Гершон Трестман: О еврейском мире по-русски

Корреспондент Pravda.Ru встретилась с известным еврейским писателем Григорием Трестманом, пишущим по-русски и родившимся в Белоруссии. Григорий работал в пресс-группе экс-министра иностранных дел Израиля, лидера партии "Наш дом — Израиль" Агвидора Либермана. О прошедших выборах, политике Израиля и все же о литературе шел разговор с писателем.

Мир безумен

и прост:

всех несет на погост

экономика

высших

растрат.

Григорий (Гершон) Трестман

В этот день выходцы из Эфиопии вышли на улицы, чтобы выразить протест против произвола полиции по отношению к солдату-эфиопу, по отношению ко всем противоправным действиям. Дорога из Иерусалима в Тель-Авив оказалась перекрыта. А столица, золотой Иерусалим, роскошно сияла в лучах нежаркого и прозрачного солнца. Сияла нежно. Сияла властно. Мост Калатравы, — как случайно забежавшая в старую восточную лавку фигуристка, — прорезал стопку слепленных из иерусалимского камня домов бело-голубым легким конькобежным росчерком.

Люди в черных сюртуках и широкополых шляпах танцующим шагом плыли по мостовым. Я думала о своем собеседнике (к нему я ехала). Его книги охватывают еврейский мир мифологически — и лирически. Здесь история и выдумки, притча и поэзия. Злая поучительная фантазия "Голем". Современная абсурдистская поэма про Эстер.

"Иов", поле стихов юности — зрелости "Перешедший реку", опыт новой израильской биографии "Большая история маленькой страны". Дом наш — мал. Зато беды и смута неисчислимы…

Маленький кабинет в офисе партии "Наш дом — Израиль". Стол, два стула, все стеллажи заняты книгами. Всюду книги. Будто Нестор из былого ведет здесь свою летопись. Не забыл русский, выучил иврит — и скрипит себе пером. В этой комнате долго работал сотрудник пресс-группы НДИ ("Наш дом — Израиль"), писатель, академик Международной академии наук, технологий, образования и искусства (Калифорния, ЮНЕСКО) Григорий Трестман. Здесь шла внешняя, служебная его жизнь. Сюда звонили по работе (и не только) многие и многие люди. Сразу после последних выборов глава партии, бывший министр иностранных дел (до выборов он занимал этот пост) Авигдор Либерман уволил всю пресс-группу. Видимо, иссякли средства на ее оплату.

Мы сидим в комнате-наперстке, среди книг. Григорий Трестман пришел в это здание по каким-то делам — и мы назначили здесь встречу.

Я хочу поговорить и о политике, и о литературе. Хотя, казалось бы, это практически невозможно соединить.

— Скажи, пожалуйста, доволен ли ты результатами этих выборов?

— Безусловно, нет. Речь идет не обо мне, не о том, что люди, работавшие в команде, остались без места. Дело в том, что-то, за что боролись, сейчас практически рухнуло. То, чего мы уже добились, теперь под огнем, в опасности. Почти был решен вопрос о том, чтобы пожилые репатрианты получали около шести тысяч шекелей в месяц. На такие деньги уже можно жить. Еще, например, шла речь о том, чтобы у граждан были равные обязанности и равные права. У нас еврейское государство — но оно также и демократическое, и надо, чтобы, наряду с одинаковыми правами, были и одинаковые обязанности. Программа НДИ достаточно обширная, всего в одном интервью не перечислишь. Сейчас, после выборов, рулят религиозные ребята, и опять выходит так, что можно иметь все права — и не служить в армии. На ешивы уже выделены огромные средства — и это в ущерб другим важным вещам.

— …Я тебя перебью… Задам так вопрос: если знаменитая актриса Камерного театра Анат Ваксман позволила себе высказывания по поводу наших избирателей, их интеллекта и предпочтений, она враг? Ее надо лишать гражданских прав? Надо призывать бойкотировать спектакли с ее участием? Кричать о том, что она — позор нации?

— Я, к сожалению, не очень знаком с госпожой Ваксман и ее творчеством, но совершенно не согласен с тем, что за высказывания надо лишать прав. Это все равно что срывать спектакли, если их участники имеют свое мнение. Противоправными действиями я считаю оскорбление флага, гимна и других атрибутов государства, терроризм во всех его проявлениях. А цивилизованные методы борьбы и пропаганды: высказывания, критика в печати, митинги в установленных масштабах, — разрешены. Так же, как должна быть разрешена негативная реакция на высказывания г-жи Ваксман.

— А еще ответь мне на такой вопрос: недавно в главном современном дискуссионном пространстве, в "Фейсбуке", был рассказ о том, как религиозная дама пришла на урок по поводу традиций в школу и напрямик спросила, кто здесь не еврей. Предположила, что есть и "скрытые", замаскированные неевреи… Это уж очень мне напоминает старые недобрые времена Третьего рейха…

— Ну уж рейха… Безусловно, это недопустимо, вредно и преступно! Такие разговоры следует пресекать, как и любую провокацию.

— Но наш премьер-министр так, наверняка, не считает. Все хорошо помнят, как он чуть ли не лично призывал каждого избирателя идти голосовать, одним из аргументов был просто анекдотический: арабы идут и едут на выборы массово, спешите, иначе… А ведь он премьер-министр не только продавцов базара Кармель, но и всего народа, всех граждан страны. Евреев, неевреев…

— Биби готов на все, чтобы удержаться на месте премьера. С ним все понятно. Вопрос в другом: почему народ, зная, что слова и обещания Нетаньяху абсолютно несостоятельны (а он это постоянно демонстрировал), опять проголосовал за него?

— Боялся перемен? Но лозунги премьера очень изменились…

— Да, я лично помню, как он клялся не отдавать Хеврон. И благополучно его отдал. Были и другие его клятвы (имя им — легион), от которых он легко отрекся. Боюсь, что с таким народом Биби будет править столько, сколько обещаний он нарушил…

— Не дай Бог…

— Не дай…

— А лидер НДИ, Авигдор Либерман, изменился?

— Конечно. Хотя он сильный и целеустремленный человек. Он может держать удар. И если его даже ударят сзади, он встанет и пойдет тем же маршрутом. Тем более, что он стал мудрее, осторожнее. Просчитывает все варианты.

— Сейчас, когда идет дележ портфелей (а это и есть главная цель, правда?), мне очень страшно подумать, кто станет нашим министром культуры. Ну, конечно, это не будет умный и тонкий человек с прогрессивными взглядами. Я молюсь, чтобы это был человек, прочитавший хотя бы несколько книг. После Ариэля Шарона у нас нет истинных любителей искусства в правительствах.

— Вряд ли прочитанные книги могут изменить менталитет политика. Политик социально ориентирован. Для того чтобы добиться цели, он на каждом этапе своей карьеры вынужден освобождаться от лишних качеств. А это, наряду со щедростью, добротой и совестью, именно те качества, которые выбиты на божественных скрижалях. Тот же Шарон, несмотря на прочитанные книги, без всяких сомнений угробил сотни еврейских судеб из Гуш-Катифа, когда предпринял план размежевания. Шарон-премьер убил Шарона-генерала.

Тем не менее, израильская культура развивается и будет развиваться. Но не благодаря премьер-министрам и министрам, а вопреки им. Те, кто стоит у руля, меньше всего занимаются культурой. И если культура выживет — а она должна выжить! — она еще призовет к ответу тех, кто ее убивал. Ты часто повторяешь: "правые", "левые". И те, и другие нынче отличаются разве что названием. Склоки их уравнивают. Агрессия соединяет. И "чума на оба ваших дома", как говорил Шекспир. Надо быть нормальным. Льщу себя надеждой, что я — нормальный.

— Правда ли, что ты долгое время был "серым кардиналом" Либермана? Что многие его шокирующие высказывания, идеи, реплики вдохновлены тобой?

— Полагаю, у Либермана были более соблазнительные субъекты для вдохновения. Впрочем, если вдруг у него возникнет нужда в моем мнении, он меня с этим мнением познакомит…

— Как, по-твоему, будет ли Авигдор Либерман премьером? В каком случае это возможно?

— Это зависит не только и не столько от Либермана, сколько от избирателей. А вот убедить их, чтобы они проголосовал именно за Либермана — задача Либермана. Справится он с этой задачей или нет — мы скоро увидим.

Но вообще, если говорить об избирателях, увы и ах, вынужден констатировать, что далеко не все они понимают, за кого голосуют. Создается впечатление, что вместо ушей у них радио, вместо глаз — телевизор, а вместо мозгов — штампованные мифы.

— Почему НДИ потеряла голоса?

— Подоспел "полицейский скандал". Старые элиты предприняли атаку на НДИ. Объединились представители полиции, многие журналисты и часть полицейского истеблишмента. Они подумали, что таким образом можно партию и ее лидера уничтожить. Вспомни, с момента создания НДИ, не было выборов без полицейских наездов.

Семнадцать лет часть израильской Фемиды искала компромат на Либермана, на это были истрачены огромные средства, следователи объездили кучу стран, а когда все это дело лопнуло, взялись за окружение Либермана. К Либерману можно относиться как угодно, но последнее дело, развязанное полицией, явно продиктовано криминальным мышлением. Я сам могу свидетельствовать, какими подлыми приемами пользовались следователи. Меня вызывали на допросы, где меня запугивали, говорили, что меня сегодня же посадят в тюрьму, если я не сдам Либермана, перед моим носом размахивали кулаками. Более того, подвергли многочасовым унизительным допросам мою семью, хотя ни моя жена, ни моя дочь вообще с Либерманом не общались. А частые случаи избиения отдельными полицейскими неповинных стариков, на которых тут же заводились дела, будто бы сами старики нападали на полицейских. Стыдно за такую полицию.

— Эта партия восстанет из пепла?

— Ей не надо восставать из пепла. Она жива. В условиях такой мощной промывки мозгов (газетами, радио и ТВ) набрать шесть мандатов — это победа.

— Кто реально стоит за спиной Нетаньяху? Кто дает ему советы?

— У меня такое впечатление, что у него два советчика: один — умный, второй — дурак, и Биби слушает обоих, хотя предпочтение отдает второму. Уж больно его поступки напоминают хамелеона, который устроился работать флюгером. Но я бы пожелал Биби советоваться с его собственной книгой "Место под солнцем". Не следует поступать вопреки слову, подписанному тобой же.

— Ты занимаешься литературой…

— …пишу, это да, а вот занимаюсь ли…

— Знаменитая Майя Каганская, масштабная и принципиальная, сказала, что написанное тобой уже стало великой страницей еврейской культуры и что ты сказал о евреях много истинного. Что это явление и подвиг…

— Майя Каганская была исполинской личностью. Еврейской Анной Ахматовой и Бяликом в одном лице. Мне лестны ее слова. Но дело не только в евреях. Еврейская история — сфокусированная история мира. Литература же уязвима. Иделогия ее стремится поработить, с музыкой, которая свободна от слов, это сложнее сделать. Иногда литература бывает талантлива несмотря на идеологизированность. Иногда идеологизированность все перекрывает. Литература пользуется словами. И люди дают словам собственные трактовки. И чем дальше идет жизнь, тем более произвольный вид обретают эти трактовки. Литературе нужен и совестливый писатель, и талантливый читатель. Отсутствие любого из них литературу убивает.

— Какая она, еврейская, израильская литература сегодня? Что с ней происходит?

-Я бы не взял на себя смелость говорить о еврейской литературе. Тем более, о литературе Израиля. Я не знаю иврита, и судить о созданных здесь произведениях мне трудно. Поначалу, когда приехал, заняться языком мешала необходимость кормить семью, потом моя работа была связана исключительно с русскоговорящими людьми… Меня интересует в Израиле литература, написанная на русском. У нас создалась уникальная ситуация. В маленькую страну приехал миллион. Среди приехавших огромное количество пишущих. Стихи, романы, пьесы. Мы последние могикане на этой земле, желающие выразить себя по-русски. И имеем колоссальную возможность выносить, выпестовать из себя тот шедевр, который нас оставит в истории. Мы обладаем некой массой, которая может стать "критической": из пишущих по-русски в Израиле кто-то наверняка войдет в сонм мировых великих авторов.

У нас есть литературное пространство, существует литературный процесс. Думаю, осталось недолго ждать того, кто наиболее мощно выразит время, жизнь и душу этого периода.

— Ты думаешь, что этот человек уже пишет?

— Думаю, он уже родился…

— А что, партия понесла серьезные потери? Пошатнулось ее положение среди избирателей?

— Партии как люди. Они тоже рождаются, живут и умирают. Как все на земле. Вот, к примеру, "Исраэль ба-алия". Партия естественно возникла — и так же естественно ушла в Лету. В ней были талантливые люди, которые занимались не столько интересами репатриантов, сколько своими амбициями. И всем известно, чем это кончилось. Щаранский "влил" партию в "Ликуд" — и она исчезла. "Исраэль бейтейну" более, чем другие партии, выражает интересы русскоязычных граждан страны. В противном случае, партия просто перестанет существовать.

— Ты — израильтянин? Сын этой страны? Или сын Белоруссии, где родился?

— В моем понимании, я, безусловно, израильтянин. И я эту страну люблю. Люблю настолько сильно, насколько не приемлю изжившую себя, античеловечную бюрократическую систему нашего государства. А если обозначить мое душевное родство — я, скорее, плоть от плоти российской имперской культуры. Я поэт. И это делает меня самим собой. В Минске, кстати, издали моего "Иова". Эта книга уже довольно давно держит первое место по продажам.

— Ты живешь в Нокдиме. Это очень небезопасное место. На дороге были трагичные инциденты, погибли мирные люди. Ты не боишься?

— Какая может быть трусость у поэта, которому 67 лет?!

— Как у тебя с Богом?…

— Я не ортодокс и не атеист. Мои отношения с Богом до сих пор не выяснены. Меня часто обзывают ересиархом! Но и это не так. Я попросту с Богом не знаком. Мы с ним не были представлены друг другу, и поэтому я ничего не ведаю о Его сущности и существовании. Я готов допустить, что он существует. Готов признать, что он идеал во всех смыслах. Абсолют и абсолютный камертон всего. Но я его себе не представляю. Кто это или что это? Закон или личность? Может быть, были допущены неточности в переводе? И мы несем, используем неточные понятия о нем? Мы с ним живем вне друг друга. Но ничего против него я не имею. И хочу надеяться, что это взаимно. У меня, безусловно, есть тоска по диалогу с ним. Диалогу, который будет знаком и откровением. Хотя, может быть, Бог — это только одно из зеркал во вселенской комнате смеха?

Недавно один раввин, кстати, близкий мой друг, сказал, что с моими воззрениями меня в христианстве возвели бы в ранг святых, но в иудаизме я ноль. Насчет христианства сомневаюсь, но насчет иудаизма он прав. Думаю, что я нахожусь даже левее нуля.

— Что ты сейчас пишешь?

— Книгу стихов и повесть. О моей семье, о войне. О Белоруссии. Об отце. О себе. Про поток мыслей, которые передаются виртуально.

— Что читаешь? Что из книг лежит сейчас на твоем рабочем столе?

— Не столько читаю, сколько ищу ту книгу, которая во мне отзовется. Поэтому утром я обнаруживаю у себя в постели десяток-полтора томов, причем художественных меньше, чем философских и исторических.

— А что будет с Украиной? Как мы там себя проявим?

— Как проявим? Был договор, что Россия не помогает Ирану, а мы не помогаем Украине. И тут Путин начал продавать оружие Ирану. А в точности знать ничего нельзя. Ты можешь дать гарантию, что у Израиля нет отношений с Ираном?

— Да нет…

— Ну вот. Мы многого не знаем. Правительства состоят из людей. А от человека можно ждать чего угодно.

Читайте также:

Владимир Бортко: О России и присоединившихся к ней

Израиль роет на Ближнем Востоке яму для США

Земля Обетованная? Да просто военная база США

Десантник Нетаньяху умнее эстета Герцога

Зачем врага Израиля позвали в Белый дом

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Росфинмониторинг нашел множество "офшоров" губернаторов и депутатов
Венесуэла: Мадуро, Кастро и Путин хотят Карибский кризис 2.0
Что мешает Армении стать проамериканской
Армия ДНР сообщила о готовящемся вторжении Украины
Врачам и учителям запретили дареный алкоголь
Национальный соцопрос показал - россияне ждут войны
Росфинмониторинг нашел множество "офшоров" губернаторов и депутатов
Техподдержка Apple может просмотреть экран любого iPhone
Страну ждут новые 90-е и шоковая терапия 2.0?
В соцсетях запретили писать об интимном
Венесуэла: Мадуро, Кастро и Путин хотят Карибский кризис 2.0
Омбудсмен: Жители не могут мешать сдаче квартир онкобольным
СМИ: НАТО выдвинуло России ультиматум, но не знает, как наказывать за его невыполнение
Росфинмониторинг нашел множество "офшоров" губернаторов и депутатов
Венесуэла: Мадуро, Кастро и Путин хотят Карибский кризис 2.0
Десять признаков, которые предупреждают об угрозе диабета
Что мешает Армении стать проамериканской
Зачем читать глянцевые журналы?
Озвучены реальные размеры российских пенсий
Путин ввел новый налог для работающих россиян
Истребители НАТО перехватили Ту-160: в случае войны их бы сбили