Яков Кедми: Россия стала постоянным фактором на Ближнем Востоке

Что ожидает Сирию в наступившем году? Кто займется восстановлением этой страны и какая роль в данном процессе будет отведена России? На вопросы обозревателя Pravda.Ru Любови Степушовой отвечает израильский аналитик, бывший руководитель израильской спецслужбы "Натив" Яков Кедми.

Что будет происходить в Сирии в наступившем году?

— Надо понимать две вещи. Первая: Россия превратилась в постоянный фактор на Ближнем Востоке. В момент, когда начался ввод российского контингента в Сирию, не все понимали, что Россия пришла на Ближний Восток не столько для того, чтобы помочь режиму Асада. Хотя в глубине души уже и тогда таилось осознание, что без России стабилизировать этот район невозможно. А если он будет дестабилизирован, то это несет огромные угрозы, в том числе Российской Федерации.

В итоге случилось то, что случилось: Россия стала постоянным фактором на Ближнем Востоке. Не таким, как Советский Союз, она преследует в регионе совершенно другие цели, использует совершенно другие подходы. И превращается в один из самых стабилизирующих факторов вообще всей ситуации на Ближнем Востоке. С кем ведутся переговоры по Сирии? С Ираном и Турцией — двумя основными странами в регионе. Пока в процессах на Ближнем Востоке, в основном из-за Ирана, не участвует Саудовская Аравия и страны Персидского залива, но это временное явление. С Россией же они говорят. То есть Россия сегодня добилась исключительного результата, какого у нее никогда не было.

Нет ни одной страны на Ближнем Востоке, с которой у России сложились бы напряженные отношения. Она может говорить с Египтом, Израилем, Саудовской Аравией, с государствами Залива, Ираком, Турцией, Сирией, Ираном — со всеми. Несмотря на то, что есть определенные разногласия с тем же Ираном или Турцией. Турция вообще член НАТО, а с кем из членов НАТО у России могут быть нормальные отношения?

Ближний Восток благодаря этому в наступившем году станет намного стабильнее. И второе: по крайней мере на территории Сирии будет покончено со всеми террористическими организациями. Это не уберет разногласия, противоречия на Ближнем Востоке и в Сирии в частности, но террористических организаций, кроме как в Турции, в этом регионе не будет.

— То есть, тех, кто не сложит оружие, и не перейдет на "политический фронт", попросту уничтожат?

— Те, кто не сложит оружие, исчезнут с Ближнего Востока — или будут уничтожены, или они покинут Ближний Восток. Но проблема будущего Сирии не исчезнет, потому что Сирия очень сложное государство. Это разноплеменное, разнородовое, разноконфессионное государство с очень большой дисперсией, колоссальной коррупцией, которая сегодня еще больше, чем она была до начала гражданской войны. Это страна с разного рода вооруженными кланами. Как Турция, так и Сирия рано или поздно выйдут из кризиса. Я думаю, что это произойдет при еще некоторых внутренних кризисах и со сменой власти, но присутствие России и то, что сегодня все заинтересованы в стабильной Сирии, поможет ей остаться единым государством.

— Вы сказали "все заинтересованы", даже Саудовская Аравия заинтересована в стабильности Сирии?

— С того момента, когда придет к концу попытка силовым путем что-то решить в Сирии, не останется другого выхода. Ликвидация террористических организаций в Идлибе или их уход, или их переход из военных структур в политические положит конец гражданской войне. Политические перемены будут и в Турции, и в Иране, но все это будет происходить в цивилизованных рамках.

— В конце концов, в Ливане же нашли какой-то выход, после 25 лет гражданской войны…

— Ливан в этом отношении не показателен. Потому что-то же, что будет в Турции, будет и в Ливане. И то, что будет в Сирии, будет в Ливане. Французы отделили Ливан от Сирии, но по сути они неразделимы, и поэтому всегда то, что происходило в Ливане, определяла Сирия, и если там возникали проблемы, их решала Сирия. Французы, американцы, Израиль — все мы обожглись в Ливане. И куда потом обратились? В Дамаск, который и навел порядок.

Поэтому все, что касается Ливана, будет определять в первую очередь Сирия. Но это уже будет другая Сирия, единая, более сложная, но не менее авторитарная, потому что по-иному в этом регионе управлять невозможно. Сирия уже с другой армией, уже не такой сильной, какой она была прежде. Такой, какой мы ее знали, она уже не станет в обозримом будущем.

— Россия будет предлагать какие-то свои решения сирийской проблемы или отдаст все на откуп сирийцам?

— На основании того, что происходило и происходит на в постсоветском пространстве, я прихожу к выводу, что государственные и другие структуры России не готовы разруливать ситуации в других странах. Поэтому Россия не будет рулить и ситуацией в Сирии, она будет попытаться сделать так, чтобы, во-первых, любое развитие событий там не повредило российским глобальным интересам, из-за которых она находится в Сирии. И во-вторых, чтобы любые эксцессы не вывели ситуацию из уравновешенного состояния. А дальше Россия попытается установить нормальные отношения со всеми политическими, национальными, религиозными структурами в Сирии.

У нынешнего российского руководства нет экспансионистских намерений. Россия, в отличие от Соединенных Штатов, не хочет предписывать, кому как жить. Путин понимает, что это невозможно на долгосрочный период времени. Можно постараться не дать развиваться ситуации в антироссийском направлении.

— А кто будет восстанавливать Сирию?

— В первую очередь, Китай, Турция, Иран, а потом и Саудовская Аравия. А Россия будет впереди всех: "право первой брачной ночи" Сирия предоставит России во всех областях сирийской экономики. А дальше уже она сама будет решать, на что у нее хватает сил, что входит в ее интересы.

— Запад будет допущен к этому процессу?

— Конечно, будут допущены все, кто захочет, несмотря на все крики в американском сенате. И здесь кроется не только чисто экономический момент. Есть и еще не менее важный — возвращение беженцев. Нет возможности решить проблему беженцев без того, чтобы вернуть их туда, откуда они пришли. Турция не заинтересована переваривать сирийских беженцев, Иордания тоже, как и Европа.

Беседовала Любовь Люлько,

Подготовил к печати Сергей Валентинов

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Яков Кедми об убийстве российского посла в Турции и терактах в Европе
Комментарии
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
1 мая решится судьба антироссийских санкций
Завидуй, провинция: московские учителя получают 100-тысячные зарплаты
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Мнение: Россия получила преимущество после удара США по Сирии
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Блокировка Telegram как провокация против России
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу