Война в Сирии: России предлагают большой торг

Судя по событиям последних дней, США и их союзники в арабском мире предлагают России "большую сделку": обмен Асада на расширение сотрудничества с богатыми странами Залива. Следует ли Москве серьезно рассматривать такое предложение? Об этом рассуждает обозреватель рубрики "Мир" Pravda.Ru.

Только что в Лондоне прозападная сирийская оппозиция (Высший комитет по переговорам, ВПК) презентовала новый план урегулирования конфликта, длящегося уже более пяти лет. Суть его сводится к непременному уходу президента Башара Асада в рамках реализации формулы, выработанной на первой конференции в Женеве в 2012 году (так называемой "Женеве-1").

По замыслу ВПК, пользующегося поддержкой США и Саудовской Аравии, Асад обязательно должен принять участие в новых переговорах, итогом которых станут его окончательное отстранение от власти и запрет на участие в политической жизни государства (в частности, в переходном правительстве и в последующих выборах). Таким образом, можно констатировать, что формально "не примиримые" пошли на уступку: до сих пор они наотрез отказывались садиться с Асадом за стол переговоров. Но при этом их цель остается неизменной: вычеркнуть действующего президента из будущего Сирии.

Именно этот пункт был и остается (пока) неприемлемым для Москвы. Ее позиция, также базирующаяся на решениях "Женевы-1", предусматривает, что и переговоры всех участников внутрисирийского конфликта, и формирование переходного органа власти, и дальнейшие выборы — все это должно проходить при участии Асада.

На первый взгляд, нынешний демарш ВПК лишен смысла: в Лондоне в очередной раз прозвучало предложение, пусть и немного измененное, но по-прежнему обреченное на негативный ответ Москвы (а также, что само собой разумеется, Тегерана и Дамаска).

Но тем не менее следует обратить более пристальное внимание на те условия, в которых было сделано заявление ВПК.

Во-первых, буквально накануне были подписаны соглашения о военном сотрудничестве между Россией и двумя "нефтяными монархиями" Залива — Бахрейном и Катаром. Причем Бахрейн демонстрирует намерения развивать сотрудничество с РФ и в целом ряде других направлений, а президент Путин назвал эту страну "новой опорой" России на Ближнем Востоке.

Во-вторых, чуть ранее в Китае Россия и Саудовская Аравия пришли к долгожданному соглашению о взаимодействии в вопросах нефтедобычи и, в конечном итоге, регулирования цен на нефть.

Эти два обстоятельства заставляют думать о том, что Эр-Рияд и его соратники по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), грубо говоря, предлагают Москве обменять Асада на выгодные контракты, инвестиции и совместное повышение нефтяных цен. Это, так сказать, "пряник".

Одновременно нам показывают и "кнут" — тот самый "план Б", о котором говорили и госсекретарь Керри, и его саудовский коллега Аль-Джубейр. Речь идет об активизации боевых действий американской коалиции в Сирии и о начале активных наземных операций с участием, в том числе, саудовских солдат, — без оглядки на российские силы в Сирии. Аль-Джубейр повторил этот тезис в Лондоне в тот же день, когда ВПК обнародовала свою инициативу.

Как ни относиться к боеспособности саудовской армии, появление ее частей на поле боя в САР создаст России множество сложных проблем и во всяком случае наверняка поставит жирный крест на перспективах согласованных действий на нефтяном рынке, не говоря уж об инвестициях и прочем.

При этом чрезвычайно показательно, что днем ранее Турция заявила о готовности начать совместное с США (и коалицией) наступление на Ракку — оплот ИГ ("Исламское государство", организация запрещена в России). Видимо, по умолчанию предполагается, что американцы могут дать свое согласие на идею Анкары в случае, если Россия отвергнет предложения прозападной сирийской оппозиции.

Если это произойдет, то, по задумке авторов "плана Б", Россия рискует оказаться в весьма невыгодном положении: "цепляясь за Асада", она отдаст инициативу борьбы против ИГ США, Турции и Саудовской Аравии, которые (как они наверняка не сомневаются) и получат лавры победителей. После чего судьбу Асада и Сирии в целом будут решать только они. Россия же останется ни с чем, потеряв перспективы выгодного сотрудничества с арабскими странами Залива.

По сути, во всем этом нет ничего нового. "Асад в обмен на доступ к потенциалу Залива", — эта формула уже давно лежит в основании политики саудовцев и их региональных сюзников.

Но чем же им так насолил Асад? Ответ прост — пять лет назад, непосредственно перед началом гражданской войны, перед лицом угроз "арабской весны" сирийский президент сделал ставку на союз с Ираном, а не с Саудовской Аравией и Турцией. Почему таким был его выбор — сейчас уже неважно. Но именно этого ему не могут простить в Эр-Рияде.

Поэтому, по большому счету, настоящим противником саудовцев в Сирии, как и на всем Ближнем Востоке, является не Москва, а Тегеран. Падение Асада, по их убеждению, остановит "иранскую экспансию", позволит создать в Сирии прочный антииранский заслон. И от Москвы в реальности хотят добиться отказа от российско-иранского регионального партнерства, памятуя неоднократные заявления МИД РФ: мы не цепляемся за Асада как такового; мы — за соблюдение всех юридических норм и проведение последовательного политического процесса, которые не позволяют выкинуть действующего президента за рамки урегулирования, ибо такой шаг приведет не к стабилизации, а к затягиванию войны.

Поэтому вышеприведенную формулу отказа от Асада можно интерпретировать и как предложение компенсировать России те потери, которые она неизбежно понесет из-за разрыва с Ираном, столь желанного для арабов Залива.

Но если посмотреть на ситуацию с этой крайне прагматичной (если не циничной) точки зрения (на мой взгляд, вполне уместной в современных международных отношениях), то придется констатировать, что ни "пряник", ни "кнут" пока недостаточно убедительны.

Во-первых, восполнить потерю Ирана как союзника и неизбежный переход его в разряд противников одними обещаниями многомиллиардных контрактов и инвестиций невозможно. Даже если все эти контракты и инвестиции будут реальными (в чем приходится сомневаться), появление на наших южных рубежах недружественной Исламской республики, с ракетным оружием и потенциалом создания атомной бомбы, может быть компенсировано только надежными стратегическими позициями в Заливе. Говоря дипломатическим языком, ССАГПЗ нужно принять российскую инициативу по безопасности в регионе. Пока они на это не согласны.

Во-вторых (что касается "кнута"), представляется, что время для реализации "плана Б" почти ушло: США не пойдут на массированную наземную кампанию в Сирии в момент президентских выборов. Конечно, от лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы можно ожидать многого, особенно после тех унижений, которым он был подвергнут в Китае, но начинать масштабную войну с угрозой прямого столкновения с Россией он вряд ли станет. Максимум, на что он может пойти, — это наращивание авиационной поддержки турецким и саудовским войскам. Однако это наверняка не обеспечит им быстрой победы в Ракке, но зато на порядок усложнит ситуацию.

Единственное, что могло бы сработать, — это договоренность с ИГ (через те же Анкару и Эр-Рияд), чтобы его боевики сдали свою "столицу". Этот фокус турки уже провернули на севере Сирии, за несколько часов и без потерь заняв Джарабулус, за который до этого шли кровопролитные бои.

Но такая комбинация слишком рискована: последствия возможной "утечки" поистине непредсказуемы, особенно для Хиллари Клинтон, стремящейся унаследовать Овальный кабинет своего однопартийца Барака Обамы.

Таким образом, создается впечатление, что России не следует торопиться; благоразумнее подождать, пока ее партнеры смогут более ответственно подойти к вопросу и сделать действительно серьезные предложения.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Саудовская Аравия начала "войну против всех"?
Комментарии
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Новую школу в Севастополе оценил президент России
Немцы потребовали главу МИДа объясниться о долгих разговорах с Путиным
Ученые: на Землю летит гигантский астероид
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Выяснено: почему Россия отдала Казахстану озеро на границе
Сергей Безруков пополнил базу данных "Миротворца"