Россия возрождает зарубежные базы ВМФ

Россия через несколько лет будет иметь пункты базирования своего ВМФ в Йемене, Сирии и Ливии. Как сообщили в Главном штабе ВМФ, речь идет об острове Сокотра и портах Тартус и Триполи соответственно. Политическое решение по данному вопросу уже принято. Система базирования будет создана для отражения существующих и потенциальных угроз безопасности России еще "на дальних подступах".

Во времена СССР советский флот имел несколько таких мест базирования: Камрань (Вьетнам), остров Сокотра (Йемен) и Тартус (Сирия). После 1991 года наш флот фактически все их покинул. Остался только Тартус - правда, в чисто номинальном виде. Каждые восемь месяцев, сменяя друг друга, сюда приходила плавучая мастерская Черноморского флота. Возрождение базы, а точнее, пункта материально-технического обеспечения началось только в прошлом году.

Читайте: "Адмирал Чабаненко" прошёл обкатку .

По условиям соглашения о базе в Камрани, заключенного между Москвой и Ханоем в 1981 году, флот получил в аренду два мощных причала для кораблей и подлодок, около 30 береговых складских помещений с полной инфраструктурой жизнеобеспечения и взлетно-посадочную полосу для любых типов самолетов. Камрань играла ключевую роль в планах российского ВМФ, поскольку только она обеспечивала возможность присутствия российских боевых кораблей в Индийском океане. Ежегодная арендная плата составляла 300 миллионов долларов.

Что касается йеменского острова Сокотра, то он стал постоянным местом базирования 8-й (Индийской) оперативной эскадры ВМФ СССР в 1971 году в связи с конфликтом между Индией и Пакистаном. Тогда эскадра в составе группы подводных лодок и надводных кораблей была направлена в Аравийское море с целью демонстрации присутствия и наблюдения за развитием событий в его акватории, а также в зоне Персидского залива.

Пункт материально-технического обеспечения в Тартусе на сегодняшний день - единственная опорная точка ВМФ России в Средиземноморье. Он создавался в 80-х годах прошлого века для ремонта и снабжения кораблей 5-й оперативной эскадры ВМФ СССР. Пункт состоит из трех плавпричалов, плавмастерской, хранилищ и различных хозяйственных объектов.

Насколько остро стоял вопрос с базированием сил флота - можно судить по обстановке, которая складывалась в прежние годы. В ходе Карибского кризиса 1962 года советское руководство наглядно убедилось, насколько далеко оно от возможности реализации своих военно-политических целей. Однако уже в 1963 году советский ВМФ имел в своем составе достаточно кораблей и самолетов, чтобы установить в морях и океанах практически глобальное присутствие.

Читайте: Российские корабли довели никарагуанских "контрас" до истерики .

Военно-морской флот, развернув свои силы в Мировом океане, крайне нуждался в базах и пунктах маневренного базирования. В первую очередь разрабатывались различные планы с использованием аэродромов и инфраструктуры дружественных государств. Однако этого было явно недостаточно. Существовали даже замыслы создания искусственных островов, где можно было бы размещать пункты базирования и тылового обеспечения.

На основе межправительственных соглашений были усовершенствованы действующие пункты материально-технического обеспечения или развернуты новые. В разные времена это были: Дахлак (Эфиопия), Сокотра и Аден (Йемен), Камрань (Вьетнам), Луанда (Ангола), Конакри (Гвинея), Латакия и Тартус (Сирия), Сплит и Тиват (Югославия), Александрия и Мерса-Матрух (Египет), Триполи и Тобрук (Ливия), Бизерта и Сфакс (Тунис).

Впервые крупные мероприятия по усилению сил флота в Средиземном море с базированием в портах Албании были спланированы еще в 1961 году. Однако советско-албанские отношения в этот период обострились, и пришлось все корабли срочно выводить из портов страны.

К вопросу постоянного присутствия ВМФ СССР в этом регионе вернулись в 1967 году, когда была сформирована 5-я оперативная эскадра кораблей ВМФ с дислокацией в Средиземном море. На первом этапе пунктами базирования эскадры были египетские Порт-Саид и Александрия, а также сирийские Тартус и Латакия. В отдельные периоды количество кораблей 5-й оперативной эскадры, находящихся в Средиземном море, доходило до 80 единиц.

Тем не менее, собственная система базирования как таковая отсутствовала. Советский ВМФ не имел собственных баз в Средиземном море, тем более их не было в Индийском океане. В связи с этим в 1968 году там была проведена экспедиция "Прилив-2". В экспедиции принимали участие подводные лодки Северного флота Б-95 и Б-98. Эксперимент с подводными лодками занял 22 месяца с трехмесячным межпоходовым ремонтом во Владивостоке. Лодки прошли 35 тысяч миль. В тяжелейших тропических условиях успешно выполнили поставленные задачи и возвратились в Полярный.

Атлантический океан для советского Военно-морского флота с середины 60-х до середины 80-х гг. был вторым домом для боевых кораблей Северного и Балтийского флотов. В 70-х гг. они 29 раз совершали походы только к Кубе с заходами в Гавану и Сьенфуэгос. Отрабатывались действия даже в Мексиканском заливе. Почти в половине всех походов в составе отрядов действовали 1-2 подводные лодки. Средняя продолжительность пребывания в Карибском бассейне составляла 40 суток, самым длительным был поход в 91 сутки.

Однако с базами на Атлантике тоже было весьма трудно. В кубинском порту Сьенфуэгос советскому ВМФ был выделен причальный фронт, где были сосредоточенынеобходимые запасы материальных средств. Туда же удалось перебазировать плавмастерские. В порту Конакри (Гвинея) существовал пункт материально-технического обеспечения (ПМТО), поддерживаемый силами судов обеспечения Северного флота. В Южной Атлантике советские военные корабли использовали в качестве основного пункта базирования Луанду (Ангола). К сожалению, всё это было утрачено.

Но безвыходных ситуаций не бывает. Для тылового обеспечения кораблей советского ВМФ непосредственно в океанской зоне была создана специальная система, основу которой составлял так называемый маневренный тыл, организационно включавший дивизионы эскадренных судов снабжения, дивизионы судов хранения и дивизионы судов технического обеспечения. Такое решение проблем тылового обеспечения сил флота позволило советским кораблям надолго отрываться от баз, месяцами находиться в море, получая там все необходимое для поддержания постоянной боевой готовности. Своеобразный тыл развивался достаточно быстро.

В советском ВМФ было нормой, когда в течение года на боевой службе постоянно находилось до 45 подводных лодок, свыше 60 надводных кораблей, 40 вспомогательных судов. Авиация флотов для решения задач боевой службы ежегодно совершала более 2500 вылетов. Боевую службу на десантных кораблях в Атлантике, Средиземном море, Индийском океане постоянно несли и подразделения морской пехоты. Морские разведывательные и противолодочные самолеты регулярно совершали посадки на Кубе, во Вьетнаме, Ливии и Сирии.

Базируясь в йеменском Адене, самолеты советской морской авиации могли достигать такой удаленной точки к юго-востоку, как база США Диего-Гарсия. В той же вьетнамской Камрани постоянно присутствовало 20-25 кораблей и судов ВМФ, около 40 истребителей, ракетоносцев, противолодочных и разведывательных самолетов. Все это при необходимости могло создать реальную угрозу недружественным флотам других стран - от Гонконга до Малайзии.

Сейчас рост российского присутствия в различных точках Мирового океана пока носит временный и случайный характер. Появились пираты у побережья Сомали, и наши корабли идут туда на помощь. Нас пригласили в Венесуэлу - пока без всякой надежды на длительное присутствие. Даже о Сирии и Йемене говорят очень осторожно, да и то как о пунктах материально-технического обеспечения. А полноценные зарубежные военные базы - удовольствие дорогое.

Но если Россия хочет быть по-настоящему мировой державой, то ей необходимо иметь военные базы за рубежом. У России в  этом есть конкретные политические интересы. В случае Сокотры - это борьба с сомалийскими пиратами. Камрань - защита наших нефтепромыслов. Тартус - контроль за самым оживленным судоходным маршрутом.

Трудно сказать, сколько времени понадобится для создания пунктов базирования нашего флота в этих странах. Но если мы это не сделаем, мы потеряем больше, чем затратим. Регулярное присутствия нашего ВМФ в удаленных морских районах для защиты национальных интересов России - это геополитическая необходимость, которая будет стоять перед нами и через 10, и через 20 лет.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Из речи ямальского школьника в бундестаге вырезали "самое важное"
Австралиец неизвестного пола перевернул историю человечества
СМИ: как ЦРУ изощренно убивает мировых лидеров
На крыльях смерти: от самых аварийных самолетов уже не отказаться
Опубликовано видео побега солдата КНДР от Ким Чен Ына
Опубликовано видео побега солдата КНДР от Ким Чен Ына
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Французский пшик: откуда взялась "радиация" на Урале
Дмитрий Хворостовский умер от рака в Лондоне
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Экс-премьер Украины: на Майдане и в Одессе убивали грузины
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
Те же и Израиль: США готовят второй акт войны в Сирии
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России
На крыльях смерти: от самых аварийных самолетов уже не отказаться
Казни русских солдат получают высшие премии Запада и России