Турция стучится в клуб великих держав

Турция пытается стать крупной силой на евразийском пространстве. Так, ее президент Абдулла Гюль предложил послать турецких полицейских для обеспечения безопасности в Киргизии. Турция выдвигала инициативы по Ирану, Палестине, газопроводам "Южный поток" и "Набукко", а также создала союз тюркоязычных стран. Чем вызвана такая активность этой страны?

Турция, похоже, хочет стать большим игроком в среднеазиатском регионе. Выступая на саммите Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), президент страны Абдулла Гюль выразил готовность направить турецких полицейских в Киргизию.

"Наряду с двусторонними контактами (Анкара — Бишкек) мы готовы поддержать развертывание программы по осуществлению общей инициативы в области безопасности в Киргизии, направив своих собственных опытных полицейских работников", — сказал Гюль. По его словам, турецкие полицейские могут посодействовать нормализации обстановки в республике, которая оставляет желать лучшего уже более полугода.

На первый взгляд, все выглядит как обычная миротворческая инициатива. Но если присмотреться поближе — в словах Гюля можно углядеть большую геополитику. В последнее время Турция вела себя активно на многих направлениях. В первую очередь, в бывших тюркоязычных республиках СССР.

Минувшей осенью в Стамбуле прошла встреча президентов Турции, Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Туркмении. По ее итогам было принято решение о создании новой международной организации — Совета сотрудничества тюркоязычных стран. Секретариат данной организации располагается в Стамбуле, а возглавляет новый орган бывший посол Турции в России Халил Акынчи. Официальный язык у Совета один — турецкий.

Формально организация призвана укреплять политическое, экономическое и культурное сотрудничество между тюркоязычными странами и народами. Однако кто в этой организации собирается играть первую скрипку — ответ очевиден. И инициативу Гюля послать турецких полицейских в Киргизию вполне можно рассматривать как помощь братскому, близкому по языку киргизскому народу.

В последнее время турецкая внешняя политика отличается заметной активностью. У Турции давно уже установились особые отношения с Азербайджаном, она всячески поддерживает последний в вопросе о статусе Нагорного Карабаха. Особый интерес для России имеет то, что турки задействованы в конкурирующих между собой газотранспортных проектах — "Южный поток" и "Набукко". В общем, Турция превратилась в важного игрока на мировом энергетическом рынке, хотя больших собственных запасов нефти и газа у нее нет.

Фото: AP

Турецкие власти (вместе с Бразилией) весной предложили компромиссный вариант решения проблемы ядерной программы Ирана, предполагающий обмен низкообогащенного урана, произведенного иранцами, на высокообогащенный российский и французский. Последний может использоваться на иранской АЭС в Бушере, но в качестве компонентов для ядерного оружия не годится. Казалось бы, турецкие власти могли праздновать крупную дипломатическую победу. Не вышло: Совбез ООН в июне ввел новые санкции против Ирана.

Читайте также: Турция наступает по всем "фронтам"?

Турция решила активно вмешаться и в палестино-израильский конфликт. В мае по инициативе ее руководства специально созданная "Флотилия свободы" пыталась прорвать израильскую блокаду сектора Газа. Итог печален — девять пропалестинских активистов тогда погибли в стычке с израильским спецназом. Можно также вспомнить попытку решить застарелый спор с Арменией, решить вопрос о вступлении Турции в ЕС.

В общем, турецкая дипломатия трудится в поте лица. И теперь ее взоры обратились к Средней Азии (в данном случае — к Киргизии). Какие цели преследует Турция, развивая подобную активность? Об этом в интервью "Правде.Ру" рассуждает эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко.

— Чем объясняется такая внешнеполитическая активность Турции?

— Следует отметить, что Турция в последние десять лет стала претендовать на большее, чем просто статус региональной державы. Конечно, о глобальном статусе говорить рано, но о каком-то промежуточном между региональным и субконтинентальным — вполне. Турция старается всячески использовать свое выгодное стратегическое положение, играя роль моста между Европой и Азией.

Географический охват турецких интересов огромен. Это и Центральная Азия, о которой применительно к Киргизии говорил президент Гюль. Безусловно, речь идет о Кавказе и Ближнем Востоке, с которыми Турция соседствует. Турки хотят переориентировать на себя все энергетические потоки (прежде всего, газовые), которые идут из Азии в Европу. Сегодня турецкое руководство старается играть роль посредника в переговорах между иранцами и Западом. Они все заметнее в дискуссии по поводу отношений Палестины и Израиля.

Но в Центральной Азии турки еще не столь активны, закрепиться в этом регионе им пока что не хватает сил. И вряд ли инициатива Гюля по направлению турецких полицейских в Киргизию будет реализована на практике.

— Недавно была создана специальная организация тюркоязычных стран. Неужели в Турции популярна идея Великого Турана от Стамбула до Сибири?

— Подобная идея действительно обсуждается в некоторых влиятельных политических кругах страны. Идеологию пантюркизма никто не отменял. Однако в официальной турецкой доктрине об этом не говорится ни слова. Наоборот, прослеживается стремление к мирному урегулированию споров со всеми соседями.

Фото: AP

Надо сказать, что кое-что туркам сделать удалось. Так, отношения с Ираном, бывшие долгое время не самыми лучшими, сегодня нормальные. Того же самого Турция старается сегодня достичь и с Ираком.

Куда более трудные вопросы — нормализация отношений с Арменией (и споры вокруг признания геноцида армян в Османской империи) и греческим Кипром (ввиду того, что Турция против воли греков-киприотов признала Турецкую республику Северного Кипра и фактически оккупировала север острова). Однако даже в этих чувствительных вопросах Турция вроде бы настроена на диалог.

— Связана ли турецкая активность с желанием показать свою значимость Евросоюзу, в двери которого страна безуспешно стучится почти 30 лет?

Конечно, стремление приобрести геополитические очки в глазах европейцев есть. Но власти Турции отчетливо понимают, что членство в ЕС их стране в обозримом будущем не светит. Другое дело, что сотрудничество с Евросоюзом будет развиваться, ибо оно выгодно обеим сторонам. Турция для Европы — рынок сбыта товаров, источник дешевой рабочей силы и энергетический коридор. А ЕС для турок — поставщик высоких технологий и инвестиций в их экономику.

Сегодня Турция проводит многовекторную политику. И стараясь закрепиться в Азии, про Европу она тоже не забывает. А во внутренней турецкой политике о значимости отношений с ЕС говорят даже больше, чем об азиатском направлении.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках, Google+...

Комментарии
Десять признаков, которые предупреждают об угрозе диабета
Что мешает Армении стать проамериканской
Зачем читать глянцевые журналы?
Озвучены реальные размеры российских пенсий
Путин ввел новый налог для работающих россиян
Истребители НАТО перехватили Ту-160: в случае войны их бы сбили
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
Pew Research Center: отношение к Путину и России во всем мире остается негативным
Кудрин предупредил Россию о судьбе СССР
В США назвали "ложью" лазерный комплекс "Пересвет"
Врачам и учителям запретили дареный алкоголь
Собянин познакомил Медведева с "Московской электронной школой"
Украина засекретила походы своих кораблей к Крыму
Венесуэла: Мадуро, Кастро и Путин хотят Карибский кризис 2.0
Озвучены реальные размеры российских пенсий
Венесуэла: Мадуро, Кастро и Путин хотят Карибский кризис 2.0
Национальный соцопрос показал - россияне ждут войны
Армия ДНР сообщила о готовящемся вторжении Украины
Армия ДНР сообщила о готовящемся вторжении Украины
Трампу пригрозили тюрьмой после президентства
Чем для украинцев аукнется очередное прощание Порошенко с русским миром