жизни, то только потому, что ко мне хорошо относились. Но я сама не делала никаких попыток к сближению с нужными людьми. Меня в этом смысле поражали некоторые мои знакомые, особенно провинциалы — хотя я сама с Кубани. Через год жизни в Москве у них было все — они несли домой бананы, икру, балыки. Я смотрела и думала: «Как это им удается?» Работники сферы обслуживания сами шли мне навстречу. В магазине кто-нибудь говорил: «Заходите к нам — у нас бывает хороший творожок». Эти люди, которые уже не работают в магазинах и от них нет никакого проку, периодически мне звонят, поздравляют с праздниками.
— А киношники звонят, чтобы поинтересоваться, как жизнь, как здоровье?
— Кто-то звонит, в основном по старым связям. Когда была жива, звонила Любочка Соколова. Но я даже не попала на ее похороны — у меня сильно болела мама. Недавно позвонил режиссер Борис Яшин, который непростительно забыт... Знаете, как у нас — юбилеи одних отмечает вся страна, а про других даже и не вспоминают. Сейчас все расползлись по своим норам, все выживают.
С особой теплотой Людмила Васильевна говорит о своей 21-летней дочери, которая учится на третьем курсе ВГИКа.
— Я не принимала никакого участия в ее поступлении, — утверждает актриса, — понятия не имею, какой был конкурс, что она читала на экзамене.
— Ваша дочь — поздний ребенок. Она легко вам далась?
— И трудно, и радостно. Можно развестись с мужем, не разговаривать с сестрой, а за свое дитя отвечаешь всю жизнь. Моя мамочка опекала меня от ложных шагов, ненужных движений, заботилась обо мне. А теперь она сама беспомощна, как ребенок. Дочери хочется одеваться, как-то соответствовать. Сейчас искушений больше. Она умничка — сама вяжет, шьет. В этом плане она не моя дочь — гораздо рукастей, чем я. Но ей не нравится то, что она сама может сшить. Ей кажется, юбка из сэконд-хенда за двести рублей гораздо лучше. Пытается заработать, бегает по кастингам, если что-то не получается, горюет. Ей хочется не знаменитой быть, а элементарно помочь — «чтобы мама поменьше напрягалась»... Как и любой девушке, ей нравятся шпильки, а шпильки в России можно носить, только если перемещаться в машине. Но молодым это невозможно объяснить. Это я на первом курсе могла ходить в ботинках прощай молодость, и меня это никак не смущало. У меня были пальто и шапка из «Детского мира». Но тогда немножко по-другому люди жили, не было такого расслоения, как сейчас.
— Вы довольны своей актерской судьбой?
— Может, надо было 100 фильмов сыграть... Для кого-то и пять фильмов — много, а кому-то две сотни подавай. Но у каждого свой счет.

Надежда Келлер, еженедельник "Собеседник"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Ученые предупредили о катастрофе из-за экспериментов с ГМО
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Главу МИД ФРГ разозлил конфликт между Россией и США из-за СМИ
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Провинция злится: средняя московская заплата выросла до 90 000 рублей
От чего толстеют россияне
Официальное название Керченскому мосту выберут голосованием
Провинция злится: средняя московская заплата выросла до 90 000 рублей
Главу МИД ФРГ разозлил конфликт между Россией и США из-за СМИ
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Дело о пайках Росгвардии: махинации или заговор?
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Главу МИД ФРГ разозлил конфликт между Россией и США из-за СМИ
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Провинция злится: средняя московская заплата выросла до 90 000 рублей
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Ученые предупредили о катастрофе из-за экспериментов с ГМО
Ученые предупредили о катастрофе из-за экспериментов с ГМО